Экспертное заключение религиоведческой группы Института развития личности РАО


ЭНЦИКЛОПЕДИЯ «НОВЫЕ РЕЛИГИОЗНЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ РОССИИ ДЕСТРУКТИВНОГО, ОККУЛЬТНОГО И НЕОЯЗЫЧЕСКОГО ХАРАКТЕРА»

Том 8. Вторжение религиозных новообразований в систему образования


Вернуться к содержанию энциклопедии

Вернуться к содержанию VIII тома

Вернуться к списку оккультно-религиозных инициатив Талгата Акбашева в педагогике


Экспертное заключение религиоведческой группы Института развития
личности РАО по религиоведческим аспектам содержания материалов
«Программы по формированию детского и молодежного движения
инструкторов Мира, Здоровья и Согласия», осуществляемой ВТК
«Университет Ноосферного Образования» (январь 1997 г.)

Религиоведческий анализ предоставленных для экспертизы материалов концепции, целей и форм деятельности, заявленных в рамках программы «Формирование детского и молодежного движения инструкторов Мира, Здоровья и Согласия» позволяет сделать определенное заключение о том, что в содержании и методах деятельности, осуществляемой по указанной программе усматриваются признаки, характерные для нетрадиционной религиозной организации сциентистской (псевдонаучной) направленности.

В пользу такого вывода говорит и анализ общих мировоззренческих оснований, совокупности взглядов и представлений о мире и человеке, лежащих в основе практических действий авторов и просматриваемых в идеологическом обеспечении программы, и специфические, уже достаточно хорошо известные исследователям нетрадиционных культов и сект, методы работы исполнителей с участниками программы, привлекаемым контингентом детей и взрослых. Эти мировоззренческие представления, методы и приемы вербовки новых членов и расширения своего влияния достаточно проявлены как в практике уже скандально известных сект («Аум Синрике», Белое Братство), так и все еще свободно действующих в стране (организация саентологов, «Свидетели Иеговы», «Церковь Объединения» Муна, «Церковь Христа», и ряд других).

Отмечая определенную неполноту предоставленных для экспертизы материалов, в том числе отсутствие авторских работ авторов Программы, тем не менее ее мировоззренческие основания как формы нетрадиционного религиозного культа выступают вполне очевидно и не вызывают сомнений.

Нетрадиционными квазирелигиозными культами давно освоены внешние признаки и приемы «объективной» научной, легальной педагогической, медицинской деятельности. Для прикрытия и придания авторитета своим инициативам, их продвижения зачастую используются дипломированные специалисты в различных областях знания, вовлеченные в религиозную организацию или находящиеся под ее влиянием. И лишь объективный религиоведческий анализ способен установить действительные мировоззренческие основы данной системы представлений и практики; определить, с феноменом какого рода мы имеем дело.

Ниже мы обозначим ряд признаков, характеризующих деятельность нетрадиционных религиозных организаций сциентистского типа. В существенной части указанные признаки мы находим в содержании рецензируемых материалов.

Предметом религиозного отношения, культа, непререкаемого авторитета здесь выступают сами руководители организации с тем вероучением, взглядами, оценками, которые они представляют последователям. Интерпретации и выводы руководителей, преподаваемые ими «практики» не подлежат критическому анализу, не могут быть исправлены или изменены помимо решения самих руководителей. Например, автор «Педагогики Эволюции» Т.Ф.Акбашев, называемый в материалах ни много ни мало как «Учитель Жизни», наряду с Сократом и Конфуцием, дающий интерпретации «Иерархии Мироздания», структура которой не раскрывается.

Мировоззренческая система культа сциентистского типа носит синкретический (разрозненный) характер, представляет собой произвольный набор логически не связанных идей, имен, оценок. «Учителями Жизни» в Программе в одном ряду заявляются такие различные персонажи, как мифическая фигура Гермеса Трисмегиста, древние философы Лао Цзы, Сократ, Конфуций, деятели «новой религиозности» Шри Ауробиндо, Ошо, Рерихи, классик педагогики Я.А.Коменский, известный Порфирий Иванов, М.Айванхов и тот же Акбашев Т.Ф., вероятно, один из руководителей организации, упоминаемый как автор «Педагогики Эволюции».

Использование авторитета традиционных религий притом, что результаты их деятельности объявляются «несостоятельными», не ведущими к всеобщему процветанию и счастью, как будто бы эти цели действительно провозглашаются в христианстве, исламе, буддизме и т.д. Утверждается, что все существующие религиозные, философские учения, идеологии, доктрины хотя и вполне «хороши», но на самом деле лишь «разделяют людей», «не устраняют зло», и только данная система обладает универсальными возможностями в этом отношении. Можно предвидеть неизбежные конфликты, которые будут возникать при попытках действий секты «от лица и имени» традиционных конфессий, например, в связи с организацией празднования Рождества на территории района и т.п. мероприятиями. Они наверняка вызовут резко негативную реакцию как со стороны иерархии, так и рядовых верующих традиционных конфессий.

Использование терминологии науки, псевдонаучной риторики и фразеологии («онтопсихология», «нейролингвистическое программирование», «оргдеятельностные игры», «валеология» и т.п.) с тем, чтобы замаскировать реализацию по существу конкретных программ религиозной организации нетрадиционного сциентистского типа, сопровождающихся инструктажем и проведением психологической установочной (вероучительной, образовательной), «целительской», медитативной практики, решением организационных задач по формированию структур секты, расширению масштабов деятельности.

Близость мировоззрения и методов работы по Программе тем, которые применяются в известных нетрадиционных культах сциентистской направленности, заимствуются из системы религиозной организации саентологов (учение Рона Хаббарда, вальдорфская педагогика, дианетика и т.п.). При этом надо иметь в виду, что ссылки на эти религиозные системы и практики иностранного происхождения скорее являются более формальными, чем содержательными поскольку в каждой подобной организации формируется (ее руководителями) свой собственный комплекс иррациональных представлений и практик, составляющий собственно специфику данной организации (секты) нетрадиционной религиозности.

Использование произвольно вырванных из культурно-исторического контекста понятий, терминов, фрагментов практик восточных религиозных культов, индуизма, буддизма, даосизма - «карма» и ее «очищение», «энергии инь-янь», «медитации», «обмены энергиями» и т.п. «Пробуждение внутренних сил» в процессе специального массажа, попарно и в группе проводимых физических манипуляций - пассы, прикосновения, «взгляды глаза в глаза», повторение ключевых фраз или бессмысленных выражений помногу раз и т.п. психотехнические приемы и методики.

Использование своего «новояза», совокупности специально выдуманных или заимствованных терминов как «внутреннего языка» организации, содержание которых раскрывается только внутри секты - «мастера», «профи-стар», «дэнс-терапия», «театр духа», «здоровьетворение», «жизнетворение» и т.п.

Исключительно высокая оценка своей деятельности, сверхценное отношение к проповедуемым парадигмам, претензии на глобальный охват и вселенские масштабы - «создание планетарной сети образования ноосферной эпохи» и т.п. Формируется мнение о всеобщей поддержке на самом высоком уровне государственных, научных, международных учреждений идеологии и инициатив организации.

Критическое отношение к рациональным психологическим механизмам, рациональной, вербальной стороне психики, выражающееся в высказываниях типа: «формальное мышление разрушительно», «головное мышление может быть вредным для организма», «слова разрушают возникновение чего-то» и т.п. Критика рационального сознания как «загрязненного» неосознанными, подсознательными негативными установками и должного быть «очищенным» специальными упражнениями.

Самовосхваление руководителями себя, инструкторов, организации в целом для более полного «выделения» секты в сознании новообращенного и «отделения» его от всего постороннего (семьи, близких, привычного окружения) как «плохого», «несовершенного»; сокрытие или искажение рациональных сведений об организаторах, идее движения, истории возникновения, связях. Утверждается, что истинные ценности адепт может найти только здесь, «здесь его дом», «здесь его любят» в результате чего у подростков формируются отрицательные установки в отношении семьи, близких, учителей - «с ними скучно» и т.п.

Этот эффект известен психологам как феномен «снятия ответственности», вызывающий у субъекта ажиотированную «радость» по поводу освобождения от «пут» и обязанностей реальной жизни и погружения в искусственно созданную эмоционально комфортную среду. Результатом таких «занятий» является ослабление волевых качеств, «волевая расслабленность», снижение рациональности и активности (алертности) восприятия, попадание в систему «наркотической эмоциональной зависимости», полное подчинение «духовным руководителям», а в перспективе - глубокие деформации и распад личности. Во всяком случае ни мира ни согласия это в семьи подростков не принесет.

Стремление при вовлечении детей и подростков в организацию использовать взрослых (педагогов, родителей, руководителей органов образования, образовательных учреждений) на начальном этапе с тем, чтобы на дальнейших этапах «отсечь» их от детей, вывести подростков из-под влияния взрослых, родителей и устанавливать с ними связи «напрямую», минуя родителей и учителей, при этом подвергая последних обструкции и дискредитации.

Попытки обосновать авторитетность своей деятельности ссылками на большую распространенность и популярность системы «на Западе», «за рубежом», постоянные указания на наличие разветвленных связей по стране и в мире (как правило эти сведения дают по меньшей мере сильно преувеличенную картину). Такая «хлестаковщина» все еще иногда оказывает поистине магическое влияние на руководителей, преподавателей, родителей.

Использование медицинских и медико-психологических процедур (массаж, закаливание, дыхательные упражнения и т.п.), оказывающих сильное психофизическое воздействие, особенно на детей, без всяких медицинских показаний, контроля и анализа результатов и последствий таких действий для физического и психического здоровья. Секта не заинтересована в таком контроле, поскольку это делается не в целях оздоровления, а для «сбивания» групп последователей путем проведения их через опыт совместных «испытаний», снятия естественных барьеров в отношениях между малознакомыми людьми, приучения к особой близости в отношениях «членов организации» друг к другу при одновременном отстранении от всех остальных.

Применение изматывающих физически режимов дня и питания также с целью «сколачивания» групп последователей, формирования круга некритически преданных членов секты, объединенных неким совместно пережитым «опытом».

Внушение последователям «особой морали» в отношениях с «внешними», возможности использовать ложь, неискренность как средство добиваться своих целей или скрывать истинные мотивы деятельности, поскольку, мол, другие, непросвещенные в «истинном знании» люди все равно «ничего не понимают» и «спорить бесполезно».

Характерные особенности «научно-педагогической» деятельности, сводящиеся по сути, при обилии околонаучной терминологии и риторики, к отсутствию всякого научного аппарата и общепринятых научных процедур:

● отсутствие стадии опытных исследований и проведение сразу формирующих практик;

● отсутствие объективного внешнего контроля за содержанием деятельности, свободного обсуждения целей и мировоззренческих основ деятельности;

● применение мощных психологических и психотерапевтических методик внушения и формирования убеждений вне критики и в закрытых коллективах;

● применение тех же методик с еще более мощными последствиями для воздействия на детей и подростков, совершенно беззащитных от такого воздействия со стороны взрослых людей в силу своих возрастных особенностей;

● фактический саботаж непредвзятых оценок своей деятельности «со стороны», уход от общепринятых процедур научной экспертизы, критики и апробации;

● отсутствие междисциплинарных исследований и экспертиз (педагогических, психологических, культурологических, религиоведческих, этнологических, социологических и т.д.) при реализации социально-педагогических практик, направленных в целом на социум (детей, подростков, их родителей, семьи, коллективы т.д.).

Эти перечисленные особенности выявляют специфику именно религиозной организации сциентистского типа, которая, подавая свои программы как «безупречно научно обоснованные и авторитетные», на самом деле не нуждается в научном аппарате для проведения своей вероучительной, педагогической, образовательной, медицинской деятельности и прибегает к манипулированию соответствующей терминологией, формами работы именно с целью скрыть нерациональные, ненаучные, а религиозно-философские основы своей деятельности.

Отсутствие формальных, установленных государством прав, лицензий для проведения образовательной, оздоровительной, медицинской, психотерапевтической и т.д. деятельности, попытки выйти в декларируемых организацией целях и работе в неправовое поле, т.е. в область форм деятельности, нерегулируемых на данный момент законодательством. В связи с этим по существу религиозная деятельность объявляется «просветительской», «образовательной», «благотворительной», «оздоровительной», «социальной работой» и т.п.; религиозные организации регистрируются и действуют как благотворительные, культурологические, и др. «фонды», «общественные инициативы», «социальные программы», «научные общества», «академии», «центры здоровья».

Опора лишь на те кадры среди ученых, чиновников, руководителей различных учреждений, которые так или иначе вовлечены в деятельность организации, являются «своими» при попытках просто обойти или дискредитировать всех, высказывающих сомнения и опасения в отношении содержания и методов деятельности организации. Последнее особенно характерно для нетрадиционных религиозных организаций сциентистской направленности типа Организации саентологов (Центр религиозных технологий, дианетика и др.), в которой существуют специальные внутренние правила для проведения такого давления, дискредитации в отношении лиц, негативно относящихся к их деятельности. Поскольку мы очевидно усматриваем родственность данной организации по содержанию и формам ее деятельности с «Церковью саентологии», следует, по нашему мнению, аналогично ожидать подобной же реакции на попытки ограничить или запретить ее деятельность.

Наличие нескольких «планов», «уровней» в доктрине, которые раскрываются лишь «готовым к служению, посвящению». Новообращенным не передается вся информация о доктринах и практиках организации, они интригуются тем, что новые знания будут открыты позднее, по мере их продвижения в иерархии организации. Ребятам и взрослым внушается, что их успешное продвижение в усвоении передаваемых «знаний» и в работе по программе «готовит приход» новых этапов, когда «Мастера» и «инструкторы» дадут ответы на все возникающие вопросы.

Особую настороженность при анализе материалов рецензируемой программы вызывают следующие обстоятельства.

Во-первых, программа целенаправленно обращена на подростков 13-15 лет, призванных создать основу корпуса «инструкторов», вовлечь в организацию как можно больше своих сверстников с тем, чтобы ко времени окончания школы подразделения «детского и молодежного движения инструкторов Мира, Здоровья и Согласия» фактически получили максимальное распространение и влияние среди учащейся молодежи в районе. Это едва ли не самый неустойчивый в психологическом отношении возраст, а одновременно и самый эффективный для того, чтобы установить над ребенком неформальный контроль. И как раз в это время создаются условия, когда подросток выводится из привычной среды, помещается под мощное психологическое воздействие со стороны взрослых людей, оперирующих непонятными для него понятиями, терминами, погружающих его в искусственно созданную эмоциональную среду. При этом используется все, что угодно - от абстрактных религиозно-философских рассуждений гностико-оккультного типа до дискотек и «тусовок» за полночь.

При рассмотрении материалов программы складывается устойчивое впечатление, что организаторам необходимо во что бы то ни стало сформировать структуры молодежной организации, находящейся под безусловным контролем и управляемой «сверху», способной к расширенному воспроизводству. При этом абстрактно названные цели «здоровьетворения», «жизнетворения», «достижения мира и согласия» никак не раскрываются по сути. На какой основе «мир и согласие» будут достигаться, какими средствами будут «твориться» здоровье и жизнь?

Новообращенные подростки, еще не имея возможностей реально оценить результаты своего собственного участия в «движении», сразу привлекаются к миссионерской деятельности, к тому, чтобы вербовать все больше новых членов в организацию.

Во-вторых, обращает внимание стремление исполнителей программы обеспечить максимальную поддержку своим инициативам среди руководителей соответствующих территорий, работников государственных органов, контролирующих инстанций. При этом ставка также делается не на гласное обсуждение и рассмотрение сути предлагаемых мероприятий. Очевидна установка исполнителей программы осуществлять ее «де-факто» там, где имеются хотя бы малейшие возможности для этого. Опорой здесь служит не серьезно сформированное общественное мнение, высокое научное качество работы, а установка на поддержку со стороны отдельных представителей органов государственной власти, научных учреждений, так или иначе сотрудничающих с организацией. Все остальные, в том числе и учителя, администраторы школ вынуждены обеспечивать проведение «организационного этапа» чисто механически, не задумываясь о содержании и последствиях деятельности, в которую вовлекают учащихся и их самих.

Отмеченные обстоятельства заставляют думать, что и подростки, и привлекаемые к работе взрослые люди просто используются в целях, не имеющих ничего общего с их реальными жизненными интересами. Мы полагаем, что в том случае, если эта программа получит дальнейшее распространение, будет реализовываться на протяжении ряда лет такой вывод получит достаточное подтверждение.

Таким образом, представленные на экспертизу материалы позволяют сделать определенный вывод о том, что в данном случае мы имеем дело с программой и практикой деятельности, характерной для нетрадиционной религиозной организации (секты) сциентистского (наукообразного) типа. Такая характеристика требует особого внимания к ее работе с детьми и подростками, как минимум - немедленного прекращения всяких контактов.

В случае наличия сведений о подобных контактах, проведении подобными организациями каких-либо мероприятий с подростками, «семинаров», «учеб» с преподавателями и т.п. следует не только немедленно отказаться от дальнейшего «сотрудничества», но и провести ряд реабилитационных и профилактических мероприятий - собрания в школах, с педагогами и учащимися с оценкой сущности сект и источников опасности в их деятельности, описанием признаков, содержания и приемов сектантской пропаганды.
Руководитель религиоведческой группы, ведущий
научный сотрудник Института развития личности
РАО, кандидат философских наук Галицкая И.А.,
научный сотрудник Института Метлик И.В.

© Игорь Куликов, 1999 г.


ЭНЦИКЛОПЕДИЯ «НОВЫЕ РЕЛИГИОЗНЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ РОССИИ ДЕСТРУКТИВНОГО, ОККУЛЬТНОГО И НЕОЯЗЫЧЕСКОГО ХАРАКТЕРА»

Том 8. Вторжение религиозных новообразований в систему образования


Вернуться к содержанию энциклопедии

Вернуться к содержанию VIII тома

Вернуться к списку оккультно-религиозных инициатив Талгата Акбашева в педагогике
 
16 января 2011 admin
 

ПОХОЖИЕ НОВОСТИ

  • Официальное заключение Комитета по делам семьи и молодежи при Правительстве Москвы
  • Аналитическая записка о «Региональной целевой программе по формированию детского и молодежного движения инструкторов Мира, Здоровья и Согласия»
  • Оккультно-религиозные инициативы Талгата Акбашева в педагогике
  • Основы собственной экспертизы образовательных программ и педагогических инициатив религиозных объединений в системе образования
  • Работа управления образования в условиях гиперактивности нетрадиционных религиозных новообразований
  •  
     
    Раздел форума
    Обсуждаемая тема
    Автор сообщения
    Время