Сакральный путь из Жовквы в Сокаль

Когда Даниил Галицкий основывал Львов - будущую столицу своего королевства, то дальновидно разместил город на границе Галичины и Волыни. Путь из Львова в Галич (столицу Галицкого княжества) занимает столько же времени, сколько из Львова во Владимир-Волынский (столицу Волыни). Из-за такого удачного расположения королю удобно было следить за границами (войска было просто перекинуть и на северные и на южные рубежи), а также контролировать торговлю, ведь, путешествуя из Галича во Владимир, обойти Львов было трудно и невыгодно. Поэтому стремившиеся попасть на территорию Владимирской земли направлялись из Львова через Грибовичи, Дорошев, Гряду и Куликов, где дорога расходилась. Путь в Европу вел на запад, путь на Волынь - на северо-запад. Обе дороги были тяжелыми и опасными: недостаточно было на путях более или менее крупных и укрепленных городов. Отправляясь из Куликова, купцы или послы могли безопасно и комфортно себя чувствовать разве что в Белзе или Раве, до которых было не близко. Проблема была частично решена, когда в конце XVI века между Куликовым и Равой появилась Жовква. В надежной крепости с большим рынком и пригородами можно было и с комфортом переночевать, и с выгодой поторговать. Правда, путешествующим на Волынь следовало теперь делать небольшой (несколько миль) крюк, но для комфорта, безопасности и выгоды это не было большой проблемой. Итак, в начале XVII века Жовква стала городом на распутье, а главная дорога на север пролегла через Великие Мосты, Червоноград и Сокаль.

Жовковский погост

Жовковское христианское кладбище - это маленький Лычаков. Здесь хоронили жовковчан, начиная с конца XIX века. Красивых старинных надгробий и вообще интересных могил здесь хватает: это и австрийский солдат, который загадочно погиб в Крехове, и семья, которая почти в полном составе погибла в Освенциме, и юноша-футболист, умерший от неудачной операции. Но наиболее интересны здесь воинские захоронения XX века. Здесь похоронены двести человек, тела которых были найдены в подвалах василианского монастыря с пробитыми руками и ногами. Трудно установить, когда именно были совершены эти ужасные пытки. Есть предположение - между 1946 и 1949 годами, судя по отрывкам из газет и монетам, которые были найдены вместе с телами. Рядом - могилы сечевых стрельцов, погибших в боях с поляками во время войны за независимость ЗУНР, а также братская могила польских солдат, воевавших против нас. Еще здесь похоронены поляки, которые воевали против большевиков, а также (на видном месте, сразу у входа со стороны города) советские солдаты, погибшие в боях с нацистами и против «украинских буржуазных националистов». Есть здесь и отдельная братская могила с теми, кто погиб в одной битве друг против друга. Здесь же захоронены евреи, которых расстреливали нацисты в 1943 году. А у самого входа на кладбище - могила Ильи Довганика, идейного коммуниста, который входил еще в КПЗУ в 1930-х годах. В целом жовковское кладбище - это один большой «памятник всем», кто стал жертвой XX века, кого разделяли фронты, народы и убеждения, но примирила вечность. Кстати, справа от объездной, напротив жовковского кладбища - памятный знак эпидемии, которая свирепствовала здесь в 1653 году.

Деревянные Церкви и лягушачьи ставки

Село Замочек получило свое название в честь небольшой крепости, которую здесь собирались строить в XVII веке - то ли для отдыха на охоте, то ли для защиты от татар. Выбрав удобное расположение между ставками и болотами, расчистили место - и прекратили работу: король умер, на охоту некому было ездить, а татарские набеги вскоре прекратились. Поэтому вместо замка построили здесь церковь (или перенесли туда уже действующую - на всякий случай). Впоследствии святыня пришла в упадок. Новый же храм на ее месте стоит до сих пор - церковь Димитрия Солунского. Святыня очень красивая, ухоженная, но не искаженная ремонтом (по крайней мере, пока). От Замочка дорога ведет прямо на Любель - большое село с несколькими интересными памятниками. Есть знак в честь годовщины Брестской унии. В центре села - величественная деревянная церковь св. Николая 1767 года. Через столетие она сгорела, ее отремонтировали, затем ремонтировали снова. Последний раз над храмом в 1934 году работал Евгений Нагорный. Смесь стилей (барокко, классицизм, «народный» стиль и модерн) приятно отразилась на внешнем виде здания. Наклоненные внутрь стены восьмерика нави, луковичные, почти круглые, купола, гонт, которым обиты не только восьмерик, но и все стены и даже балки храма, и, наконец, приятный светло-серый цвет храма с коричневыми дверями и окнами. Все это производит неизгладимое впечатление и выделяет любельскую церковь среди других деревянных храмов. В начале 1990-х годов за храм боролись православная и греко-католическая общины, иногда доходило до курьезов (например, когда одни закрыли других в храме и не хотели выпускать). Но, в конце концов, дело решили мирно - католики и православные служат в церкви по очереди. Алтарная часть церкви выходит на берег пруда. Панорама ставка с храмом впечатляет.

Неожиданность вдоль трассы

В селе Бесиды когда-то была василианская обитель, которая подчинялась жовковским василианам. Монастырь в Бесидах был основан после 1667 года. Известны основатели обители - Феофан Осташевич и Филарет Служка. Монастырь был укреплен по древнерусским традициям - ров, вал, частокол, башни. Он служил защитой для жителей окрестных сел. Поросли соснами валы и ров, частью которого является местная река Белая. Сохранилась надвратная башня-колокольня, через которую когда-то попадали в церковь прихожане - крепкие широкие ворота, мощная конструкция, бойницы. А вот саму церковь несколько раз перестраивали и ремонтировали. Правда, ремонты и перестройки ее не исказили, а скорее наоборот - классический портик только добавляет храму красоты, удачно сочетаясь с барокко колокольни и древнерусскими валами, чистой стремительной рекой и бескрайними полями с лесами, горизонтами.

Село гетманов и москвофилов

Туринка - обычное село на трассе, но с очень интересной историей. Во второй половине XVI века Туринку арендовала семья Жолкевских. Глава семьи старый Станислав Жолкевский занимал должность воеводы русского во Львове. Чтобы каждый раз не ездить из родовой Жолкевки на Холмщине, он перебирается ближе к Львову и арендует Туринку, где живет вместе с семьей. Здесь в 1547 году родился Станислав Жолкевский-младший, основатель Жовквы и Креховского монастыря, коронный гетман, покоритель Москвы и герой Цецорского похода. Жолкевские жили здесь, пока Андрей Высоцкий не подарил им село Винники, у которого была заложена Жовква. Пока не было завершено строительство замка, двор Жолкевских находился в Туринке. Здесь же в 1595 году родился и Богдан Хмельницкий - годом ранее Жолкевский принял на службу Богданова отца. Но гетманы гетманами, а село славится не только ими. На окраине села стоит каменная церковь, построенная в стиле, характерном для школы Василия Нагорного - крестообразная в плане, с круглым куполом. Храм построен на месте деревянной святыни, которая служила одновременно сельской крепостью. О последнем красноречиво свидетельствуют и расположение святыни, и остатки валов вокруг храма. В Церкви сохранилась старинная чудотворная икона Христа Спасителя, а также памятные доски в честь известных туринских парафиальных священников, среди которых - двое москвофилов, «борцов за единую Русь», как указано на мемориальных досках. Увлечение русскими газетами и мечта о «белом царе», который избавит Галицкую Русь от польского гнета, были достаточно распространены среди духовенства второй половины XIX века. За подписку «Нивы» австрийская власть отправляла в концлагеря Терезин и Талергоф, казнила как российских шпионов. Василий Кокотайло, настоятель с. Туринка, за москвофильство был отправлен в концлагерь уже в первый год войны. После войны он вернулся в Туринку, где и умер в 1954 году. Из Туринки дорога ведет на село Купичволя, где стоит деревянный костел Иоанна Крестителя 1930-х годов - приятная неоготическая святыня с сигнатуркой, обходной галереей и большими окнами. В 1945 году костел переделали под церковь (поляки к тому времени уже успели перебраться на историческую родину). Сейчас, когда построили новую церковь, костел закрыли, он полузаброшен - для главного храма села не годится, а вторая церковь селянам не нужна.

Великие Мосты

Это - типичный городишко у дороги, приют для торговцев и ремесленников, которые жили за счет потребностей путешественников и окружающих сел. Изготавливали здесь (между обязательной для любого города сапожной или столярной «продукцией») смолу, живицу и тому подобное. Но главным источником дохода горожан были мосты, за переход через которые горожане брали пошлину с путешественников. Великие Мосты известны с XVI века (тогда село называлось Мосты). В 1549 году король Сигизмунд Август дает селу статус города и Магдебургское право. В благодарность мещане решили переименовать город в Августов, о чем направили соответствующую петицию: «Хотим, чтобы место это с сего времени называлось Августов и чтобы никем другим никак другое называться не могло». Но название не прижилось, поэтому в документах город именовался «Августов или Великие Мосты», а в XVIII веке историческое название вновь стало официальным. Резон в этом был - благодаря мостам и пошлине с путешествующих город быстро возрождался даже после разорительных татарских набегов. Мосты здесь действительно были большими и важными - ведь Рата здесь разливалась, превращаясь из ручья подобной настоящей реке. Мокроты добавляет еще и река Болотная, которая также протекает через город. Через эти потоки вели (и ведут до сих пор) три моста, без которых на Волынь не попадешь. Поэтому особую важность в жизни города сыграла привилегия 1583 года, которая позволила горожанам построить через Рату мосты большей «пропускной способности», что в принципе и превратило Мосты в Великие Мосты. Здесь было немало евреев, которые вместе с украинцами и поляками создавали неповторимый местечковый колорит. Еврейская община Великих Мостов была уничтожена нацистами, поляки переехали в Польшу, украинцев «разбавили» переселенцами, а рядом со старинными домами XIX века настроили «хрущевок». Теперь, на первый взгляд, город мало чем напоминает тот форпост средневекового капитализма, которым когда-то был. Но если присмотреться, то можно сделать много находок. Во-первых, это воинская часть XIX века. В отличие от многих городов и сел западной Украины, в Великих Мостах воинскую часть не расформировали и не растащили по кирпичику. Во-вторых, это костел. Простирается он к северу от церкви. Это эклектичная постройка, возведенная в 1837 году на месте более древнего костела, разрушенного временем, пожарами и войнами. Советская власть сделала из него кинозал, а после пожара превратила в пекарню. В 2004 году храм, наконец, вернули римо-католикам, которые до того собирались в небольшой часовне. Собираются они там до сих пор - ведь здесь надо еще многое восстанавливать и ремонтировать. В-третьих, это синагога. Уничтожили ее нацисты. Сейчас евреев в городе нет, а потому молиться здесь некому - разве что паломникам и потомкам погибших. Поэтому из синагоги сделали своеобразный памятник - обнесли дом Божий забором, снесли к нему надгробия с уничтоженного еврейского кладбища и написали на фасаде имена всех великомостовских евреев, замученных нацистами. Имена написаны на иврите. Это случай достойного приспособления руин синагоги. А руин этих по Украине еще много. И наконец, главная изюминка города - греко-католический храм Благовещения 1893 года. Эта пятикупольная неовизантийская святыня интересна, прежде всего, тем, что здесь находится замечательный иконостас жовковской иконописной школы. Этот иконостас купили в одном из монастырей в начале XVIII века, когда строили в Великих Мостах новую церковь. Скорее всего, это был Креховский монастырь, который как раз тогда распродавал свои деревянные церкви с иконостасами для строительства каменных келий и церкви. «Выправить» наместные иконы поручили жовковскому мастеру Григорию Асафатовичу, о чем свидетельствует надпись под наместной иконой Спаса: «Сии иконы выправил благородный раб Божий Григорий Асафатович, родственник мостовского мещанина Жолкевского». И под наместной иконой Богородицы: «С женой своей в церковь мостовскую, храма Благовещенья Пр. Богородицы ради своего спасения». Трудно сказать, выправил Асафатович иконы или испортил их вид (наместные иконы в этом иконостасе - наименее выразительны), и имеет ли иконостас отношение к Крехову, но точно известно, что к иконостасу этому мостовчане относились с большим пиететом. Вместо того, чтобы приспосабливать иконостас под габариты новой Церкви (как обычно делали и делают в селах и городках), они новую церковь строили под размеры иконостаса, - чтобы, не дай Бог, не повредить бесценный духовный и художественный клад. Габариты иконостаса учли и тогда, когда Нагорный проектировал действующий сейчас каменный храм. Правда, не сохранились до наших дней диаконские врата. Да и большое количество корон на иконах (в XIX веке немного переборщили с реставрацией) несколько разоряет первоначальный замысел жовковских художников.

Город сельского типа

Из Великих Мостов дороги ведут на Белз, Червоноград и Сокаль. Белз - один из древнейших на Руси городов, бывшая столица удельного княжества. Сейчас здесь живет полторы тысячи человек. От замка, где жили и правили удельные князья, остались остатки валов и место, которое в народе называют «Замочек». В XIII веке король Даниил Галицкий перевез в Белз старинную икону Божьей Матери, которую веком позже поляки перевезли в Ченстохов и сделали главной национальной святыней. Сейчас в Белзе остался только список Ченстоховской иконы Божией Матери и красивый санктуарий в ее честь, сделанный в начале XX века. Тогда же на Замочке построили костел и оформили своеобразный мемориал - аркадную галерею по периметру бывшего замка, уже вышеупомянутый санктуарий и костел (сейчас там собирается община УПЦ КП). Когда-то в Белзе было два римско-католических монастыря (доминиканцев и доминиканок) и две деревянные греко-католические (а ранее - православные) церкви, одна из них - на кладбище. Оба римско-католические монастыри (кстати, XVII века) упразднили австрийцы во время «просветительских» реформ Иосифа II. Причем доминиканский монастырь переделали в ратушу, а монастырский костел - в обычный приход. После войны от храма остались только живописные руины. Зато заново покрашенная ратуша (бывшие кельи) очень красива, внутри даже барочные росписи можно увидеть. Сохранилась и бывшая монастырская колокольня. Монастырь доминиканок дробить не стали, а просто передали греко-католической общине. Греко-католики перебрались в новый храм, а старый впоследствии разобрали. Ремонт и реставрация церкви и бывших келий продлится еще долго. На кладбище в Белзе есть деревянный храм св. Параскевы Пятницы - двудольный, покрытый гонтом. Далее - еврейское кладбище. Точнее, одно из двух: первый киркут в городе был на городских валах (которые у центральной улицы неплохо сохранились), но от него осталась лишь памятная табличка на заборе. Зато новое кладбище (до него надо будет минут десять пройтись от христианского кладбища) ухожено, с почищенными мацевами (надгробными плитами), местом для бросания молитвенных записочек возле захоронений известных раввинов и еврейским культурным центром неподалеку. Одно из самых таинственных сооружений города - 400-летняя Арианская Башня. Стоит она между Замочком и центром города, когда-то была окружена рвами. Трудно сказать, какое назначение имела эта постройка - то ли часовня, то ли архив, то ли библиотека, то ли арсенал. Так или иначе, это загадочное здание сейчас отреставрировано и служит местной картинной галереей. Кроме того, в Белзе невозможно не заметить старинные модерновые дома и виллы (вилла в центре города с луковичной башенкой - бывший дом раввина).

Вокруг Белза

В Угневе василианская церковь эпохи классицизма претендует на роль младшей сестры и «уменьшенного варианта» василианского храма в Жовкве. Художник Дамиан Горняткевич в 1933-1936 годах выполнил здесь стенопись: достаточно интересно, в модерновом стиле. Стремясь следовать примеру Буцманюка, он написал на сводах храма сюжет на тему Покрова, где с одной стороны - апостол Андрей, князь Владимир, княгиня Ольга и то ли Нестор-Летописец, то ли Феодосий Печерский, а с левой стороны - Шашкевич, Шевченко и Шептицкий. Последних в советское время забелили и, в отличие от жовковского храма, не восстановили. Архитектурных памятников в Червонограде немного - дворец Потоцких, василианский монастырь и бывший костел (сейчас - православная церковь). Во дворце (вернее, в той его часть, которая более или менее отремонтирована) есть местный краеведческий музей, филиал Львовского музея религии. Здесь немало хороших икон, образов на религиозную тему, книг, мебели и всего, что смогли собрать после разрушения дворцов и храмов. Барочный костел (он же монастырь бернардинцев, он же полуразрушенный советский склад) взяла под опеку УАПЦ и немного перестаралась с ремонтом: стены в бывшем костеле расписали «под Васнецова», не пожалев при этом остатков барочной лепнины, которую просто сбили, установили пять куполов. Зато василианский монастырь (наполовину позднее барокко, наполовину - ранний классицизм) реставрируют грамотно - только на фасаде установлены современные скульптуры. Вселились туда исторические хозяева. Монастырь славится чудотворной иконой Божьей Матери, которая висит в алтарной части монастырской церкви за храмовой иконой и открывается на праздники. Напротив монастыря - филиал Львовского музея им. Шептицкого. Кроме постоянной экспозиции (вышивка и этюды Хоткевича), сюда время от времени привозят интересные экспозиции из Львова. Но самое интересное здесь - сам город. Когда-то он назывался Кристинополем - в честь жены основателя города, одного из Потоцких. Город мало чем отличалось от других резиденций - Жовквы, Олики или Бузка: пышный дворец-усадьба, ремесленные и торговые кварталы, красивые храмы, еврейский райончик. Но началась война, Кристинополь вместе с Белзом и окружающими землями отошел к Рейху. После войны эти места отошли к Польше, а всех украинцев отсюда в принудительном порядке выселили. Но в начале 1950-х годов здесь нашли уголь и Vae victis - теперь отсюда выселили всех поляков, а город вошел в состав УССР.

Небольшой средневековый райцентр

От Червонограда недалеко и до Сокаля - старинного городка, история которого типична: он известен с позднего средневековья, страдал от татарских нападений. В 1519 году здесь потерпел поражение даже непобедимый князь Константин Острожский (правда, позже он взял реванш). Под Сокалем, в селе Жвирка, расположен монастырь бернардинцев XVI века - настоящей крепостью, со стеной, башнями, рвом и валом, которые помогли обители устоять даже против войск Хмельницкого (хотя легенда повествует, что гетман пощадил монастырь после того, как помолился там и получил исцеление от тяжелой болезни). При советской власти монастырь превратили в тюрьму. Даже сейчас здесь остается исправительная колония, хотя руководство этого «воспитательного учреждения» обещает отдать верующим храм для молитвы, если в селе появится римско-католический приход. В историческом центре сохранилось довольно много старины. Прежде всего, это неоклассический греко-католический Петропавловский собор (1909 год) - величественное сооружение с гармоничными формами, достойное детище Василия Нагорного. От собора в сторону главной улицы тянется улица Березовского - на ней вырисовывается меньшая по размерам, но не по красоте, позднебарокковая церковь св. Арх. Михаила (1778 год). Дальше по улице Шептицкого - большая площадь, на которой стоит огромный модерновый костел, не используемый по назначению. Его начали строить в 1930-х, но не достроили. Римско-католическая община в городе есть, но очень маленькая, а потому дело с возвращением и восстановлением костела движется медленно. Зато за костелом разместилась красивая ратуша (XIX век) и парк, где был традиционный средневековый рынок. О первоначальном назначении этого участка напоминают живописные руины синагоги (конец XVIII века) с остатками стенописи, а также главная достопримечательность города - Николаевская церковь. Стоит она в парке, на берегу Западного Буга. Церковь трехдельная в плане, имеет мощные стены (до 2,4 м.) с контрфорсами, что прямо указывает на оборонительный характер святыни. Воевали здесь не только оружием и не только против татар: в 1594 году здесь был проведен собор, на котором русские епископы решили принимать унию с Римом. А еще внутри сохранились барочные росписи XVIII века. За синагогой в конце улицы - остатки оборонной башни. Все это, вкупе с видами долины Буга, делает Сокаль достойным завершением путешествия.
 
10 мая 2016 Ядвіга ВРОНСЬКА
 

ПОХОЖИЕ НОВОСТИ

  • Путь в Европу
  • Добромильская обитель в истории и сегодня
  • Городская власть Львова предоставила зал для вербовки в секту детей переселенцев из Крыма и Донбасса
  • Сирийские "оппозиционеры" расстреляли 120 курдских детей
  • На Волыни прошла конференция «Оккультизм и магизм как вызовы духовной безопасности общества»
  •  
     
    Раздел форума
    Обсуждаемая тема
    Автор сообщения
    Время