Церковный след семьи Выговских

Сакральные памятники - наследие семьи Выговских - сохраняются в Галичине. Ведь хоть Иван Выговский и был гетманом в Поднепровье, осели его потомки именно в бывшем Русском воеводстве, нынешней Львовщине. И отличились они не столько чиновничеством или хозяйственным талантом, сколько своей религиозностью. Храмы, иконы, скиты, связанные с фамилией Выговских, разбросаны по Золочевщине, Жидачовщине и Стрыйщине. И даже один из епископов был Выговским.

В Махновцах на Золочевщине, согласно переписи населения, живут 188 человек. Их дома словно потерялись среди просторных полей, к югу от дороги между Львовом и Тернополем. На западе от села раскинулась долина Золотой Липы, на востоке - Стрыпы. Обе реки несут воду на юг, к Днестру. Параллельно к ним, холмами водораздела, бежит мимо Махновцев дорога, сворачивая в село с Поморянского пути на боковой проселок - каменистый, покрытый ямами, которые после осенних дождей вода покидает неохотно. На протяжении почти трех столетий подряд в старинной деревянной церкви святых бессребреников Космы и Дамиана сохраняют семейную реликвию Выговских - чудотворную икону Богородицы Путеводительницы. Этот образок имел при себе Иван Выговский, когда его уже после отречения от булавы пленили по приказу гетмана Павла Тетери и расстреляли без следствия и суда в 1664 году. По крайней мере, так утверждают одни предания, другие им противоречат.

«Давно это было. Один человек имел поле возле церкви. Вот он как-то пахал его волами, пока те вдруг не остановились. Он из любопытства подошел посмотреть, что случилось. Видит - икона. Набожный хозяин отдал находку в церковь, только не в Махновцы, а в соседнее село, Торгов. Там икона начала плакать. Люди долго не могли выяснить, почему так произошло, пока кто-то не посоветовал перенести реликвию обратно в Махновцы. Сказано - сделано. Образ действительно перестал плакать», - говорится в рассказе, который передают местные жители, которые и примерное расположение поля покажут - от церкви за колокольней.

Можно услышать от прихожан расположенного на холме храма и еще одну историю - о местной пани, которая болела на ноги и вынуждена была передвигаться с костылями. Так вот эта пани подарила на храм березовую рощицу. После этого она пошла помолиться у иконы Богородицы, а домой ушла здоровой. Поэтому святыню очень почитают в Махновцах. Она находится на почетном месте - в алтаре за престолом. Он может происходить из иконостаса церкви Воздвиженского братства в Луцке, членом которого был Иван Выговский, а может быть алтарь сделан специально для этой двусторонней иконки, размерами всего 6,2 на 5,4 см, выполненной на доске толщиной 0,7 см. На одной стороне ее - изображение Богородицы с Иисусом, на другой - крест с сигнатурами.

А мастер был сам Иов Кондзелевич! Этого известного иеромонаха-иконописца, автора икон монастырской церкви в Белостоке, алтарей и иконостаса Загоровского монастыря, иконостасов в Городище и Локачах, ските Манявском (Богородчанский иконостас), пригласил для работы униатский епископ Луцкий и Острожский Иосиф Выговский, внук гетмана Выговского. Соответствующее сообщение высечено в самом алтаре: «Этот алтарь украсил своими средствами его милость Иосиф Выговский, епископ Луцкий и Острожский, за отпущение грехов своих прародителей и родителей, написался рукой недостойного Иова Кондзелевича, монаха монастыря Белостоцкого». Заказ Кондзелевич выполнил в период с 1715 года до 1730 года, когда Выговский был владыкой. Алтарь в Махновцах - одна из работ позднего периода творчества этого мастера. Икона же, напротив, древнее. По стилю она относится к волынской школе.

Получается, что внук сподвижника великого гетмана Богдана Хмельницкого - автора многочисленных петиций с требованиями к полякам отменить унию, стал униатским владыкой. Впрочем, случай с Выговским не единственный. Внуки защитника Православной Церкви - князя Константина Острожского - все поголовно были римо-католиками, а сам князь на старости лет склонялся к социнианству. Не известно, где похоронены Выговский и его жена Елена из рода Стеткевичей: вблизи села Руда, в Манявском ските или в Луцке. «Тетера да Чернецкий и Маховский Ивана Выговского сказали расстрелять, а он в то время в избе читал акафист Пресвятой Богородицы. Похоронен в Большом Ските с женой своею Стеткевичевной, которая, как сказано, когда пан был убит, пала и умерла, оставив и сына единого своего, еще небольшого», - говорится в «Черниговской летописи» под годом 1664.

Официально Ивана Выговского, одного из ближайших соратников Хмельницкого, казнили за измену Речи Посполитой, за связи с повстанцами Димитрия Сулимки. Измену никто не брался доказывать. Главным было устранить деятеля, опасного и для поляков с московитами, и для казацкой вольницы и части ее старшин. Выговский отнюдь не был святым, но он стал неугодным. Поэтому его и не стало. Что касается смерти Елены Выговской сразу после мужа, то летописец не обладал точной информацией, а только распространил слухи. Женщина умерла в июле 1664 года, родив сына Евстахия. Потомки гетмана уцелели, ведь после потери власти он не остался на Киевщине - перебрался на Волынь и, уже будучи сенатором, осел в Баре. Когда же пришла весть о том, что Выговского казнили, даже не позволив исповедаться и причаститься, его жена вынуждена была скрываться с родственниками в лесах в течение трех суток.

Тогда ее брат Юрий Стеткевич перевез семью в Русское воеводство, в городок Руда в 8 километрах от Жидачова, где еще в 1660 году Выговский купил имение у Даниловичей. Также Стеткевич организовал и перезахоронение бывшего гетмана. В итоге, вдова, а затем и ее сын Евстахий с женой Терезой из рода Завадского остались жить именно в Руде. Там они воспитывали двух сыновей Константина и Ивана. Последний и стал епископом Иосифом, который, желая прославить Бога, подарил икону в Махновцы. Рудой Выговские владели более 100 лет, пока не продали имение графам Петруским. За это время они успели не только вести хозяйство, но и заботились о ските в пределах своих владений, в селе Йосиповичи. Этот скит уже заброшен. От старинной церкви в Йосиповичах, построенной на средства Терезы Выговской, до нашего времени сохранились только дверь с надписью и часть икон.
 
29 апреля 2016 Ядвіга ВРОНСЬКА
 

ПОХОЖИЕ НОВОСТИ

  • Храм великомученика Евстахия на Старосамборщине
  • Жемчужины истории в долине реки Зубры
  • Белая Криница: блеск и нищета старообрядческого Иерусалима
  • История одной обители: от Яна Собеского до спецучреждения
  • «Поэма в дереве»: прошлое и будущее карпатских церквей
  •  
     
    Раздел форума
    Обсуждаемая тема
    Автор сообщения
    Время