Об оценке зарубежного опыта государственной дифференциации культурного вклада религиозных традиций

 


Вернуться к списку документов круглого стола
«Православие в Украине: актуальность современной апологетики»
(г. Киев, 24-25 ноября 2011 г.)


24.11.2011 г.

Киево-Печерская Лавра
Киевская Духовная Академия и Семинария

Собравшиеся по благословению Блаженнейшего Митрополита Киевского и всея Украины Владимира, участники Круглого Стола «Православие в Украине: актуальность современной апологетики», анализируя ситуацию в религиозной сфере жизни украинского общества, вынуждены отметить:

Украина фактически является одной из немногих стран Европы, в которой законодательство никоим образом не учитывает вклад тех или иных традиционных конфессий в историческое и культурное развитие общества.

Подобное определение в странах Европы не носит характера новых нетрадиционных религиозных движений (НРД). Наоборот, права и интересы членов НРД всячески гарантируются и оберегаются государством, наравне с правами и интересами остальных граждан. Но при этом подобное определение позволяет сохранить и укрепить историческую и культурную самоидентификацию народа, разумно сбалансировать систему межконфессиональных взаимоотношений в полирелигиозном обществе. Ведь свобода совести различных религиозных движений и организаций, гарантированная Конституцией Украины, еще не делает равноценным вклад в историю, культуру, становление нравственных ценностей народа Украины Православия и, к примеру, «Белого братства» или «Свидетелей Иеговы».

В законодательстве государств Европы – Норвегии, Дании, Испании, Великобритании и др. – либо закрепляется статус государственной за определенной религией, либо присутствуют его черты. В других государствах соответствующий конституционно-правовой статус имеют традиционные религии. Это является нормой для сообщества, не нарушающего, а наоборот, утверждающего права на свободу вероисповедания как в странах СНГ, так и Евросоюза. Так, не взирая на модную в современной Европе секуляризацию, Католицизм является государственной религией в Монако, Сан-Марино, кантонах Швейцарии, Лихтенштейне.

Например, в Армении, Преамбула Закона Республики «О свободе совести и религиозных организациях» закрепляет Армянскую апостольскую церковь как национальную церковь армянского народа: «Руководствуясь Декларацией о независимости Армении, учитывая духовное пробуждение армянского народа, его вековой духовный опыт и традиции, признавая Армянскую апостольскую церковь как национальную церковь армянского народа, важный оплот созидания его духовной жизни и сохранения нации, руководствуясь установленными международными нормами-принципами прав и основных свобод человека и сохраняя приверженность положениям статьи 18 Международного пакта о гражданских и политических правах, Верховный Совет Республики Армении принимает настоящий Закон о свободе совести и религиозных организациях». Статья 6 Закона Республики Армении «О свободе совести и религиозных организациях» гласит: «На территории Республики Армения действуют: Армянская апостольская церковь (сокращенно – Армянская церковь) с ее традиционными организациями; другие религиозные организации, создаваемые и действующие среди своих верующих членов - согласно собственному имуществу и уставу».

В Грузии, согласно законодательству, между государством Грузия и Автокефальной Православной Апостольской Церковью Грузии установлены конкордатные отношения. Эти отношения регулирует специальное Конституционное соглашение. 9-я статья Конституции Грузии гласит: «Государство признает исключительную роль Грузинской Православной Церкви в истории Грузии и вместе с тем провозглашает полную свободу религиозных вероисповедания, независимость Церкви от государства».

В Литве Конституция Республики содержит следующее положение: «Государство признает традиционные в Литве церкви и организации, а другие... – в случае, если они имеют опору в обществе и их учение и обряды не противоречат закону и нравственности» (статья 43). В Законе о религиозных общинах и ассоциациях определены три категории религиозных общин и ассоциаций: «традиционные религиозные общины и ассоциации», «признанные государством религиозные общины и ассоциации» и «другие (нетрадиционные) религиозные общины и ассоциации». Согласно закону, традиционные религиозные общины и ассоциации есть те, которые являются частью исторического, духовного и социального наследия Литвы. В ст. 5 перечислены девять традиционных церквей в Литве: это - Римо-Католическая, Греко-Католическая, Евангелическо-лютеранская, Евангелическо-реформатская, Русская Православная, Старообрядческая, иудейская, мусульманская (сунниты) и караимы. Религиозные общины и ассоциации могут претендовать на государственное признание не менее чем через 25 лет со времени их первичной регистрации в Литве. Решение о государственном признании официально принимается Сеймом Латвийской Республики по согласованию с Министерством юстиции. Если ходатайство отклоняется, то повторное обращение может быть произведено не менее чем через 10 лет со дня отклонения первичного ходатайства (ст. 6, ЗРОА).

В Македонии выделен особый статус Православной Церкви, не являющийся при этом государственным.

Конституция Болгарии 1991 г. провозглашает свободу вероисповеданий, отделение религиозных организаций от государства, запрет на использование религиозных общностей и организаций, а также религиозных убеждений в политических целях (ч.1, 2, 4 ст.13), и на создание политических партий на религиозной основе (ч.4 ст.11). Но вместе с тем установлено, что «традиционной религией в Республике Болгарии является восточно-православное вероисповедание» (ч. 3, ст. 12) .

Конституция Федеративной Республики Германии признает религиозное обучение обязательным в государственных школах (статья 7 Основного Закона ФРГ ), причем речь идет именно о лютеранстве.

В Дании, согласно Конституции Королевства Дании, «Евангелическая Лютеранская Церковь является Официальной Церковью Дании и, как таковая, пользуется поддержкой государства»; «Король должен быть членом Евангелической Лютеранской Церкви» (параграфы 4 и 6). В Дании глава королевского дома является официальным главой государственной церкви.

В Ирландии основной закон содержит следующие положения: 1. Государство подтверждает, что Всемогущему Богу принадлежит принесение публичного поклонения. Государство будет почитать Его имя и уважать и почитать религию. 2. Государство признает особое положение святой Католической апостольской Римской Церкви как хранительницы религии, исповедуемой значительным большинством его граждан... 3. Государство также признает Ирландскую Церковь, Пресвитерианскую Церковь в Ирландии, Ирландскую Церковь методистов, Ирландское религиозное общество квакеров, а также еврейские общины и другие религиозные вероисповедания, существующие в Ирландии на день вступления в действие настоящей конституции» (статья 44 Конституции Ирландии от 29 декабря 1937 года).

Исландия: статья 62 Конституции Республики устанавливает: «Евангелическо-Лютеранская Церковь является Государственной Церковью и как таковая пользуется поддержкой и покровительством государства».

В Испании единый закон о религиозной свободе «в качестве единственного ограничения» принципа религиозной свободы провозглашает «защиту прав остальных на осуществление их свобод и основных прав, а также на защиту безопасности, здоровья, общественной морали, определяющих основы общественного порядка». Тот же закон говорит о возможности особых «соглашений и договоров о сотрудничестве испанского государства с теми же церквами и религиозными общинами, которые, судя по сфере их деятельности и числу верующих, получили явное укоренение в Испании». В Испании, помимо традиционной Католической Церкви, только Федерация евангелистических общин, Федерация израильских общин и Исламская комиссия имеют соглашения с правительством, обеспечивающие неприкосновенность мест поклонения и погребения, уважение религиозных правил, определенные налоговые льготы. Последователи всех других конфессий соглашений со светской властью не имеют, действуют на основании общих законов, включены в государственный реестр религиозных объединений, что дает им определенный правовой статус. Все это вполне определенно закреплено и в Конституции Испании: «Никакая религия не может быть государственной. Органы власти принимают во внимание религиозные верования испанского общества и поддерживают соответствующие отношения сотрудничества с Католической Церковью и другими конфессиями» (п.3 ст.16 Конституции Испании 1978 г.).

В Италии, где Церковь официально отделена от государства, последнее регулирует свои отношения с католической религией при помощи специальных соглашений и законов, в частности, «Нового Конкордата» 1984 года. Однако и здесь в самой Конституции основная религия страны названа и определена: «Государство и Католическая Церковь независимы и суверенны в принадлежащей каждому сфере» (статья 7). Следовательно, Конституция делит все религии на два разряда: «католическая» (ст. 7), с которой государство заключает Конкордат, и «некатолические религии» (ст. 8). Мотивация сотрудничества государства с Католической Церковью в ст. 9 Конкордата сформулирована следующим образом: «Итальянская Республика, признает ценность религиозной культуры, учитывая, что принципы католицизма являются историческим наследием итальянского народа...». При этом, согласно Конституция Италии, граждане равноправны без различия религии (ст.3), а все религиозные исповедания в равной мере свободны перед законом (ч.1 ст.8); она содержит раздельные положения о Католической церкви и иных церквях: государство и Католическая церковь независимы и суверенны в своей сфере, а их отношения «регулируются Латеранскими договорами» (ст.7); некатолические вероисповедания имеют право создавать свои организации согласно своим уставам, поскольку они не противоречат итальянскому правовому порядку, а их отношения с государством определяются законом на основании соглашений с органами, представляющими эти вероисповедания (ч. 2, 3 ст. 8 Конституции Италии).

В Норвегии статьей 2 Конституции установлено, что евангелическая лютеранская религия является официальной государственной религией в Норвегии. Все расходы по управлению Церковью Норвегии покрываются государством и муниципальными властями за счет государственных налогов. Последователями лютеранской церкви Норвегии являются 83% населения. Светские чиновники контролируют внутренние дела Церкви. Норвежские государственные детские сады и школы обязаны по закону преподавать всем ученикам предмет «Мораль и христианское воспитание». Церковь Норвегии заведует всеми государственными кладбищами, исключительно священников Церкви Норвегии привлекают для обслуживания вооруженных сил, государственных больниц и госпиталей, а также тюрем, и только священники Церкви Норвегии приглашаются на мероприятия государственной службы и народные праздники.

В Финляндии Конституция закрепляет за евангелическо-лютеранской церковью право приоритетной, с точки зрения предпочтений государства: «Организация евангелическо-лютеранской церкви и управление ею определяется законом о церкви. Что касается других, уже существующих религиозных обществ, то в отношении их действует то, что установлено или будет установлено. Основание новых религиозных обществ разрешается при соблюдении по этому вопросу закона» (параграф 83).

В Швеции глава королевского дома является официальным главой Лютеранской Церкви, де-факто обладающей правами государственной.

В России преамбула к закону «О свободе совести и религиозных объединениях» гласит: «Федеральное Собрание Российской Федерации, подтверждая право каждого на свободу совести и свободу вероисповедания, а также на равенство перед законом независимо от отношения к религии и убеждений, основываясь на том, что Российская Федерация является светским государством, признавая особую роль православия в истории России, в становлении и развитии ее духовности и культуры, уважая христианство, ислам, буддизм, иудаизм и другие религии, составляющие неотъемлемую часть исторического наследия народов России, считая важным содействовать достижению взаимного понимания, терпимости и уважения в вопросах свободы совести и свободы вероисповедания, принимает настоящий Федеральный закон».

В Беларуси закон «О свободе совести и религиозных организациях» гласит «исходя из: права каждого на свободу совести и свободу вероисповедания, а также на равенство перед законом независимо от отношения к религии; равенства религий перед законом; признание определяющей роли Православной Церкви в историческом становлении и развитии духовных, культурных и государственных традиций белорусского народа; духовной, культурной и исторической роли Католической церкви на территории Беларуси; неотделимости от общей истории народа Беларуси Евангелическо-лютеранской церкви, иудаизма и ислама; необходимости содействия достижению взаимного понимания, терпимости и уважения религиозных чувств граждан в вопросах свободы совести и вероисповедания». Его ст.9 определяет, что «Государство может строить свои взаимоотношения с религиозными объединениями путем заключения с ними соглашений в соответствии с гражданским законодательством Республики Беларусь». На ее основании заключены соглашения, определяющие более широкие права традиционных религий.

В Португалии особый статус Католической Церкви определен Конкордатом. Закон о религиозной свободе содержит оговорку (ст. 58), которая гарантирует, что Конкордат между Португалией и Католической Церковью остается в силе помимо других законов, касающихся Католической Церкви. Кроме того, в ЗРС четко устанавливается, что его положения касающиеся церквей или религиозных общин, не применяются к Католической Церкви.

В Австрии при соблюдении свободы вероисповеданий существует статус «признанных религий», в соответствии с которым религия должна соответствовать ряду критериев. Например, исповедовать ее должно не менее 2% населения и т.д. Особым статусом также обладает Католическая Церковь, отношения с которой регламентируются Конкордатом между Святым Престолом и Австрийской Республикой с дополнительным протоколом от 15 июня 1933 г. и дополнительными договорами. Структуры Католической церкви, имеющие статус юридического лица согласно каноническому праву, также получают статус публичного права в сфере государственного права. Организации, которые желают в будущем получить статус государственных учреждений, могут сделать это после того, как уведомление об их образовании будет подано в соответствующее федеральное министерство. Отдельными законами, дающими статус «признанных религий», регламентированы права протестантов, отдельное правовое признание церкви Аугсбургского исповедания и церкви Швейцарского исповедания. Также отдельными законами признаны Православная Церковь, иудейские общины. Мусульманам изначально был дан только статус последователей признанной религиозной общины законом об исламе 1912 г., поскольку институциональное признание ислама согласно процедуре, изложенной в Акте о признании, было невозможно.

В Бельгии: При провозглашенной свободе вероисповедания лишь некоторые религии получили государственное признание, предполагающие более широкие права, вплоть до государственного финансирования. Основой для такого признания является социальная значимость религии, с точки зрения служения населению. Сегодня шесть деноминаций имеют такой статус: католицизм, протестантизм, иудаизм, англиканство (Закон от 4 марта 1870 г. о светских нуждах религий), ислам (Закон от 19 июля 1974 г., вносящий поправки в закон 1870 г.) и Православная Церковь (греческая и русская) (Закон от 17 апреля 1985 г., вносящий поправки в закон 1870 г.).

В Венгрии в соответствии с заявлением Конституционного суда

«равноправное отношение к церквям не исключает принятия во внимание фактической социальной роли отдельных церквей», а особый статус Католической Церкви закреплен в Конституции Венгрии.

В Польше законодательство разделяет права религиозных общин и церквей, пользующихся большей поддержкой. Только 14 из более чем 150 религиозных объединений имеют статус церквей. И это крупнейшие и в то же время старинные религии Польши. Гражданское юридическое лицо различных конфессиональных образований или учреждений было предоставлено в вышеупомянутых законах путем признания различных уровней и типов церковных учреждений как обладающих правоспособностью. Особым Конкордатом определяется статус Католической церкви и ее структур, если они приобрели этот статус согласно каноническому праву.

В Люксембурге Католическая Церковь, не имея статуса государственной, фактически обладает его правами на основании Конкордата.

Именно в силу самобытности европейских народов, их уважения к собственной истории и стремления сохранить самоидентификацию в будущем, не допустить полного отрыва от корней во всех европейских странах, кроме Франции, действует система определения традиционных канонических религий и поддержки их благотворного влияния на общество. Очевидно, что ее создание актуально и для Украины. В свою очередь эта мера является и средством защиты от злоупотребления гарантированным правом на свободу вероисповедания (в т.ч. со стороны всевозможных опасных сект и мошенников от религии) и различных форм аморального воздействия на общество и молодежь.

В силу специфики украинской религиозной ситуации, в которой крайне важно, с одной стороны, найти формы поддержки традиционной духовности, с другой – не допустить ущемления чьих-либо религиозных прав, мы считаем:

Было бы актуально, если бы руководство Украины начало работу совместно с представителями традиционных религий по поиску путей оптимального усовершенствования украинского законодательства в соответствии с европейской практикой. Возможно, таким шагом могло бы стать создание совместной комиссии из числа представителей органов законодательной власти, исполнительной власти и традиционных канонических религий.

Участники Круглого Стола:

Председатель Учебного комитета при Священном Синоде УПЦ, ректор Киевской духовной академии и семинарии

Архиепископ Бориспольский Антоний

Председатель Богословско-канонической комиссии при Священном Синоде УПЦ и Синодального отдела УПЦ по взаимодействию с вооруженными силами и другими военными формированиями Украины

Архиепископ Львовский и Галицкий Августин

Председатель Синодального миссионерского отдела УПЦ и Синодального отдела религиозного образования и катехизации УПЦ

Архиепископ Полтавский и Миргородский Филипп

Председатель Синодального отдела УПЦ по делам семьи

Епископ Васильковский Пантелеимон

Председатель по охране здоровья и пастырской опеке медицинских учреждений

Епископ Дрогобычский Филарет

Председатель Синодального отдела УПЦ по делам молодежи

Епископ Обуховский Иона

Председатель Синодального информационно-просветительского отдела УПЦ

протоиерей Георгий Коваленко

Председатель Синодального отдела УПЦ протоиерей пенитенциарной системы

протоиерей Виктор Яценко

Председатель Синодального отдела УПЦ по благотворительности и социальному служению

архидиакон Сергий Косовский


протоиерей Александр Мирошниченко

Советник Министра обороны Украины, Президент Всеукраинского межконфессионального религиозного христианско-военного братства

Лысенко С.П.


Вернуться к списку документов круглого стола
«Православие в Украине: актуальность современной апологетики»
(г. Киев, 24-25 ноября 2011 г.)
 
11 марта 2012 admin
 

ПОХОЖИЕ НОВОСТИ

  • О формировании молодежного апологетического движения
  • Об оскорблении чувств верующих и разжигании межрелигиозной розни
  • Православие в Украине: актуальность современной апологетики
  • Украинских детей в школах учат саентологи
  • Украинское религиозное законодательство приведут к стандартам Совета Европы?
  •  
     
    Раздел форума
    Обсуждаемая тема
    Автор сообщения
    Время