Восемь признаков реформирования мышления по Р. Лифтону


Конь Роман Михайлович

«ВВЕДЕНИЕ В СЕКТОВЕДЕНИЕ»


Вернуться к оглавлению учебника



2.4.3. Восемь признаков реформирования мышления по Р. Лифтону

Лифтон описал восемь «…психологических характерных черт, которые являются доминирующими внутри социальной среды исправления мышления»482, и по ним можно судить о применении в какой-либо ситуации технологии «промывания мозгов».

1. Контроль среды.

Согласно Лифтону, контроль среды человеческого общения является наиболее важным принципом реформирования мышления, от которого зависит все остальное. Он включает как контроль человеческого общения с внешним миром через контроль того, что человек видит, слышит, пишет, выражает, так и контроль с внутренним миром (внутренний диалог), контроль над тем, что человек может говорить в общении с самим собой. В результате такого контроля человек теряет свою личную автономию и сливается в окружающей и контролирующей его средой, а проникшие в его сознание групповые представления постепенно начинают управлять его внутренним диалогом.

Это ведет к тому, что человек может разделять со своей средой какое-нибудь ощущение, например, всеведения или «усваивать взгляд на вселенную глазами бога» 483, тогда как, по Лифтону, ему следовало бы стремиться к независимому суждению и самовыражению, например, в вопросе о всеведении, опираясь на факты вне закрытой идеологической системы.

2. Мистическое манипулирование.

Оно совершается не исключительно для того, чтобы достичь господства над другими, но ради осуществления целей некой идеологии. Мистическим Лифтон называет это манипулирование, исходя из того, что запрограммированные «всезнающей группой» или идеологическими руководителями проявления определенного типа поведения и чувств будут восприниматься конкретным индивидом, как будто они спонтанно, непостижимым для него образом (мистически) произошли в нем самом.

Эта мистическая настроенность индивида включает осознание себя как авангарда для достижения какой-то «высокой цели». Для управления сознанием мистифицируются манипулирующие инструменты: партия, правительство, организация, которые представляются агентами, избранными историей, богом или какой-то сверхъестественной силой и за которыми надо следовать.

От людей, подверженных этому процессу, требуют абсолютного доверия, веры в ценность высшей цели, провозглашенной тоталитарным режимом, и принятия ее как собственной. Но когда доверие уступает недоверию, когда человек начинает понимать, что им манипулируют, то, будучи неспособным скрыться от внешних сил, он, чтобы сохранить себя, начинает подчиняться внешним условиям, сливается со средой, предает свои идеалы и начинает принимать участие в манипулировании другими.

3. Требование чистоты.

Организация устанавливает невыполнимые стандарты поведения, что способствует созданию атмосферы вины перед средой и стыда. Независимо от того, какие усилия прикладывает человек, он всегда терпит неудачу, чувствует себя скверно и работает еще усерднее.

В такой ситуации идеологические руководители превращаются в судей добра и зла в пределах своего мира и способны использовать вину и стыд как эмоциональные рычаги для контролирующего и манипулирующего влияния484. В наибольшей мере их власть проявляется в способности прощать.

Находясь в такой идеологической атмосфере, человек начинает вести себя в соответствии с установленной шкалой ценностей: он видит свое достоинство или, наоборот, осуждает себя в соответствии с идеологической репутацией. Свою нечистоту он воспринимает как результат внешних влияний, и поэтому он должен вести с этим внешним миром борьбу. Чем больше виноватым чувствует себя человек, тем более ненависти к внешним влияниям. Все это ведет к «массовой ненависти, чисткам от еретиков и к политическим и религиозным священным войнам» 485.

4. Культ личной исповеди.

Культ исповеди определяется как предписание делиться и признаваться в любой мысли, чувстве или действии, которые можно заподозрить в несоответствии групповым правилам, что, по Лифтону, ведет к разрушению границ личности. Полученная при этом информация не прощается и не забывается, а используется в целях контроля.

Функции тоталитарной исповеди: а) средство чистки от нечистоты; б) «акт символического подчинения чужой воле»; в) обнародование или извещение контролирующей организации, раскрытие «всего возможного жизненного опыта, мыслей и страстей каждого индивида и особенно тех элементов, которые могли расцениваться как уничижительные» 486. В результате «личная собственность на свое сознание и его продукты - воображение и память - становится крайне безнравственной» 487.

5. Священная наука.

Исходное положение заключается в том, что существуют безошибочная наука и абсолютные моральные принципы, составляющие истинную доктрину для всех людей в мире488. Этой доктриной владеет контролирующая организация. «Тоталитарная среда поддерживает ауру святости вокруг своей основной догмы… Эта святость очевидна в запрете (явном или неявном) на сомнения в основных исходных положениях и в требовании почтения к авторам Слова, нынешним носителям Слова и к самому Слову» 489 (под Словом понимается источник безошибочной информации. - Р. К.). Таким образом, у индивида почти не остается никакой возможности для каких бы то ни было сомнений, вопросов или альтернативных точек зрения.

6. Нагруженность языка (или «передерживание» языка)

Рекомендуется использование правильных, с точки зрения контролирующей среды, слов и фраз с категоричным, оценочным значением, что суживает и ограничивает способность к размышлению членов группы черно-белыми клише. Использование заранее установленных правильных фраз способствует отключению воображения, мышления и отрыву его от реального жизненного опыта.

7. Доктрина выше личности.

Навязывание верований группы в противовес опыту, сознанию и целостности личности.

8. Разделение существования.

«Тоталитарная среда проводит резкую черту между теми, чье право на существование можно признать, и теми, кто не обладает подобным правом» 490. Такое отношение к миру строится на убежденности в том, что «существует только одна тропа к истинному существованию, только один обоснованный способ существования и что все прочие волей-неволей (по необходимости) являются непродуктивными и ошибочными» 491.

Теория Лифтона об изменении сознания под внешним воздействием оказала большое влияние на антикультовую литературу. В частности, она была использована применительно к религиозным группам в книге Ф. Конвея и Дж. Зигельмана «Ломка: американская эпидемия внезапного изменения личности» (1979 г.) 492. Со временем взгляды Лифтона эволюционировали, и он пришел к убеждению, что реформирование мышления могло осуществляться и без физического принуждения или насилия.

Тоталитарная среда, по мнению Лифтона, «даже когда она не обращается к физическому насилию - стимулирует у каждого страх исчезновения или уничтожения» 493. Степень тоталитарности среды зависит от того, насколько она приближается к осуществлению перечисленных критериев, но ни одна среда никогда не может достигнуть полного тоталитаризма494. Сделав эту оговорку, Лифтон фактически признал, что гарантированного успеха не может достичь ни одна контролирующая среда…

Независимо от Лифтона, к такому же выводу пришли ученые, исследовавшие изменения психики людей, пребывавших в концлагерях нацистской Германии. В ряду самых известных работ этой тематики является книга психолога В. Франкла «Человек в поисках смысла», в которой он, бывший узник, описывает психопатологию людей в концлагере как специалист.

Франкл отмечает, что в концлагерях само бытие человека было деформировано495, но «никогда нельзя сказать, что сделает концлагерь с человеком: превратится ли человек в типичного лагерника или даже в таком стесненном положении, в этой экстремальной пограничной ситуации останется человеком. Каждый раз он решает сам. Не может быть и речи о том, что в концлагере человек необходимым и принудительным образом подчиняется давлению окружающих условий, формирующих его характер» 496. Но Франкл признает, что таковых было немного, и подчеркивает, что сознание личности даже в экстремальных ситуациях нельзя изменить помимо нее самой.
__________________

482 Там же. С. 499.
483 Там же. С. 500.
484 Лифтон Р. Технология «промывки мозгов». Психология тотализма. М., 2005. С. 504.
485 Лифтон Р. Технология «промывки мозгов». Психология тотализма. М., 2005. С. 504.
486 Там же. С. 505.
487 Там же.
488 Там же. С. 508.
489 Там же.
490 Лифтон Р. Технология «промывки мозгов». Психология тотализма. М., 2005. С. 513.
491 Там же. С. 514.
492 Conway F., Siegelman J. Snapping: America’s epidemic of sudden personality change. N.Y.: Delta, 1979.
493 Лифтон Р. Технология «промывки мозгов». Психология тотализма. М., 2005. С. 515.
494 Там же. С. 516.
495 См.: Франкл В. Человек в поисках смысла. М., 1990. С. 130.
496 Франкл В. Человек в поисках смысла. М., 1990. С. 143.



Конь Роман Михайлович

«ВВЕДЕНИЕ В СЕКТОВЕДЕНИЕ»


Вернуться к оглавлению учебника
 
11 июля 2010 admin
 

ПОХОЖИЕ НОВОСТИ

  • Контроль сознания
  • Шесть признаков использования технологии «промывания мозгов» по М. Сингер
  • Три стадии трансформации мышления по Э. Шайну
  • Психологическая теория эго-идентичности Э. Эриксона и ее влияние на Р. Лифтона
  • Р. Лифтон - создатель теории реформирования мышления («промывания мозгов»)
  •  
     
    Раздел форума
    Обсуждаемая тема
    Автор сообщения
    Время