Сокровища обители в Красной Пуще

Краснопущанский монастырь отцов василиан расположен у живописной Золотой Липы на границе Подолья и Прикарпатья в Бережанском районе Тернопольской области. История возникновения этой обители отражена в легенде, согласно которой зимой 1665 года коронный хорунжий и владелец близлежащих поместий Ян Собеский заблудился в лесу во время погони за оленем и случайно вышел на скромную хижину отшельника Гедеона.
«Изголодавшийся и замерзший, пытался непременно добраться до своих, хоть как-то, ведь с разных сторон отзывались, а никто в глубокий овраг, куда он зашел, не спускался. Свободным шагом, ежеминутно проваливаясь в снег, шел оврагом вверх, откуда, думал, выйдет на ровнее место и быстрее сойдется со своими. Так шел довольно долго, выбрался на долинку широкую, с одного угла которой пробивался слабый свет. Тогда рогач бросился прямо из-под ног и побежал к месту, откуда мерцал свет. Вслед бросился Собеский. Олень стал у низенькой хижины, в маленьком окошке которой мерцал луч, и ударил рогом в дверь. Они открылись, а из хижины, освещенной лучиной, вышел одетый в законницкий габит старец, которому олень припал к ногам, и так лежал пока Собеский, войдя внутрь, приветствовал хозяина».
Начался разговор, в котором, между прочим, старец предсказал гостю избрания на царство. Затем они разделили скромный ужин - горшок вареного гороха. О себе этот легендарный монах тоже рассказал: казаковал, бывал в татарских и турецких краях, участвовал в походе гетмана великого коронного Жолкевского на Москву (очевидно, в 1609 году) и, уже как военный капеллан, в походе гетмана Хмельницкого по Украине. Присутствовал и во время Зборовской битвы; ушел в леса и остановился на месте пожарища, где и возникла Краснопуща. С помощью местного жителя по фамилии Плиховский Гедеон устроил себе хижину.
Слова старца должны были сильно повлиять на будущего короля, ведь тот учредил во Львове два фонда для монастыре в Золочеве и в Краснопуще. Чуть позже подобный фонд Собеский назначил и древнему монастырю в Подгорцах. В 1666 году о. Гедеон Буйницкий якобы имел деревянный монастырь и трех послушников. Но на самом деле этот монах не мог быть основателем монастыря в Краснопуще, поскольку умер только в 1756 году, а по легенде, уже в 1665 году был глубоким старцем. О другом развитии событий может говорить и то, что уже в 1664 году львовский епископ Афанасий Желиборский выдал в Рудниках у Львова монахам Варлааму и Феодосию грамоту на основание монастыря в Красной Пуще - именно таким было первоначальное название села.
Однако нельзя говорить и о фантастичности легенды. К примеру, даже упоминание, что Собеский шел вверх к месту будущей обители, перекликается с интересным фактом - сначала обитель возвышалась на горе. На нынешнее место его перенесли в 1730 году. Тогда же построили новую церковь Воздвижения Честного Креста. Также в XVIII в. неподалеку от обители на горе Зосимов, стоял скитик с церковью Вознесения Господня. Эта деревянная однокупольная церковь в 1746 году упоминается как новопостроенная.
С 1700 года монастырь, как и вся Львовская епархия, стал униатским. Уже в XVII в. монастырь получил значительные пожертвования. В частности, Собеский предоставил обители 1000 моргов земли, а также подарил колокола. После смерти короля очередные пожертвования монастырю в 1726, 1731 и 1733 годах предоставил его сын, королевич Яков. Сначала он велел выделять василианам 250 злотых в год. Была уместной помощь и в 1733 году, поскольку годом ранее сгорели и храм, и кельи. Поэтому королевич обратился к комиссару имений русских в Жовкве Сеправскому, чтобы выделить дерево для строительства.
Новую монастырскую церковь возвели из дубовых брусьев в 1740-х годах. Она имела три верха и была покрыта гонтом. В течение XVIII века храм несколько раз обновляли. Именно в те времена, в 1735-1750 годы, игуменом в Краснопуще был о. Гедеон Буйницкий, по инициативе которого четко определили границы монастырских земель. Для этого установили специальные каменные стелы с надписями, которые фиксировали, что владение увеличили благодаря обращению о. Гедеона к королевичу. В 1796 году игумен монастыря обратился к местной помещице, княгини Любомирской, с просьбой выдать разрешение на заготовку камня с Прушинской горы, чтобы сделать под сооружением каменный фундамент.
В 1800 году начали подводить стены храма. Работами руководил мастер-плотник из Бережан Франциск Площак. Во второй половине XIX века церковь обновили и покрыли ее жестью. Уже такой памятник увидели Иван Франко, Богдан Лепкий и Андрей Чайковский. Эти писатели и общественные деятели не только посещали монастырь, но и пользовались его богатой библиотекой. Одно издание из нее - сборник знаков для гадания - даже попало в коллекцию Каменяра после его визита в Краснопущу в 1892 году. По некоторым данным, Иван Франко просто не вернул книгу, поэтому не удивительно, что когда в 1900 году Михаил Павлик в рамках программы Шевченковского научного общества объезжал монастыри с целью выявить старые книги, в Краснопуще, как и в Крехове, Кристинополе, Словите и Жовкве, доступ к библиотекам ему не предоставили.
Летописи Добромильского и Лавровского монастырей упоминают учителя произношения, отца Лаврентия Чижевича из Ордена василиан. Когда в 1810 году власти запретили преподавать в Львовском университете философию и богословие, соответствующее обучение организовали в Краснопуще и проводили его до 1814 года, причем на украинском языке. Были в обители и надлежащие для образовательной деятельности бытовые условия. Это сделали при игумене Иосафате Скотинском.
Монастырский дом все еще стоит, а вот деревянная церковь сгорела в 1899 году. Наследие сотен веков было уничтожено за несколько часов. Показательно, что об опасности пожара предупреждал еще в 1874 году консерватор (ответственный за сохранение памятников) Мечислав Потоцкий. Из огня удалось вынести часть имущества, но был почти полностью утрачен художественный шедевр - краснопущанский иконостас. Иконостас заинтересовал искусствоведов уже в XIX веке. Его авторами называли как украинских, так и польских или греческих (итальянских) мастеров.
Появлялись предположения, что автором иконостаса был якобы известный в прошлом во Львове художник Копецкий, хотя такой никогда не существовал. В конце концов, архивные материалы позволили доказать, что краснопущанский иконостас сделал один из лучших художников Жовквы Василий Петранович, который был, однако, не придворным художником короля Яна Собеского, а работал для его сыновей Константина и Иакова. Петранович учился у придворного художника Юрия Элеутера Шимоновича-Семигиновского. К работам этого художника относятся, кроме краснопущанского, еще и иконостасы креховской монастырской церкви св. Николая, приходской церкви св. Николая в Бучаче и, скорее всего, Вицинского василианского монастыря (теперь с. Смерековка Перемышлянского района Львовской области).
Иконостас имел примерно 80 образов. Он был пятиярусный, барочной формы - с приподнятой верхней центральной частью. Такая пирамидальная композиция характерна для XVIII века. Кроме обязательных икон в нем над святочным был еще дополнительный ряд с иконами евангельской и христологической тематики. Под центральным образом - нетрадиционное для этого места «Моление на чашу». Иконостас поражал пышной декоративной резьбой царских врат и колонок. Поэтому не удивительно, что Лепкий, дивясь этому кружеву виноградных ветвей и гроздей и цветов подсолнечника, назвал царские врата «райскими».
К сожалению, после пожара 1899 года спасти удалось немного. Из пламени вытащили две резные боковые колонны, образ св. Василия 1741 года, образ Христа с апостолами, образ св. Иоанна на дереве (старая икона), портреты Яна II Собеского и Марисейки (копии). Впоследствии оказалось, что спасли еще 10 резных колонн, три боковых алтаря, киворий (купол над престолом, поддерживаемый колоннами), литургические одежды и царские врата. Оригиналы портретов королевской семьи тоже уцелели - их забрали Потоцкие.
Новую церковь соорудили в 1906 году. В 1912 г. львовский монастырь св. Онуфрия приобрел для краснопущанского иконостас бывшего монастырского храма в селе Дереваче неподалеку от Львова. Его в 1719 году сделал жовковский художник Игнат Стобенский. Иконы для этого иконостаса писали игумен Выспянского монастыря о. Феодосий Сочинский и светский художник Павел Килимович с помощником Павлом. Спасенные царские врата и восемь колонн аутентичного иконостаса встроили в купленный.
После ликвидации УГКЦ и закрытия монастырей в церкви обустроили дом для престарелых. В захристии сделали кухню, а иконостас сначала завесили большой шторой. Впоследствии его разобрали и складировали в колокольне. Потеряны были масличные росписи на тему сотворения мира работы художника Сергея Дидушенко. Иконостас спасла община из Вербова Бережанского района. Его в 1952 году вывезли подводами с колокольни и смонтировали в приходской церкви Успения Пресвятой Богородицы.
В 1945 году в обители было семь монахов, но соответствующие органы планировали собрать в нем едва ли не всех монахов из греко-католических мужских монастырей. Последним игуменом монастыря, еще с довоенных времен, был о. Юлиан Манько, которому «советы» неоднократно предлагали перейти в русское православие. Он держался своей веры. Игумена отправили в ссылку в Сибирь, но он успел спрятать чудотворную икону Божьей Матери.
Греко-католики начали служить литургии подпольно: «Установлено, что в селах Гиновичи, Шумляны и Жуков Бережанского района проводит службы невоссоединившийся монах Петр Савицкий Петр, в селах Надречное и Урмань служит монах Василий Пришляк, в с. Плихов и Краснопуща проводит службы в помещении монах Криницкий. В городе Бережаны проводит богослужения невоссоединившийся священник Пасика». Все эти священники (кроме Пасики) были в свое время в краснопущанском монастыре.
Игумен монастыря о. Юлиан в конце 1950-х годов вернулся из Сибири и поселился сначала в пгт. Куликове у Львова, а затем в родном селе Старом Ярове Яворивского района. Настоятель умер в 1977 году. Но не всем монахам, которые были в Краснопуще, судилась легкая смерть. Уроженца с. Великие Гаи Якима Сенькивского арестовали вместе с игуменом Дрогобычского монастыря иеромонахом Северином Бараником в 1941 году. По преданию, его сварили в котле в Дрогобычской тюрьме. Сенькивский находился в краснопущанскому монастыре в 1920-х годах.
В 1979 году в помещениях обители открыли Бережанский психоневрологический дом-интернат. Восстановление монастыря началось, когда в 1992 году в Краснопущу вернулись отцы-василиане. В 1993 году обители вернули церковь, часовню и часть помещений. Настоящим праздником стало возвращение главной реликвии - Краснопущанской чудотворной иконы Матери Божьей, которую в советские времена хранила и прятала местная жительница Мария Лещук. Образ является копией Иверской иконы на горе Афон. Теперь икона находится за алтарем монастырской церкви. Частью келейного корпуса все еще пользуется психоневрологический интернат. Ежегодно в Краснопуще собирается все больше людей на богомолье. Комплекс сооружений монастыря находится в статусе новообнаруженного памятника архитектуры и вошел в список паломнических мест Патриаршего паломнического центра УГКЦ.
 
3 мая 2016 Євген ШАМШУРА
 

ПОХОЖИЕ НОВОСТИ

  • Храм великомученика Евстахия на Старосамборщине
  • Урочище Лужки: скит св. Андрея Первозванного
  • Добромильская обитель в истории и сегодня
  • История одной обители: от Яна Собеского до спецучреждения
  • Городищенское возрождение
  •  
     
    Раздел форума
    Обсуждаемая тема
    Автор сообщения
    Время