Современные культовые новообразования как религиозно-общественная проблема

Доклад на региональной конференции
«Духовная безопасность Украины»
г. Ковель, 27.01.2007 г.

Секта - это организация религиозной ориентации, которая на еретической основе искажает или отвергает истинное вероучение и духовно-благодатную силу Церкви Христовой, над искаженным духовно-нравственным укладом человека практикует скрытое психическое насилие с целью подавления воли и формирования зависимости адептов от лидеров секты.

Независимо от мотивации вступления, основная опасность деятельности сект лежит в духовной плоскости: вместо боготкровенного пути спасения души человек погружается в состояние «прелести», искажение души повлечет за собой искажение психики, ума, личности в целом. Искаженная личность отбросит ценности семьи, культуры, истории, общества и в какой-то степени дойдет до нарушения пресловутых прав человека. Если эти богословские критерии определения и оценки деятельности сект считать лишь достоянием богословия и позволить им существовать в рамках законодательного поля свободы совести на правах «равенства» всех, кто что-либо говорит о Боге, то ни педагогическая, ни психологическая, ни юридическая науки и практики, ни законодательная, исполнительная или судебная системы не оставляют себе средств противодействия тоталитарному нарушению прав человека, которое является лишь следствием духовного извращения сектантства.

Как бороться с сектами? Стоит обратить внимание на то, что если процесс вступления в секту можно характеризовать как религиозно-социальный, то возвращение из секты возможно только в индивидуальном плане на основе факторов, среди которых первое место занимают интеллектуальные мотивы (кроме них определяют еще эмоциональные и мистические): поиск смысла жизни, возвышенной духовности, расширение философско-религиозных знаний.

То есть возвращение - это очень сложный внутренний процесс личности, с очень многими неизвестными и непредсказуемым уровнем постоянства. Поскольку внутренний мир сектанта отграничен стеной перестроечного сознания, достучаться до него невозможно. Ни разъяснительно-пропагандистское влияние на сектантов со стороны Церкви, родственников, общества, ни методы государства не смогут вызвать такие внутренние изменения, которые бы заставили выйти из секты. Количество таких выходов ничтожно мизерное.

Поэтому в борьбе с сектами основное внимание, по моему мнению, стоит уделить первым ступенькам вышеуказанного религиозно-социального процесса: совместными усилиями религии, науки и государства предотвратить вступление человека в секту.

Что требуется от Церкви? Наконец-то понять одну вещь: секты добиваются успеха там, где недорабатывает Церковь, где не объясняет Слово Божие, где не встретит человека, где не разделит (не решит, а хотя бы разделит) ее проблемы. В силу этого, несмотря на наше традиционно бедовое строительство храмов, основные усилия следует направить на работу с человеком, а именно:

- Наполнение приходов не формой, а духом общины. Почему сектантская группа может создать эффект психологической теплоты для своих адептов, а молодой человек в храме в большинстве случаев сталкивается лишь с ворчанием бабушек и ритуальным официозом? Мы парадоксально забыли, что христианство - это образ жизни, Таинство Крещения;

- Это введение человека в общину, которая должна христианскими мерками регламентировать всесторонние потребности человека. Если община (приход) не живет интересами человека - этот человек не чувствует духа общинности, не чувствует изменений от вступления в христианство, и, соответственно не живет им;

- Углубление богословско-библейских знаний;

- Формирование религиозно-культурной идентичности;

- Создание фиктивной отписки, а не реально действующей миссионерской структуры, которая предоставляла бы реальную помощь приходам.

Усилия науки, по моему мнению, стоит уделить тому, чтобы в понятие образования включалось освоение как минимум двух религиозно-социальных составляющих:

1) осознание если не религиозной, то хотя бы исторической и культурной ценности тысячелетнего пребывания нашего народа в Православной Вере;

2) предоставление учащимся и студентам критериев оценки вероисповеданий - ведь на любые притязания секты им нечего ответить, они просто не имеют чем по чему их оценивать.

Для этого наука и образование должны выйти из-за своей хваленой толерантной ширмы бесстрастия. Бесстрастие не означает безучастность. Участие государства должно заключаться в законодательном ограничении произвола сектантских движений. За эти десять лет отношения государства к Церкви сначала пугали, потом удивляли, а сейчас уже перестали и смешить. С одной стороны государство очень хочет иметь свою «карманную» церковь, а с другой - в угоду «демократическим» заказам своих заокеанских покровителей тысячелетнюю ценность Православия уравняли в юридических правах с сектой-однодневкой. Нужно понять: секта - это не признак демократии, это антинародная диверсия.

На сегодняшний день мы имеем доступные прекрасные аналитические материалы о деятельности сект в России - на уровне докладных записок Генеральной прокуратуры, академии МВД и даже постановление Госдумы России «Об опасных последствиях воздействия некоторых религиозных организаций на здоровье общества, семьи, граждан России» - они собраны в научных сборниках Н. В. Кривельской. На официально законодательном уровне наши соседи инкриминируют сектам:

- Подрыв духовных интересов нации;

- Сбор разведывательной информации;

- Нарушение социальных прав;

- Нарушение информационной безопасности человека.

У нас эта диверсионная деятельность сект откровенно замалчивается - не дай Бог поморщит носик заокеанский дядюшка. И совершенно напрасно, эти опасения основаны на элементарной некомпетентности или продажном желании услужить западным заказчикам. В то время как практика ограничения деятельности сект в странах-эталонах демократии впечатляющая:

- Австрийский парламент 11 декабря 1997 г. принял самый строгий в Европе закон о религиозных меньшинствах, согласно которому юридический статус им может быть предоставлен после 10 лет испытательного срока при наличии не менее 16 тысяч последователей;

- Греческое законодательство вообще запрещает на своей территории прозелитическую деятельность любых неокультов;

- Законодательство Великобритании, Германии, Франции устанавливает четко регламентированный ценз неокультов и запрещает деятельность таких как муниты, сайентологи, Аум Сенрике - что широкой украинской душой разрешено у нас;

- Европейская конвенция по защите прав человека и основных свобод гласит: свобода отдельной религии должна быть ограничена в интересах демократического общества с целью сохранения общественной безопасности, поддержания общественного порядка, сохранения здоровья, морали и защиты прав и свобод других людей.
Протоиерей Алексей Добош,
кандидат богословия
 
17 сентября 2015 Анатолий ОСТАПЕНКО
 

ПОХОЖИЕ НОВОСТИ

  • Насущная необходимость консолидации общества вокруг проблемы духовной безопасности нации
  • Итоговый документ
  • Основные сведения о противоправной деятельности тоталитарных сект
  • Обращение к органам власти и общественности международной научно-практической конференции «Тоталитарные секты - угроза правам человека в восточной Европе» (Винница, 8-10 октября 2002 г.)
  • Обращение к властям участников международной научно-практической конференции «Защита общества, семьи и личности от тоталитарных сект» (г. Черкассы, 24-25 февраля 2003 г.)
  •  
     
    Раздел форума
    Обсуждаемая тема
    Автор сообщения
    Время