Святыня Замарстынова

Греко-католический храм святого Иосафата разместился между типичной послевоенной городской застройкой в северной части Львова на территории бывшего села Замарстынов, и был основан как монашеская обитель римско-католического ордена капуцинов. История храма связана с событиями XVI в., в начале которого в Италии от мощного католического монашеского ордена францисканцев ответвилось новое сообщество сторонников особенно убогой жизни, получившее из-за своего особого стиля монашеской одежды в народе прозвище «капуцины», которое прижившись, вскоре стало их официальным наименованием. Эта ветвь последователей святого Франциска быстро приобрела большую поддержку и начала открывать свои монастыри по многим городам Европы, в том числе и во Львове, который в то время входил в состав Польши.

В начале XVIII в. капуцины впервые прибыли во Львов, где в Лычакове, при финансовой поддержке Елизаветы Сенявской, на месте старых бастионных укреплений линии Беренса возвели свой монастырь. Работы по возведению святыни продолжались с 1708 по 1730 год, когда и появился их монастырь, состоящий из бароккового костела Зачатия Пресвятой Богородицы, монастырских келий, и позже пристроенной стены. Здесь отцы капуцины и проводили свои богослужения вплоть до конца XVIII в., когда вскоре после раздела Речи Посполитой, новая австрийская власть согласно так называемой иосифинской кассате в 1785 году в числе многих других святынь закрыла и львовский монастырь капуцинов, а монахов заставила покинуть Львов. Храм имперская власть передала францисканцам. Сегодня этот храм, который находится на улице Короленко 1, использует в своих религиозных целях община адвентистов седьмого дня.

В конце XIX в. инициатором возвращения капуцинов во Львов выступил настоятель костела святого Мартина отец Эдуард Подольский. Кроме него, сторонниками такой идеи также стали епископ-помощник Юзеф Вебер и настоятельница монастыря францисканцев Мария Моравская. Приглашение капуцины приняли, и встал вопрос выбора места под строительство их храма. По первоначальной идее планировалось передать в пользование монахам костел святого Войцеха, однако по какой-то причине эту идею так и не смогли воплотить в жизнь. Провалился и замысел о сооружении нового храма по улице Зеленой. Тогда капуцинам было предложено поселиться в селе Замарстынове, где с целью строительства нового монастыря советом замарстыновской гмины им был подарен участок земли площадью в полтора морга, которая отличалась значительной заболоченностью. Тем не менее, отцы капуцины с большим рвением взялись за освоение новой территории. Не последнюю роль в этом сыграла значительная поддержка местных жителей, ведь из восьми тысяч тогдашних жителей Замарстынова более половины составляли поляки. Чувствовали поддержку капуцины и от священников из уже упомянутого костела святого Мартина в Пидзамче, к парафии которого принадлежало это село.

В 1904 году гвардианом Рудольфом Фицовским был освящен краеугольный камень под строительство келий, а первым дефинтором Бронислав Степеком - под храм. В том же году по проекту архитектора Зигмунта Крикевича, на средства капуцинский провинции, монахи возвели первую деревянную однонефную часовню, которую торжественно освятили под титулом своего небесного покровителя, очень почитаемого в католической церкви святого Франциска Ассизского. Известно, что данная святыня характеризовалась наличием трех алтарей, а большинство другой религиозной утвари храма было подарено капуцинам простыми жителями Замарстынова. В следующем году также завершили сооружение небольшого шестиосевого глинобитного домика, который стал служить монашеской общине в качестве монастырских келий.

Хотя здешние капуцины своими доходами сильно уступали другим католическим орденам и часто страдали от недостатка финансирования (Замарстынов в те времена считался одним из беднейших поселений), однако в 1909 году начинает подниматься вопрос расширения монастырского комплекса и его перестройку в каменном виде. С 1910 года начался сбор средств на строительство новой святыни. Но возведение каменного храма все время откладывалось. Однако были и определенные достижения. Так в 1912 году на основе части Замарстынова, а также сел Голоско Великого и Голоско Малого образуется отдельная римско-католическая экспозитура. По состоянию на 1918 год финансовые трудности ордена достигли такого масштаба, что отцы капуцины всерьез задумались над закрытием своей галицкой миссии и переселением на территорию этнической Польши. Однако как-то ситуация для монахов немного улучшилась, и в начале 1920-х годов даже начинает повторно подниматься вопрос строительства нового каменного храма.

Для разработки проекта святыни был приглашен известный тогда архитектор Ян Кароль Сас-Зубрицкий. Выпускник львовской политехники Зубрицкий был не только архитектором, но и крупным искусствоведом, заведующим кафедрой архитектуры и эстетики того же политеха, автором многочисленных книг, зодчим нескольких десятков костелов по всей Польше и западной Украине, а также создателем еще десятка перестроек уже существующих храмов. Чего стоят только такие его выдающиеся работы, как строительство Михайловской церкви в родном городке художника Толстом, и проект перестройки чертковского костела святого Станислава на Тернопольщине (правда, по другой версии, последний проект выполнил другой талантливый архитектор – Теодор Талевский). Зубрицкий завершил работу над проектом капуцинского костела в 1921 году. Как сторонник так называемого «зигмунтовского архитектурного стиля», в своей работе он оригинально соединил барокко, готику, маньеризм, польский ренессанс времен Сигизмунда II Августа и еще массу элементов других стилей, в результате чего разработал уникальный, ни на что не похожий храм.

Но тогда работа Зубрицкого пришлась по душе не всем братьям этого ордена. Причины были разными. Часть отцов считала упомянутые архитектурные стили устаревшими, поэтому хотела возвести храм в модном тогда стиле функционализма. Другая часть, наоборот, считала возведение такого изящного храма недопустимым для харизмы самого ордена, особая ставка в которой делалась на простоту и бедность. Однако авторитет Яна Зубрицкого тоже весил немало, и разработанный им проект (хотя по требованию капуцинов и в несколько измененном виде) все же был официально утвержден. В том же году состоялось и другое важное событие в жизни замарстыновскогго сообщества, ведь именно тогда вышеупомянутую экспозитуру наконец возвели до уровня отдельной парафии. А дальше началась подготовка к новым строительным работам, для чего в 1924 году был образован специальный комитет, главой которого стал президент Замарстыновской гмины Мартин Войнарович.

В 1925 году с закладки фундамента и освящения краеугольного камня, наконец, начинаются долгожданные работы по возведению каменного костела. Тогда же Замарстыновская гмина подарила капуцинам на нужды будущего монастыря еще один участок земли. Однако уже вскоре монахи вновь столкнулись с отсутствием средств для дальнейших работ, после чего над многолетними стараниями вновь нависла опасность приостановки. К братьям-капуцинам отовсюду начали стекаться пожертвования. Кроме самих прихожан, весомую финансовую помощь монахи получили от отца Чеслава Шуберта, который в то время вел реколекции в США и отправлял щедрые пожертвования замарстыновским капуцинам, а также от Львовского магистрата, Львовской латинской митрополичьей курии, дрожжевой фабрики в Лисиничах и многих других организаций.

В 1927 году с южной стороны костела начинают пристраивать монастырские кельи. Однако все еще недовольные проектом капуцины попросили внести свои коррективы и сюда, что и сделал руководитель строительных работ Франциск Квецинский (после смерти которого в 1929 году строительные работы продолжил Станислав Кондера). И вот 5 ноября 1930 года львовский латинский архиепископ Болеслав Твардовский освятил новый храм под тем же титулом костела святого Франциска Ассизского. В главном алтаре храма была торжественно размещена икона этого великого святого. Проект алтаря изначально был также разработан Яном Зубрицким, однако так и не воплощен в жизнь. Поэтому вместо него здесь был установлен одноярусный необарокковый алтарь, изготовленный из темного дерева мастером Яном Войтовичем. В костеле были также три колокола, названные интересными именами: Александр, Чеслав и Юзеф. Они были созданы львовской фирмой Рудольфа Матейсера и освящены на Зеленые Праздники того же 1930-го года.

В 1930 году часть львовских сел вследствие территориальных изменений Львова вошла в состав города. Среди них был и Замарстынов. Так монахи-капуцины сами для себя неожиданно вдруг становятся львовянами. Однако с освящением костела строительные работы не закончились. В 1932-1933 гг. на северо-востоке от храма по проекту еще одного очень известного тогда архитектора Вавжинца Дайчака, был построен также и приходской дом. Здесь и сбылась давняя мечта капуцинов, ведь данное сооружение было построено в желаемом ими стиле функционализма. Интересно, что здание также отличалось не «тинькованым» видом (проще говоря, не оштукатуренными стенами). В этом доме настоятель капуцинов открыл библиотеку, создал ссудную кассу и организовал любительский театр. После этой достройки форма монастырского комплекса приобрела вид буквы «П». Так и появился этот современный прекрасный храм.

Капуцинами в Замарстынове также была положена хорошая традиция 60-километрового пешего паломничества в село Милятин, где хранилась известная чудотворная икона Распятого Иисуса Христа, и которая происходила ежегодно на праздник Воздвижения Честного Креста. Под опекой отцов капуцинов замарстыновское сообщество развивалось, и в 1937 году в ее парафию была также добавлена гмина Збоиски, которая раньше относилась к Малеховской парафии. Вот так незаметно и пришел переломный 1939 год, а с ним и Вторая мировая. После присоединения западной Украины к Советскому Союзу, началась эпоха гонений на христиан и репрессий против мирных жителей. Однако несмотря ни на что капуцины дальше проводят свои богослужения, более того, даже продолжают свои паломничества в Милятин. В 1939 году новая власть конфисковала приходской дом капуцинов и превратила его в приют для беженцев и пострадавших в результате военных действий. А с 1940 по 1941 год его уже начали использовать как общежитие для учащихся школы садоводов. В 1941-1944 гг. при монастыре также действовала кухня для бедных. В 1943 году немцы конфисковали уже упомянутые монастырские колокола.

После войны дела для капуцинов пошли особенно плохо. Весной 1946 года коммунистическая власть окончательно закрыла монастырь. Отцы капуцины были вынуждены во второй раз покинуть Львов. Выезжая на Запад, монахи забрали с собой большую часть храмового имущества, и только один из них, уроженец Замарстынова отец Серафим Кашуба, остался в СССР нелегальным настоятелем многих католических общин, которыми усердно занимался до своей смерти в 1976 году. В 2001 году за свои большие заслуги отец Серафим был объявлен слугой Божьим, и сейчас идет процесс его канонизации. Костел святого Франциска Ассизского был переоборудован в фильмохранилище, в результате чего была потеряна часть фресок в интерьере святыни, а главный вход был превращен в окно. Кельи монастыря приспособили под жилые постройки, а в приходском доме открыли филиал городской библиотеки.

Похожая судьба постигла и соседей капуцинов - редемптористов. Еще в 1913 году митрополит Андрей Шептицкий пригласил в Украину представителей влиятельного Ордена Святейшего Искупителя, известных еще как редемптористы. Здесь приглашенные монахи перешли в восточный обряд и начали заниматься миссионерской работой. С целью дальнейшего развития этого монашеского ордена владыка Андрей спонсировал строительство их святынь, в числе которых в 1923 году, в селе Голоско Великое, по соседству с замарстыновскими капуцинами, был возведен один из монастырей редемптористов, который те освящают под титулом своего великого основателя - святого Альфонсо Лигуори. В самом Замарстынове редемптористы определенное время служили (не являясь собственниками) в церквушке св. Иосафата Кунцевича (была по адресу: ул. Замарстыновская, 100). Среди других редемптористов здесь священнодействовал будущий владыка Филимон Курчаба. В последнее время настоятелем этой церкви был известный священник о. Артемий Цегельский. В 1946 г. после «Львовского собора» священника с семьей вывезли в Сибирь, а часовню разрушили и на ее месте построили жилой дом.

Именно редемптористам через несколько десятилетий выпала участь занять ключевое место в дальнейшей истории существования костела капуцинов. Коммунистическая власть конфисковала все монастыри этого конгрегации, а братьев из других монашеских общин весной 1946 года собрала в стенах монастыря святого Альфонсо. Осенью 1948 года монахов выгнали и отсюда, после чего на долгое время обитель была превращена в туберкулезную больницу. Многие монахи были подвергнуты репрессиям, в том числе епископы Василий Величковский и Николай Чарнецкий, которые в 2001 году были объявлены блаженными. Также редемптористы были среди тех, кто выводил УГКЦ из подполья. С 1990 г. редемптористы постепенно начали возвращать свои давние обители. В церкви св. Анны, которая находится в 50 метрах от монастыря, создалась православная община. Поэтому выбор редемптористов пал на костел святого Франциска, который перешел в собственность ордена. И в память о своей старой часовне, которая уже в то время не существовала, храм был переосвящен под титулом св. Иосафата. Так и началась новая история храма.

Построенный из кирпича и камня храм ориентирован по оси восток-запад (между улиц Замарстыновской и Авраама Линкольна), имеет трехнефный план с нехарактерно удлиненным святилищем. Оно несколько ниже главного нефа, который перекрыт двумя квадратными пряслами сводов и, в свою очередь, отделен от двух других, тоже низших нефов, двумя рядами колонн и филяров. С северной стороны к храму пристроена небольшая квадратная часовня, когда-то носившая титул еще одного великого последователя Франциска Ассизского - святого Антония Падуанского (сейчас часовня используется в качестве захристии). С северо-западной стороны храма стоит невысокая восьмигранная башня, в середине которой находится винтовая лестница, ведущая на хоры. Неоштукатуренные внешние стены храма обнажают красный кирпич, который очень гармонично контрастирует с красной металлочерепицей, которой редемптористы покрыли крышу святыни. Заслуживает также внимания и сохраненная небольшая каменная фигурка монаха капуцина на фасаде.

Значительные работы по благоустройство храма отцы провели и в середине. Был установлен иконостас, выполнены новые росписи, часть фресок была перерисована в несколько ином стиле (старые росписи из-за протекания крыши были существенно повреждены). Кроме того, в храме появились три новых колокола, которые получают имена Андрей, Гавриил и Иосафат. После провозглашения в 2001 году блаженным епископа Николая Чернецкого, в 2002 году монахи редемптористы забирают мощи этого своего собрата с Лычаковского кладбища (где он тогда был похоронен) и со всеми почестями переносят их в свой храм, где сохраняются до сегодняшнего дня. Таким образом, храм св. Иосафата стал одним из центров современного паломничества в УГКЦ. Впоследствии возникла идея построить отдельный духовно-реколекционный центр в честь этого новомученика. Первой постройкой на месте комплекса стала деревянная церковь блаж. Николая Чернецкого, построенная в гуцульском крестообразном стиле.

В 2011 году началась перестройка старого приходского дома. А бывшие кельи до сих пор остаются простыми жилыми сооружениями. Интересное событие также произошло в жизни сообщества в 2014 году, когда, посещая свои древние обители, из Люблина во Львов приехали 27 капуцинов. Не обошли они вниманием и Замарстынов, где их радушно встретили редемптористы, совместно с которыми было организовано участие в восточнообрядном молебне, посвященном душам умерших львовских капуцинов. А позже, в алтаре, за иконостасом, впервые с 1946 года в храме святого Иосафата снова была совершена евхаристия в западном обряде.

В левом нефе храма имеется икона Матери Божьей Неустанной Помощи, которую еще называют «Простреленной». Это копия с иконы, хранящейся в редемптористском храме в Риме. Ее привезли в Украину редемптористы из Бельгии, которые основали украинскую ветвь ордена. Икона изначально содержалась в часовне при монастыре на Збоисках во Львове. В начале войны, осенью 1939 года, в этот храм зашел советский военный и, почувствовав злость, выстрелил в образ. Пуля пробила доску, но ликов не повредила. После закрытия монастыря брат Ириней взял икону с собой. Хранил ее в собственной квартире на ул. Воссоединения. Перед этой иконой молился блаженный владыка Василий Величковский. После восстановления обители братья редемптористы разместили икону в коридоре монастыря св. Альфонсо, напротив лестницы. На праздник Матери Божьей Неустанной Помощи ее украшали цветами, зажигали свечи и служили акафист, который написал в ее честь о. Роман Бахталовский. В 2009 году, в день праздника Благовещения, икона была перенесена в храм сщмч. Иосафата. Рядом с мощами блаж. Николая Чернецкого она является постоянным объектом паломничеств.


Наступил 2015 год и 25-я годовщина возобновления богослужений в этом храме. Сегодня это не только место паломничества, но действительно живая парафия. Здесь действует катехизическая школа им. блаж. Зиновия Ковалика, различные мирянские сообщества (особенно активно молодежное – «Свет Христа»), два хора. Редкая парафия имеет алтарную дружину - на праздники около 50 ребят прислуживают на литургии. А на праздник св. Иосафата (25 ноября) 2014 года рядом с церковью в сквере был освящен искусно выполненный крестный путь. А сам скверик власть передала под опеку отцам-редемптористам и теперь это уютное место для отдыха жителей микрорайона. По большим праздникам приход собирает более 10 тыс. верующих.






О том, как определяется стоимость продвижения сайтов, и как можно избежать лишних расходов
 
11 сентября 2016 Ангелина ЛИСНЯК
 

ПОХОЖИЕ НОВОСТИ

  • Бенедиктинский студитский монастырь во Львове: дух 400-летней традиции
  • Львовский костел Марии Магдалины и тайны его крипты
  • Костел с двойным названием над рекой Боберка
  • История збаражских бернардинов
  • Во Львове 29 монашек лишили сана
  •  
     
    Раздел форума
    Обсуждаемая тема
    Автор сообщения
    Время