Иерусалимский берег западного Крыма

Западнокрымский город Евпатория и, в частности, его средневековый центр, получивший название «Малый Иерусалим», - очень интересный пример мультиэтнического и многорелигиозного характера всего полуострова. На относительно небольшой территории в средневековой части Евпатории расположились памятники многих культур - крымских татар, караимов, русских, армян, крымчаков, поляков, евреев, турок.

На Караимской улице - две кенасы, две синагоги, дом евангельских протестантов, а поблизости, в соседних кварталах, еще и мечети - и Хан-Джами, православный собор св. Николая, монастырь дервишей, армянский храм Сурб-Никогайос, армянский католический храм, молитвенный дом крымчаков, греческая Ильинская церковь. Малый Иерусалим - название недавнее. Оно - продукт туристического XXI века. Но название удивительно точное, оно точно отражает суть этого мультикультурного феномена. Да и формирование его началось гораздо раньше. Точкой отсчета служит 1783 год, когда крымский город Гезлев, как и весь полуостров, стал частью Российской империи. Гезлев - это одно из названий Евпатории, наряду с Керкинитидой и Козловым.

На протяжении 2500 лет своей истории город несколько раз «переформатировался» и соответственно менял название. Сначала была Керкинитида, основанная греческими колонистами около VI века до н. э. После овладения городом скифами он пришел в упадок. В XIII веке полуостров завоевали ордынцы, которые построили на месте Керкинитиды мощную крепость Гезлев. Впоследствии эта твердыня превратилась в большой город, который имел собственный порт, несколько базаров, около 670 магазинов, 10 ветряков, множество кафе, бань. Город был значимым. Здесь был судья и право шариата, два врача, немало дворов-заездов для гостей, тюрьма.

Запорожские казаки, которые не раз успешно атаковали Гезлев, и купцы-славяне, которые ехали сюда с товаром или за товаром, называли город на свой манер - Козлов. Именно с таким названием оно упоминается в украинских думах. К примеру, в думе «Самойло Кошка» место действия подано определенно: «В город Козлов прибывали». Таким образом, кошевой атаман совершил свой легендарный подвиг именно в Козлове-Гезлеве. А когда Крым попал под контроль Петербурга, российские власти принялись уничтожать татарские названия городов. Название Гезлев отвергли. Но и славянский вариант - Козлов - не очень вдохновлял жителей города. Поэтому Екатерина II во время посещения полуострова летом 1787-го «подарила» новое название Евпатория - в древности в этой местности понтийский царь Митридат VI одержал победу над скифами.

Но новация императрицы еще долгое время не пользовалась у людей популярностью. Тарас Шевченко вспоминал о городе, называя его Козлов. Хотя сам никогда в Евпатории не был. Восточный колорит города сочетался с европейскими обычаями. Малый Иерусалим - это как город в городе, но без собственного самоуправления. Эта средневековая часть города, к счастью, пережила все лихолетья, сохранила исторически-культурные черты и продолжает сохранять свои тайны от чужаков. Например, на перекрестке нынешних улиц Дмитрия Ульянова и Караимской когда-то был въезд в средневековый Гезлев - ворота Белого Муллы. С минарета соседней мечети Ашик-Омер голос муллы призвал людей на молитву - намаз. Теперь этой мечети нет. Точнее, здания сохранились, но в них живут люди, летом сдают свои комнаты курортникам.

Затерялось и место захоронения самого Ашика-Омера, который построил эту мечеть. Ашик-Омер был известным поэтом и певцом. Родился в Гезлеве в 1621 году, много путешествовал, посвятил себя построению мечетей. Одну из них возвел в монастыре дервишей, ведь, по преданию, сам был дервишем. А вторую мечеть построил у ворот Белого Муллы. Под стенами этого храма в 1707 году похоронили Ашика-Омера, с тех пор мечеть получила его имя. Более двух столетий горожане ухаживали за могилой. При советской власти мечеть закрыли, превратив ее в общежитие, а кладбище уничтожили. Но добрые дела не забываются - в 2004 году в сквере возле кафе-театра «Мустафа» возвели бронзовый памятник поэту, который играет на народном инструменте саге. Надписи на украинском, крымскотатарском и русском языках передают строки его стихотворения о родном городе.

Вследствие войн в ХХ веке осталось совсем мало караимов. Сейчас они на грани исчезновения. Караимская религия интересна примером синтеза иудаизма, христианства и ислама с догмами, традиции и календарем, основанная на доктрине Аннана, Ветхом Завете и традиции. Слово «кара» означает «чтецы». Храмы кенасы ориентированы на восток и делятся подобно старым синагогам и мечетям на две части - женскую и мужскую. Есть и языческие элементы - имя Бога Тенґри, происходящее от имени тюркского божества, а также культ священных дубов.

Называть свои храмы кенасами караимы начали не так давно. В справочниках начала ХХ в. используется другое название - «караимская синагога». В 1860 году, когда караимы получили право жить в любом городе Российской империи, молодежь начала покидать Крым в поисках лучшей доли. Кенасы появились в разных городах. Но по причине отсутствия верующих, их не используют. Кенаса в Киеве на улице Ярославов Вал сегодня служит Домом актера. В Малом Иерусалиме сохранился действующий караимский храмовый комплекс. Справа от комплекса кенас расположено кафе «Караман» с караимской кухней. Караимские женщины издавна устраивали кулинарные соревнования. В частности, соревновались по изготовлению миниатюрных пельменей.

Умелым поваром в XIX веке была почтенная Хаджи-Сарата. Без ее кулинарных талантов в городе не проходил ни один семейный праздник. Неимущим она дарила свое умение, зато с богатых брала большую плату. Никто не знал, как она тратит заработанное - не покупала ни золота, ни драгоценностей, не тратилась на роскошь. Даже одевалась в плохонькую одежду. Лишь однажды отправилась в паломничество в Иерусалим. Тайна раскрылась после ее смерти. Оказалось, все свои деньги она завещала бедным. Согласно ее воле в городе открыли бесплатную столовую. Каждый нуждающийся мог получить там обед или ужин. Ее примеру последовал другой житель Евпатории, караим Марк Кумыш-Кара, который открыл во время войны столовую для сирот и пожилых людей, спасая их от голода. На месте этой столовой и открылось нынешнее кафе «Караман».

Малый Иерусалим соткан из множества благодеяний и историй, как восточный ковер. О них можно долго рассказывать. Еще одна краска Малого Иерусалима - еврейская. На Караимской улице видим старинное здание, возвышающееся за высокой каменной оградой. Это - синагога Еґия-Капай, известная также как Ремесленная. Советская власть в 1930 году закрыла синагогу, превратив ее в хозяйственное помещение, а фашисты во время войны устроили здесь конюшню. Только в независимой Украине святыню вернули местной еврейской общине.

Однако главная синагога Евпатории расположена у Крепостных ворот на Караимской. Это невзрачное одноэтажное здание с башней - собственно, остатки когда-то очень хорошей синагоги, которая не выдержала бедствий ХХ века. Когда-то здание было двухэтажное, с балконом в центре. Из него хор синагоги приветствовал императора Николая II. Собственно, башня является фрагментом второго этажа, который не сохранился. Синагогу построили купцы в 1912 году на месте старой, чтобы иметь более просторное и красивое молитвенное помещение. Поэтому эту синагогу называли также Купеческой. А еще - Базарной, потому что неподалеку существовал колоритный Одун-базар. Даже внешне сооружение производило впечатление - автором проекта был известный архитектор Адам Генрих.

Крымские татары доминировали в средневековом Гезлеве. Не только численно, но и политически, ведь были единоверцами и единокровными главе государства - хану. Ханская мечеть Хан-Джами - пример старинного восточного зодчества. Хан Девлет-Гирей заказал ему возвести в Гезлеве самую большую и красивую мечеть на полуострове. Казалось бы, почему не в столице Бахчисарае? А потому, что Гезлев был большим торговым центром и портом, который одновременно мог принять около 1000 кораблей. Хан видел в Гезлеве второй Стамбул и мечтал перенести сюда столицу Крымского ханства. Ведь Бахчисарай стал тесен. Однако Сулейман Великолепный, супруг легендарной Роксоланы, решил и себе построить новый храм и отозвал назад Ходжу Синана. Мечеть Хан-Джами заканчивали уже ученики выдающегося мастера.

Святыня изначально предназначалась для коронации крымских ханов. Все начиналось в султанском дворце Топкапы в Стамбуле - султан давал определенному претенденту из рода Гиреев фирман, который позволял занять ханский трон. Но разрешение - не сама власть. Кандидат отправлялся на инаугурацию в Гезлев в Хан-Джами. На протяжении истории в мечети короновали 18 крымских ханов. В 1783 году хан Шагин-Гирей передал свой народ под власть Российской империи и Крымское ханство прекратило существование, а Хан-Джами стала обычным храмом. Советские реставраторы восстановили здание, а в 1990-х годах отдали мусульманской общине.

Переход Гезлева в состав Российской империи означал приход на земле с преимущественно мусульманским населением большого количества православных христиан. Однако еще раньше здесь жили христиане Армянской Апостольской Церкви. На улице Интернациональной, 44 сохранилась сооружение начала XIX в. - бывшая армяно-григорианская церковь Сурб-Никогайос, то есть св. Николая. Рядом с мечетью Хан-Джами, на улице Тучина, 2, находится величественный православный собор св. Николая. Поводом построить храм стало освобождение города от английских, французских и турецких войск, оккупировавших Евпаторию. Прежняя Николаевская церковь сильно пострадала от войны - была уничтожена колокольня, иконостас, потеряны церковные книги, архив. Решили вместо нее построить Николаевский собор.

Старая часть города до сих пор сохраняет татарский колорит. В ее извилистых улочках легко заблудиться. Но монастырь дервишей сооружался за городом. Когда-то это была окраина, а сейчас - почти центр города. Странные ворота - это современный вход в средневековый монастырь дервишей. На его территории находятся несколько зданий, которые были построены в течение XV-XVII вв., - собственно текие (храм) дервишей, с полуразрушенным минаретом и дом медресе. Из них уникален именно текие. Текие, построенных в XV в., в мире сохранилось лишь три: в Египте, Турции и в Евпатории. При Российской империи дервишам перекрыли вход на полуостров. Храм пришел в упадок. На территории монастыря продолжала действовать мечеть Шукурулла-эфенди. Мечеть и минарет, которые мы видим сегодня, построены в XVII в. Зато прежняя мечеть, меньше по размеру, находилась на том же месте и вероятно была возведена самим Ашиком Омером.

После возвращения в 2000 году объекта верующим, начались археологические раскопки, которые обнаружили много интересного - в частности могилу Отеш-Деде. Это был дервиш, который впал в транс и оставался в келье, вопреки правилу, вместо привычных трех дней - сорок лет. Интересен крымско-татарский этнографический музей. Музей появился (и сам монастырь возродился) благодаря усилиям историка и социолога Алифе Яшлавской. После возвращения из депортации в родной город, эта энергичная женщина смогла восстановить разрушенную святыню. Благодаря ей бывший склад Черноморского флота превратился в ансамбль «Текие-дервиш». Теперь снова можно увидеть танцы дервишей в исполнении фольклорной группы «Дервиш».

Осенью 2008 года на улице Тучина, пересекающей Караимскую, во время реконструкции квартала под домом №8-А обнаружили неизвестные подземелья. Вызвали местных краеведов, археологов из Симферополя. Вердикт был сенсационным: это - подземная кенаса. Слухи о ее существовании кружили по городу в течение двух столетий, но где именно она находилась и существовала ли вообще - никто не знал. Теперь стоит внимательнее присмотреться к свидетельству известного путешественника Эвлия Челеби, посетившего город в середине XVII ст. Он писал, что в городе существуют две подземные кенасы. Кто знает, может когда-нибудь найдется и другая. Всего же, кроме четырех упомянутых, была еще одна кенаса, которая находилась у Духовного училища караимов.

Этноним «крымчак» существует не так давно - с 1859 года. Жили они в Карасу-Базаре, но в конце XIX в. начали расселяться по разным городам Крыма. Поселились, конечно, и в Евпатории. В 1908 году крымчаки Евпатории - в то время несколько семей - арендовали дом Шишмана, в котором основали собственный молитвенный дом к’аал. Это одноэтажное сооружение до сих пор можно увидеть неподалеку от улицы Караимской. Теперь это обычный жилой дом. К’аал существовал почти три десятилетия, а тогда был закрыт. Его приспособили под крымчацкий клуб и мастерскую. Во времена немецкой оккупации все крымчаки города были расстреляны, в том числе их священник. Последний крымчак города Давид Вейнберг умер в апреле 2008-го. А вообще в Крыму осталось около 200 крымчаков.
 
20 мая 2016 Дмитрий БУНИН
 

ПОХОЖИЕ НОВОСТИ

  • Храмы города Черткова
  • Сугдея - земля святынь
  • Адепты «Хизб-ут-Тахрир» бегут из Крыма
  • Меджлис призвал игнорировать секту «Хизб-ут-Тахрир»
  • Киев. Захвачен храм Николая Чудотворца
  •  
     
    Раздел форума
    Обсуждаемая тема
    Автор сообщения
    Время