Храм, вокруг которого кипит жизнь

Что дает человеку церковь? На эту тему можно писать тысячи теологических трактатов, полемизировать и спорить часами и днями. Но в основном значение церкви заключается в том, что сюда мы приходим молиться. И все? Если заглянем в глубину веков, то сможем рассмотреть лучше.

Вокруг церкви сосредоточивалась почти вся жизнь тогдашнего человека. Священник учил детей читать и писать. Монахи в монастырях и госпиталях лечили больных. А в случае опасности - именно церковные стены защищали людей от врага. Храм был для людей и школой, и читальней, и больницей, и замком - потому церковные служители заботились о своих прихожанах, как только могли - когда надо было поддержать не только душу человека, но и тело, вылечить от болезни или спасти от врагов.

Прекрасный пример такого храма, который был и крепостью, и школой, и больницей, сохранился в небольшом селе Бесиды на Жолковщине. Село это лежит на обочине дороги, ведущей из Жолквы до Любель (ехать по трассе Львов-Ковель, затем свернуть в сторону село Замочек, а проехав Замочек - у придорожного креста повернуть влево). Дорога сама выведет путешественника в церковь, окруженную соснами и туями. Церковь стоит на самом краю села, за ней - поле, кое-где можно увидеть рощу или перелесок.

На самой церкви висит еще с советских времен табличка, что храм датируется 1835 годом. Однако в том году церковь была лишь перестроена. Возведен же храм в 1667 году - возможно, на месте еще более древней церкви (не могло же село быть без церкви). При церкви был монастырь - скорее всего, православный (унию здесь приняли значительно позже). Известны основатели монастыря - о. Филарет и о. Феофан. На Жолковщине это был один из немногих монастырей (были еще Жолковский, Креховский, Верхратский монастыри).

Монастырь и крепость

Скорее всего, монастырь был основан не просто так - в 1667 году Польша и Москва закончили многолетнюю войну, и теперь Михаил Вишневецкий, король Речи Посполитой, имел время, чтобы позаботиться о защите своих подданных от татарских набегов. В том же году Вишневецкий дал деньги креховским монахам на построение вокруг монастыря каменной крепости, в которой могли бы скрываться местные крестьяне.

Монастырь в Бесидах не мог похвастаться мощной крепостью, но все же от разбойников или небольшого отряда татар спасти людей мог. Монастырь был обнесен валом и рвом. Ров заполнялся водой из реки Белая. На валах (по древнерусским традициям фортификации) стояли деревянные городни, на углах - башни. Правда, традиции ренессанса уже заявляли о себе - крепость квадратная в плане, с башен простреливалось все пространство под стенами.

Следовательно, при наличии надлежащего гарнизона, пушек и мушкетов, этот монастырь-крепость легко мог противостоять татарам. Кроме того, Бесиды лежат на северо-западе от Жолквы, а Жолква - на северо-западе от Львова, на западе же от Жолквы был большой Креховский монастырь. Итак, татары с турками в случае нападения должны были сосредоточиться на величественном Львове и блестящей Жолкве, а потом идти в сторону Равы Русской и Замостья.

С большой дороги сворачивали только те, кто искал счастья в Крехове и Магерове. До Бесид могли дойти лишь небольшие отряды, и даже в случае захвата маленькой крепости в небогатом селе их не могла ждать большая добыча. Итак, монастырь-крепость вполне соответствовал своему военному назначению, и тот факт, что церковь XVII века сохранилась до наших дней, свидетельствует о том, что во враждебных руках она не бывала.

Сельская типография?

Во времена короля Яна III Собеского, резиденция которого находилась в Жолкве, а сам король заботился о развитии православной и греко-католической церквей, монастырь получил привилегию на учреждение типографии. Успели монахи построить типографию или нет - неизвестно. Но некоторые предположения относительно истории этой типографии сделать можно.

Известно, что в 1753 году князь Михаил Радзивилл (который приобрел Жолкву у вдовы одного из сыновей Собеского), подарил монастырю многочисленные земли. Скорее всего, в то время маленький сельский монастырь уже находился под духовной опекой жолковских василиан, и привилегия Радзивилла только усилила связь Бесид с Жолковским монастырем, который вскоре получил статус архимандрии.

А через несколько лет австрийцы, овладев галицкой землей, начали вводить «просветительские» реформы - расформировывать маленькие монастыри и конфисковывать церковные земли. Тогда монастырь в Бесидах был расформирован, монахов перевели в Жолкву, а остатки устаревшей крепости разобрали. Ров вскоре обмелел, валы утратили былую форму. Не сохранились до наших дней пороховые и монастырские кельи, а также то, что должно было стать типографией.

Единственным, что могло утешить в таких обстоятельствах, было то, что изъятые земли использовались «по назначению» - для платы священникам. Также монастырская церковь, которую «просветители» все-таки оставили стоять на месте, стала обычной приходской и находилась под опекой жолковских василиан. Сохранилась и надвратная башня 1751 года - ее использовали как колокольню. Используют до сих пор.

Наиболее вероятно, что именно тогда типография (или то, что от нее осталось, или те ее элементы, которые монахи из Бесид успели создать), была перевезена в Жолкву. Правда, и в Жолкве издательское дело большого развития не было, пока Андрей Шептицкий не приобщился к модернизации Жолковской типографии. Но это уже другая история.

Воля и соборность

Во времена войны в Бесидах действовали ОУНовцы, отряды УПА. 19 декабря 1945 года у церковных валов шел с товарищами в свой последний бой краевой лидер ОУН Дмитрий Слюзар (псевдо - «Золотарь»). Похоронили повстанцев там же, где и убили - у церкви, которая, возможно, в последний раз послужила крепостью вооруженным защитникам этой земли.

В советское время храм в Бесидах был передан Московскому патриархату - греко-католическая церковь была запрещена. Некоторые согласились стать «московскими» православным, другие - подпольно держались старой церкви, но сельский храм продолжал быть для крестьян надежным духовным убежищем. А в 1989 году греко-католики вышли из подполья и стали претендовать на то, что у них отобрали. Власть в те годы уже не могла так явно противиться своему народу, и община УГКЦ снова стала служить в своем храме.

Правда, православный священник, служивший тогда в Бесидах, хоть и пришел в это село как представитель оккупационной власти и церкви, смог завоевать сердца селян. То ли он умел привлечь человеческую любовь, или просто достойно выполнял пастырские обязанности, но многие бесидчане встали на его защиту - тем более, что он решил перейти в Автокефальную православную церковь. Между селянами назревал конфликт - позорный, но неизбежный в той ситуации.

Подобные истории случались во многих селах, где православные священники вели себя мудро и не вызывали ненависть своих прихожан - часть сельской общины не хотела оставлять старого священника. Для многих людей православие успело стать родной, «своей» верой и становиться вновь греко-католиками они не хотели. Но многие не хотели забывать, что с православием были «воссоединены» насильно, что родители их выросли в греко-католической вере, что именно греко-католики столько сделали для борьбы за свободу и соборность Украины.

Каждый был по-своему прав. Обычно, в таких ситуациях, когда в селе было два храма, греко-католики и православные делили их «по-братски», то есть поровну. Но в Бесидах храм был один! К счастью и по Божьей милости, здесь также смогли решить эту проблему «по-братски». Теперь православные и греко-католики служат в церкви по очереди - ведь братьям во Христе вместе не тесно. Когда-то храм в Бесидах был для крестьян крепостью, школой, больницей, просветительской типографией (по крайней мере, в планах монахов - точно). Был он и символом борьбы за свободу.

Теперь это святыня, которая соединила две конфессии, стала символом единения и соборности для украинцев. Символом примирения, которое так необходимо тем, кто из-за церковных иерархов находился по разные стороны фронта. А также символом долгой истории нашей церкви и нашей земли, которые со временем привлекают все больше туристов и паломников. Хотя главным назначением этой церкви, как и любой церкви вообще, остается назначение духовное: церковь - это место для молитвы, для общения с Богом, но можно ли четко и окончательно отделить в нашей жизни земное от небесного?
 
26 апреля 2016 Ядвіга ВРОНСЬКА
 

ПОХОЖИЕ НОВОСТИ

  • Церковь-крепость святого Ильи
  • Храм великомученика Евстахия на Старосамборщине
  • Высший хозяйственный суд поставил точку в деле о захвате храма в селе Птича
  • Кобзарская икона в Секуне
  • Львовский священник УГКЦ отказался отпевать должника
  •  
     
    Раздел форума
    Обсуждаемая тема
    Автор сообщения
    Время