Проблематика противоправного психологического воздействия в программе образовательной подготовки юридических психологов

I. Постановка проблемы
В последние годы в России, Украине и целом ряде стран содружества независимых государств возрос интерес к уголовным делам, связанным с противоправным психологическим воздействием, в первую очередь со стороны организаций религиозной или псевдорелигиозной направленности. значительное место в некоторых судебных процессах имело компетентное мнение психолога-эксперта, подтверждающего или опровергающего вопрос об имевшем случае возможного психологического насилия в отношении членов конкретной организации. Успех или неуспех судебно-психологической экспертизы во многом обусловлен профессиональной компетентностью эксперта. Законодательство разрешает следственным органам и судам привлекать в качестве эксперта любое сведущее лицо, обладающее, по их мнению, специальными познаниями в исследуемом вопросе. Но, как показывают исследования уже прошедших дел, часто специалист, закончивший тот или иной факультет психологии и даже имеющий достаточный опыт практической работы, оказывается неготовым к работе в качестве судебного психолога-эксперта, поскольку он не прошел специальной подготовки по юридической психологии - не отдельно взятой дисциплины, а комплекса из десятков взаимосвязанных учебно-практических дисциплин специального профиля и направленности.

Модель такой подготовки была разработана и апробирована на кафедре общей и юридической психологии факультета психологии Калужского государственного педагогического университета им. К.Э. Циолковского. На сегодняшний день эта система представляется одной из самых эффективных и вот почему.

Во-первых, уже изначально речь идет о фундаментальной пятилетней образовательной университетской программе 02.04.00. Будущие психологи в полном объеме изучают разнообразные психологические дисциплины, овладевают качественным психодиагностическим инструментарием и отличным методическим сопровождением профессиональной деятельности. Содержание и преподавание каждой дисциплины находятся под контролем Учебно-Методического объединения по психологии университетов РФ.

Во-вторых, помимо освоения общепсихологических дисциплин, будущие психологи-эксперты проходят обучение согласно учебного плану специализации 02.04.07 «юридическая психология» (объем аудиторной нагрузки - 770 часов), где углубленно изучают различные предметы психолого-правового поля, такие, как «уголовное право», «гражданское право», «судебная психология», «криминология», «основы психиатрии», «психология расследований» и др.

В-третьих, в Калужском университете - единственном вузе страны - ведется целенаправленная подготовка именно судебных психологов-экспертов. Теоретико-практическое обучение экспертов включает в себя такие предметы, как «судебно-психологическая экспертиза», «практикум по судебно-психологической экспертизе», обязательное участие в качестве стажеров в деятельности Лаборатории судебно-психологических исследований (первый и второй курсы - пассивная практика, начиная с третьего - активная). В обязательно порядке все рефераты, курсовые и дипломные работы студентов должны быть связаны с проблематикой юридической психологии, как правило, именно с судебной психологией.

В-четвертых, Калужский университет связан договором с Южным региональным центром судебных экспертиз, согласно которому будущие судебные психологи-эксперты после освоения соответствующей образовательной программы в университете проходят стажировку на рабочем месте в ЮРЦСЭ МЮ РФ .

В-пятых, как деятельность судебных психологов-экспертов, так и подготовка студентов, будущих психологов-экспертов, постоянно находятся в поле внимания секции по судебно-психологической экспертизе межрегиональной Коллегии юридических психологов, единственной организации в стране, объединяющей юридических психологов независимо от их ведомственной принадлежности. Профессиональное сообщество, в лице Коллегии, разрабатывает стандарты профессиональной деятельности, формы и методы их оценки, стремится к постоянному повышению уровня профессионализма во всех сферах юридической психологии, и в первую очередь - судебной психологии.

Таким образом, профессиональная компетенция претендента на деятельность в области судебно-психологической экспертизы защищена университетским дипломом психолога, специализацией «юридическая психология» и квалификационным свидетельством о прохождении специальной подготовки по судебно-психологической экспертизе.

Продуманная и выстроенная долговременная система подготовки судебных психологов-экспертов приводит к тому, что уровень профессиональной компетенции ее выпускников оказывается адекватным высоким стандартам профессиональной деятельности.

В частности, проблематика противоправного психологического воздействия обсуждается в программе подготовки юридических психологов с самых разных сторон. Рассмотрим основные моменты этого понятия.

II. «Психическое» или «психологическое» воздействие
В научной литературе понятия «психического воздействия» и «психологического воздействия» иногда используются как взаимозаменяемые. Это происходит потому, что до сих пор не выработано единого подхода к использованию психологических терминов в юридической теории и практике. Многие слова, используемые юристами в законотворческой и правоприменительной деятельности, являются одновременно и словами обыденного языка, и терминами психологии. Таковыми, например, являются «активность», «воля», «личность», «память», «сознание», и др. Их ежедневное употребление в житейских ситуациях создают у юристов иллюзию точного понимания, что, в свою очередь, ведет и к свободе их истолкования. Хотя от выражений «Какой ты несознательный!» и «У тебя совсем памяти нет…» до контекста научной психологии расстояние огромное. После каждого такого неадекватного или не совсем адекватного применения термина, психологам приходится прилагать усилия, чтобы каким-то образом сблизить два похожих, но часто отнюдь не тождественных смысловых содержания, относящихся к одному и тому же понятию. Все это в полной мере относится и к употреблению терминов «психическое» и «психологическое» воздействие.

III. Тема психологического воздействия в российском законодательстве
В УК РФ нет термина «психологическое воздействие». Только в ст. 40 (Физическое или психическое принуждение), ст. 61 (Обстоятельства, смягчающие наказание) и 63 (Обстоятельства, отягчающие наказание) присутствует термин «психическое принуждение».

Но в комментариях к УК появляется целый ряд вариантов, близких термину «противоправное психологическое воздействие», а именно:

психическое воздействие:
- ст. 33 (Виды соучастников преступления),
- ст. 133 (Понуждение к действиям сексуального характера),
- ст. 144 (Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов),

психическое принуждение:
- ст.110 (Доведение до самоубийства)

психологическое принуждение:
- ст. 302 (Принуждение к даче показаний)

психическое насилие:
- ст. 126 (Похищение человека),
- ст. 131 (Изнасилование),
- ст.141 (Воспрепятствование осуществлению избирательных прав или работе избирательных комиссий),
- ст. 149 (Воспрепятствование проведению собрания, митинга, демонстрации, шествия, пикетированию, или участию в них),
- ст. 203 (Превышение полномочий служащими частных охранных или детективных служб),
- ст. 211 (Угон судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава),
- ст. 212 (Массовые беспорядки),
- ст. 227 (Пиратство),
- Ст. 278 (Насильственный захват власти или насильственное удержание власти),
- Ст. 286 (Превышение должностных полномочий)

Наиболее общим понятием для всех перечисленных выше будет понятие психического воздействия. Вместе с тем ни психическое воздействие является компонентом, составляющей любого акта коммуникации. Строго говоря, любое нефизическое воздействие одной личности на другую, признаки процесса или конечный результат которого возможно обнаружить, является психическим воздействием. Именно этот аспект воздействия имеется в виду, когда говорят, например, о психической атаке, т.е. атаке без использования средств физического подавления противника (кинофильм «Чапаев»), или о произведенном кем-то на кого-то впечатлении. В этом смысле, «психологическое воздействие» является частным случаем «психического», т.е. оно в том числе и психическое (нефизическое), поэтому в текстах, касающихся неправомерного воздействия на кого-либо, эти понятия могут использоваться как синонимы. В частности, именно так поступают авторы Комментария к Уголовного кодексу РФ. Вместе с тем у собственно психологического воздействия есть и свои специфические черты, поэтому оно нуждается в специальной дефиниции.

Так в одном из психологических словарей воздействие обозначается, как целенаправленный перенос движения и информации от одного участника взаимодействия к другому. Названная «информационной концепцией», эта точка зрения впоследствии неоднократно поддерживалась, детализировалась (В.В. Мицкевич: «психологическое воздействие» не только передается, но и формируется, уточняется и развивается; В.Г. Пушков: «психологическое воздействие» направлено на урегулирование межличностных отношений, изменение психики воздействуемого по направлению расположения к воздействующему и ослабления на этой основе его способности к сопротивлению»), но тем не менее не смогла вобрать в себя все существенные, необходимые и достаточные стороны психологического воздействия. Таким образом, в этом определении либо только фиксируются его формальные признаки, либо функции психологического воздействия неоправданно расширяются, вплоть до замены собой всей сферы общения.

По нашему мнению, под психологическим воздействием следует понимать преднамеренное и целенаправленное вмешательство в процессы психического отражения действительности. В этом определении учтены все основные характеристики этого явления. Рассмотрим их.

• В отличие от просто психического воздействия, которое может происходить и без выраженного желания воздействующего субъекта и даже в его отсутствие («его слова запали мне в душу, хотя он даже не догадывается о моем существовании…»), здесь воздействие обязательно преднамеренное, т.е. произвольное, волевое, как правило, - методически подготовленное, часто - инструментально оснащенное. Результаты его ожидаются и прогнозируются.

• Без осознаваемой цели воздействие лишается всякого смысла, направлено ли оно на конкретного человека или группу, организацию или общество (массовая пропаганда, психологическая война и т.п.). Поэтому, чтобы психическому воздействию стать психологическим, но должно быть целенаправленным.

• Речь может идти, конечно же, только об уровне психического отражения, поскольку воздействие не обязательно оказывается успешным. В наблюдаемом поведении воздействуемого может ничего не измениться.

• Одновременно в этом понятии есть признаки процесса, а не состояния и результата. И процессы вообще, а не другого человека, т.к. в принципе можно воздействовать и на свои собственные (самовоспитание, аутогенная тренировка и пр.).

• И это отражение именно действительности в целом, а не объективной действительности, ибо, заметно изменяя, например, самооценку личности, ее отношение к самой себе, часто никоим образом не затрагивается реальное место этой личности среди других людей, ее социальный статус и система взаимоотношений. В этом кроется одна из загадок некоторых т.н. немотивированных самоубийств: с точки зрения окружающих ничего не изменилось, а человек ушел. Мы можем теперь только догадываться о том, как важно ему было уважать себя. Кто осмелился и смог таким кардинальным образом изменить часть его субъективной действительности - представление о самом себе? Кстати, в англоязычной психологии понятие identity - идентичности, тождественности личности самой себе - одно из краеугольных. Его синоним - личность. Это как священное правило частной собственности, только правило психологической частной собственности: каждый имеет право владеть самим собой. Нарушить представление человека о самом себе без его на то согласия - преступление.

IV. Типология психологических воздействий
Психологическое воздействие может быть классифицировано по различным основаниям.

• Так, по характеру воздействия различают простое воздействие и сложное. Первое их них связано с реализацией детального плана последовательных действий, реализуемых за один сеанс общения: беседу, опрос, допрос, консультацию, экспертизу и пр. Как правило, простое воздействие обусловлено достижением всего одной или нескольких непосредственно лежащих тактических целей. Сложное воздействие состоит из ряда простых, оно является средством или способом достижения стратегической цели. Например, для сотрудника или специалиста правоохранительной организации - это решение профессиональной задачи: убеждение в необходимости сотрудничества, даче показаний, выдаче улик и пр.

• По основанию направленности воздействия оно может быть индивидуальным или социально-психологическим. Индивидуальное психологическое воздействие направлено на конкретного человека, социальное - на группу людей, вовлеченных в конкретное дело, общество в целом. Например, работа т.н. «пиарщиков», пресс-секретарей правоохранительных организаций и возглавляющих их должностных лиц, связана как раз с оказанием социально-психологического воздействия на общественное мнение. Хотя имеется и иная позиция, представители которой считают, что любое воздействие (как частный случай взаимодействия субъектов) воплощает в себе в одно и тоже время социальную предметную и личностную ориентацию.

• Форма осуществления психологического воздействия может быть открытой, закрытой (неочевидной) и комбинированной. Открытая форма подразумевает обращение непосредственно к уровню сознания. Здесь воздействуемые имеют возможность отслеживать применяемые приемы, понимать их направленность и ожидаемый эффект применения. Под закрытой формой понимается использование приемов, воздействующих на сферу неосознаваемой психической деятельности (косвенное внушение, «косвенный допрос», НЛП и др.) Комбинированная форма сочетает в себе одновременно простую и сложную. Внимание воздействуемого, поглощенное анализом очевидного, возможной защитой от явных форм воздействия, фактически используемых для фасилитации процесса коммуникации, легче пропускает его в скрытых формах. Комбинированная форма является самой трудной для использования, она требует психологической тренировки сотрудника, тщательной методической оснащенности процесса воздействия, либо привлечения специально подготовленного психолога в качестве специалиста.

• По технической оснащенности различают воздействия простые и инструментальные. Первые из них могут использоваться спонтанно, поскольку не нуждаются в подготовке места взаимодействия. Главным инструментом здесь служит сам воздействующий, его психика, подготовка, профессионализм, опыт, имидж (в предельном случае речь идет о харизме). Вторые - в большой степени зависят от оборудования сцены действа - психологического воздействия: храм, спортивный зал, мюнхенская пивная, стадион, дворец съездов и пр.

Помимо этого выделяют методы психологического воздействия, основными из которых являются убеждение, принуждение, внушение, постановка и варьирование мыслительных задач, и приемы - конкретные техники управления психическим состоянием партнера по общению. Количество этих приемов исчисляется сотнями.

V. Правомерное и неправомерное воздействие
Одной из важнейший характеристик психологического воздействия является его разделение на правомерное (допускаемое законом) и неправомерное (противозаконное). По сути, это центральная проблема в большинстве дискуссий о нем.

Законодательство регламентирует формы воздействия, которые допустимы, хотя - напомним - непосредственно в тексте Уголовного кодекса терминов «психическое» либо «психологическое» воздействие нет.

К неправомерным способам психологического воздействия относятся такие его виды, как насилие, угроза, шантаж, обман. Обнаружение фактов их применения позволяет ставить вопрос об уголовной и/или гражданской ответственности применившего их лица и/или организации. Таким образом, психологическое принуждение рассматривается законодательством в двух планах: с одной стороны, это связано с осуществлением правомерного воздействия на препятствующих правосудию, а, с другой, на тех, кто пытается его осуществить противоправными способами.

Еще одним аспектом оценки психологического воздействия как правомерного или неправомерного, является обращение к новым, нетрадиционным для России методам получения доказательств по делу. Уже описаны процессуально допустимые возможности использования полиграфа и гипноза, есть свидетельства об иных программных, аппаратных, медикаментозных и прочих разработках. Но если официально заявлены формы их допустимого применения правоохранительными органами, то сложнее становится задача исследования и оценки их использования со стороны объектов правоохранительного интереса.

Вопросы, которые мы только начинаем ставить перед собой, имеют длительную историю дискуссий за рубежом. Начало их открытого обсуждения положила знаменитая книга Джона Маркса «В поисках маньчжурского кандидата» , где впервые на подлинном архивном материале было рассказано об опытах ЦРУ по контролю над человеческой психикой и поведением, включая гипноз, наркотики, психопрограммирование и пр. Итогом этих обсуждений стало усиление общественного контроля за деятельностью спецслужб.

VI. Психологическое воздействие в СПЭ
Особое место занимает психологическое воздействие в работе психолога-эксперта. Здесь психологическое воздействие может использоваться в двух аспектах: как один из способов решения профессиональной задачи и как предмет судебной экспертизы.

Второй аспект, в свою очередь, подразделяется на две группы судебных коллизий, связанных с гражданским кодексом и уголовным кодексом. Наиболее часто вопросы о возможном противоправном психологическом воздействии ставятся в процессе уголовного судопроизводства. Все вопросы можно разделить на две группы, в зависимости от того, кто или что исследуется - организация в целом или ее отельные члены, хотя при реальной возможности производства полномасштабной СПЭ желательно исследовать все.

А. Исследование организации:

На разрешение экспертизы могут быть поставлены следующие вопросы:

1. Используются ли при проведении занятий (встреч, семинаров и т.п.) исследуемой организации способы и приемы психологического воздействия на аудиторию в целях подчинения ее воли и (либо) введение аудитории в состояние невозможности критично оценить происходящее и получаемую информацию?

2. Если да, то какие конкретно приемы и способы психологического воздействия на аудиторию используются при проведении занятий?

3. Отражает ли форма проведения занятий в исследуемой организации и создаваемая при этом атмосфера признаки профессиональной методики, использующей специальные познания в области психологии?

4. Если да, могла ли данная методика быть разработанной неспециалистом в области психологии и носить случайный характер?

5. Возможно ли оказание психологического воздействия на аудиторию ведущим занятий, не обладающим специальными познаниями в области психологии, а овладевшим такими техниками в ходе самостоятельной подготовки, в том числе подражания, репетиции и пр.?

Б. Исследование индивида:

Здесь на разрешение экспертизы могут быть поставлены следующие вопросы:

1. Имеются ли у подэкспертного индивидуально-психологические особенности (слабый тип нервной системы, тревожность, повышенная внушаемость, зависимость, конформные тенденции и т.д.), которые могли в имевших место условиях психологического воздействия оказать существенное влияние на способность N самостоятельно и независимо принимать решение об участии в деятельности исследуемой организации?

2. Мог ли подэкспертный с учетом характерных для него психологических особенностей и обстоятельств дела, противостоять оказывавшемуся психологическому воздействию?

3. Какие психологические мотивы обусловливают продолжение сохранения подэкспертным участия в деятельности исследуемой организации?

4. Имеются ли у подэкспертного признаки психотравмы? И, если имеются, то в чем это выражается?

5. Если у подэкспертного имеются признаки психотравмы, то не находятся ли они в причинной связи с его участием в деятельности исследуемой организации?

Кроме того, часто можно и желательно исследовать и тех лиц, которые непосредственно оказывали такое воздействие.

Таким образом, отражение этой проблематики в программе подготовки юридических психологов (наряду с другими аспектами этой подготовки) способствует формированию их профессиональной компетентности, позволяет готовить из них квалифицированных судебных психологов-экспертов, готовых к производству судебно-психологической экспертизы противоправного психологического воздействия.
Енгалычев В.Ф.
Калужский государственный педагогический
университет им. К.Э. Циолковского, заведующий
кафедрой общей и юридической психологии
г. Калуга, Россия

Повернутися до збірника матеріалів міжнародної науково-практичної конференції «Профілактика психологічного насильства і маніпулювання свідомістю та розвиток критичного мислення в молодіжному середовищі»
 
3 января 2009 admin
 

ПОХОЖИЕ НОВОСТИ

  • «Свидетели Иеговы» - вне закона в Нагорном Карабахе
  • Применение активных методов обучения на этапе адаптации студентов-первокурсников факультета психологии как условие развития критического мышления
  • Итоговый документ
  • Итоговая декларация международной научно-практической конференции «Защита общества, семьи и личности от тоталитарных сект» (г. Черкассы, 24-25 февраля 2003 г.)
  • Социально-психологическая детерминация религиозности
  •  
     
    Раздел форума
    Обсуждаемая тема
    Автор сообщения
    Время