Эксперты обсудили проблему сектантства в Армении

Проблема религиозных сект в Армении стала предметом обсуждения за круглым столом, состоявшегося 9 сентября 2011 г. в редакции общественно-политической газеты «Голос Армении». В заседании круглого стола, который провели Гаянэ Сармакешян, Зара Геворкян, Тигран Мирзоян, в качестве экспертов приняли участие руководитель Центра реабилитации жертв деструктивных культов Александр Амарян, общественно-политический деятель Хачик Стамболцян, протоиерей церкви Сурб Ованес Тер Шмавон Гевондян и доцент Ереванского государственного университета, религиовед Виктория Аракелова.

Александр Амарян, руководитель Центра реабилитации жертв деструктивных культов:

- В последнее время активизировалась секта «Свидетели Иеговы». Под прикрытием «слова Божьего» эта организация явно преследует политические цели. Нападение иеговиста на священника возле церкви Св.Троицы, подачи исков на государственные органы и телекомпанию, многие другие факты свидетельствуют о том, что эту секту поддерживают определенные западные силы и так называемые правозащитные организации. Другие религиозные организации, в частности евангелистские и некоторые другие секты, также играют деструктивную роль. Следует учитывать опыт Украины и Грузии, где в организации цветных революций активно участвовали эти секты. В ближайшем будущем Армении предстоят парламентские и президентские выборы, и активное участие этих сил в политических процессах не исключается. Думаю, эти секты еще более активизируют свою деятельность. Более того, эти секты пытаются ослабить роль Армянской Апостольской Церкви. Для этого три крупные секты – евангелистская, «Слово жизни» и евангелисты-баптисты объединились в одну организацию. В итоге получается, что в Армении все церкви протестантского типа действуют под одной крышей. Они тесно сотрудничают с Посольством США.

Поскольку у нас нет точной статистики о количестве сектантов, то наша организация оперирует данными различных сайтов. Получается ужасающая цифра – 350 тыс. сектантов. Если взять только протестантские секты, то это 250 тыс. человек. Это значит, что их голоса могут обеспечить 25% Национального Собрания. Это говорит о многом.

Посмотрите, как сектанты компрометируют Армянскую Апостольскую Церковь! Для этого они активно используют и свою литературу, которая реализуется в книжных магазинах столицы без регистрации. Сейчас строится крупная церковь для организации «Слово жизни» в Канакере. Почему молчат государственные структуры, в частности служба Национальной безопасности?

Хачик Стамболцян, общественно-политический деятель:

- Я уверен, что за всеми сектами стоят международные секретные организации. Это специальная программа по дестабилизации обстановки в стране. Они выступают и против Армянской Апостольской Церкви, компрометируют ее. Многочисленные книги, брошюры, плакаты заполонили нашу страну. Я уже не говорю о том, что они полностью искажают Библию. Не вызывает никаких сомнений, что это специальная программа, цель которой – ослабить наше государство. Меня удивляет и волнует то что государственные структуры толерантно относятся к деятельности сект, к тому, что они открыто пропагандируют ересь. Я много общался с представителями сект. Это зомби, у которых нет ни Родины , ни нации, для них существуют только братья по вере. Некоторые секты проникают в Армению под видом благотворительных организаций.

Тер Шмавон Гевондян, протоиерей церкви Сурб Ованес:

- Не хотелось бы, чтобы в обществе сложилось мнение, что все потеряно. У нас есть выход. Все верующие армяне должны объединиться вокруг Армянской Апостольской Церкви. Беда в том, что нет единства между нашими соотечественниками, в том числе и религиозного, духовного. Хотя в Армении сегодня действительно много сект, очевидно, что у нас идет духовный подъем. Посмотрите, сколько молодых ходят в церковь, всё больше причащающихся, а сколько людей приходят на изучение Библии. Разве это не ответ сектантам? Я думаю, что мы все сообща можем противодействовать агрессии ереси. Государство должно следить за исполнением законов. Нельзя допускать распространения сектантской литературы. Можно, на мой взгляд, создать и соответствующую структуру, которая будет за этим следить. Все эти секты без исключения активно ведут антигосударственную пропаганду. К примеру, «cвидетели Иеговы» говорят, что государство – порождение сатаны, они не служат в армии, не отмечают национальных праздников, но в то же время требуют официальной регистрации. Члены этой секты работают в государственных учреждениях, хотя и их считают порождением зла. Видите, какие у них двойные стандарты. Повторяю, наше законодательное поле адекватно и запрещает проповедь сект. Это уголовное преступление. Но законы должны неукоснительно исполняться.

Виктория Аракелова, доцент ЕГУ, религиовед:

- Действительно, законодательно у нас запрещена проповедь на улице любой конфессии, кроме Армянской Апостольской Церкви. Но какое наказание предусмотрено за это?

Александр Амарян:

-На основании статьи закона ты можешь всего лишь выгнать сектанта, который вошел к тебе в дом. Но самое главное то, что все без исключения секты имеют политические цели. Вот что самое опасное.

Число мормонов в последние годы в Армении не увеличилось – 2000 человек. И они не заинтересованы в увеличении числа членов этой секты. Мормоны работают в посольствах, в домах сотрудников дипломатических миссий. Их цель – сбор информации, изучение обычаев и нравов армян. Очевидно, что члены этой секты выполняют здесь разведывательные задачи. Возьмем харизматов. Их активно используют для проведения тихих демократических революций. Их использовали в Югославии, Грузии, Украине, Киргизии, Африке. Все эти революции являются спланированными акциями. Если внимательно изучить суть цветных революций, становится очевидным: во всех странах они осуществлялись по одной и той же модели. Не вызывает сомнений, что бывший посол США в Киргизии Мари Йованович сыграла не последнюю роль в организации революции. Если внимательно посмотреть литературу сектантов, становится ясно, что они являются мини-учебниками спецслужб. Я в свое время написал книгу «Методы вербовки в деструктивных сектах». Так вот методы вербовки в секты и спецслужбы ничем не отличаются. Разница лишь в том, что секты прикрываются Библией, изучают красиво оформленные книги, в которых под камуфляжем нравственных ценностей выполняются разрушительные задачи. Методы работы сект и спецслужб абсолютно идентичны. Причем каждый член секты является агитатором. Все они постоянно платят пожертвования в свои организации. Вот откуда у них такие огромные средства.

Тер Шмавон:

- Армянская Апостольская Церковь должна постоянно и грамотно бороться с сектами, проповедовать истину. При каждой армянской церкви есть организации, которые занимаются благотворительностью, организовывают концерты, изучение Библии. Но, к сожалению, у нас мало грамотных специалистов, которые должны постоянно следить за литературой, поступающей в Армению. В Ереване всего 30 священников. Это очень мало. Мы просто физические не успеваем выполнять все стоящие перед нами задачи. Что касается религиозной полиции, то она, конечно же, нужна. Причем работники религиозной полиции должны обладать такими же знаниями, как и священники, они должны быть профессионалами. Государство на законодательной основе должно решить этот важный вопрос. В создавшейся крайне опасной ситуации религиозная полиция крайне необходима.

Виктория Аракелова:

- Нынешнему деструктивному миропорядку и распространению разлагающих идей могут эффективно противостоять только традиционные общества. Армянское общество, безусловно, относится к традиционным, даже при всем сегодняшнем хаосе – в том числе и религиозном. Достаточно большая часть постсоветского пространства также относилась к традиционным обществам – та же Россия, при всей своей неоднозначности, всегда оставалась страной с традиционными ценностями. Поэтому не случайно силы, навязывающие нынешний миропорядок, в первую очередь ставят целью разрушение традиционных обществ, их атомизацию, расщепление на множественные группы. Не важно, будут это религиозные или сексуальные меньшинства, политические партии, гендерные группы. Главная их задача – раскол единого общества на множество малых групп, утрата традиционных устоев.

Вполне естественно, что постсоветское пространство с его нынешним идеологическим вакуумом, возникшим после того, как перестали действовать идеологические институты, и прежде всего с вакуумом духовным – результатом 70-летнего оголтелого атеизма, это постсоветское общество явилось благодатной почвой для внедрения сектантства. На заре независимости в Армении действовало большое число разных религиозных течений, но какие из них удержались? Ведь было много и восточных учений (чуть не зарегистрировали Аум сенрике, позже продемонстрировавшую свое крайне опасное деструктивное начало) и увлечение мистицизмом, что особенно свойственно интеллектуальным прослойкам…. Но многое из этого сошло на нет, поскольку традиционное общество не «зацепить» понятиями буддизма, индуизма или, скажем, сайентологии, столь популярных сегодня на Западе. Традиционное общество если и поддается религиозной пропаганде, то прежде всего оперирующей понятиями, близкими христианской ментальности.

Чем заманивают души сектанты сегодня? Отнюдь не сансарой-нирваной, а Библией, Христом – понятиями, абсолютно укоренившимися в традиционном сознании народа. Именно поэтому они легко находят подход к людям. Ведь несколько поколений выросло в государстве, где духовность была в загоне, а человек нуждается в духовной пище. Недавно мой коллега побывал в воинских частях и был удивлен тем, что солдаты-срочники задавали больше всего вопросов религиозного содержания. Многие из них – молодые ребята из деревень, из провинции. Проповедь священника, возможно, впервые услышанная в армии, породила у них массу вопросов. Но они отслужат и вернутся в свои села, где столкнутся с экономическими трудностями, с безработицей. Увы, именно жизненные проблемы зачастую обращают человека в сектантство, и в первую очередь это касается тех, кто не воспитан в религиозном сознании. Этот огромный костяк молодых людей – прекрасная добыча для сектантства.

Сегодня количество сектантов в армянских селах огромное, и оно продолжает расти, что кажется абсурдным, потому что обычно именно урбанизированный человек, во многом отошедший от традиционного уклада, скорее склонен к подобным увлечениям. В целом же это – проблема духовного воспитания. У человека – в деревне ли, в городе ли – рождается масса вопросов, на которые он не получает ответов, потому что не приучен ходить в церковь и задавать жизненно важные вопросы священнику. Современный человек просто лишен духовного руководства, в силу гордыни он сам себе наставник, советчик и даже судья. А ему в первую очередь нужен священник, духовный пастырь, который приобщит его к истине, убережет от влияния ереси. Но с какой легкостью этот, казалось бы, самостоятельно мыслящий человек теряет волю, начинает полностью и без размышлений подчиняться руководителям секты…

На постсоветском пространстве, где так легко распространилось сектантство, оно всегда действовало под позитивными лозунгами. Помимо размытых и неоднозначных идей демократизации, либерализации и проч. сектантство использует правильные и вызывающие доверие понятия добра, милости, терпимости. Обратите внимание на название фильма «Дьявол носит Прада». Понятно, что если бы нечистый расхаживал с рожками и хвостом, мало кто на него отреагировал бы позитивно. Чтобы овладеть умами и душами, зло должно предстать в блестящих одеждах, что и происходит, но распознать его можно только «по плодам». Однако после серьезной психологической обработки практически все члены сект теряют способность к объективному анализу.

Как часто, например, отстаивая негативные явления в обществе, нас призывают к доброте и терпимости. Но нужно четко разграничивать терпимость христианскую и терпимость языческую . Если мы обратимся к периоду раннего христианства, то увидим, что христиане подвергались гонениям не столько из-за веры в Христа, сколько из-за отказа признать и языческих богов. Язычник мог воспринять Христа, но как часть языческого пантеона, наряду с языческими богами. Это и есть языческая терпимость. Восток был полон ею. В древности религиозных конфликтов практически не было. Но христианская терпимость не предполагает альтернативной истины. Христианин может и должен терпимо относиться к грешнику, заблудшему. Но не понимать под терпимостью альтернативность истины.

Есть еще очень существенный факт в плане разграничения догмы и ереси. В исламе, например, грань между догмой и ересью порой размыта, поскольку в исламе нет соборности. Существует масса течений, каждое из которых претендует на догматизм. В истории ислама чаще всего это – вопрос политической власти: одни были у власти, прочие – еретики. В христианстве в силу наличия соборности четко обозначается, что есть догма, а что есть ересь, и для христианина не проблема выяснить Истину.

Альтернативность, плюрализм мнений были самыми модными понятиями в 90-х, в период внедрения на постсоветском пространстве деструктивных процессов. Но религия – именно та область, где альтернативе нет места – есть только догма и ересь. У меня может быть личное мнение с точки зрения академического осмысления проблем философии религии. На лекциях я иногда специально провоцирую дискуссию, чтобы заставить студентов думать. Но в церкви собственного мнения существовать не может. Существует догмат церкви, на который я полагаюсь – это и отличает веру от знания. Вера не нуждается в доказательстве – на то она и вера.

Хачик Стамболцян:

- Несколько лет я работал среди сектантов, можно сказать, полностью внедрился в их среду. Когда они занимаются прозелитизмом на улице, они не говорят сразу о Христе. Говорят, церковь лжива, священники – мошенники, крест – ложь… и только потом начинают проповедовать свои идеи.

Александр Амарян:

- Армения стала своего рода уникальной экспериментальной лабораторией. На протяжении многих веков веру в Армении не смогли изменить. Люди шли на смерть, но вере не изменяли. Однако это удалось сделать за какие-то 20 лет. Вот что опасно. Мы должны решать не проблему догмы, это дело церкви, мы же должны решать проблему безопасности, потому что суть в том, что мы теряем свою национальную самобытность. Мы теряем свое прошлое, а значит, настоящее и будущее, свое «я» – вот что страшно. Однозначно: здесь проблема государственной безопасности. У нас сейчас появились пацифисты – целые деревни пацифистов. Приграничная территория полностью населена людьми, которые отказываются брать в руки оружие. В приграничье, где люди должны защищать свое село, все пацифисты – «свидетели Иеговы». Неужели не ясно, кому это выгодно? У нас есть село со 100% сектантским населением. Город Севан может 80% голосов сектантов избрать мэром города сектанта. Сейчас в Армении идет активное движение черного пиара – война компроматов. Используя слухи, можно достаточно легко осуществить смену правительства. На основе компроматов можно сбросить руководство. Тоже легко. Слухи, компрометирующие наше духовенство, не случайны. Это часть целенаправленной работы по разложению общества. Но люди рассказывают, их слушают, передают другим, формируется общественное мнение. Это весьма эффективный способ решения определенных идеологических и политических задач. Когда я учился в Москве, мы сделали эксперимент: на окраине Москвы пустили слух, чтобы посмотреть, через сколько времени он распространится. Так минут через 40 на другой окраине этот слух уже передавали совсем по-другому. Принцип испорченного телефона всем знаком. В идеологической борьбе это очень мощное оружие.

Виктория Аракелова:

- Речь идет о целенаправленной программе по очернению церкви, и, по-видимому, эта программа действует с начала 90-х годов. Вспомните, тогда и российские СМИ были полны так называемых разоблачительных статей по отношению к Русской Православной Церкви. 70 лет, пока церковь была в загоне, сектантов практически не было, что естественно для тоталитарного государства. Но когда государство перестало ограничивать деятельность церкви, максимально активизировались секты. Это серьезный вызов обществу в целом и каждому христианину.

Хачик Стамболцян:

- Все не так просто. Приведу пример: меня как-то позвали на радио ВЕМ на беседу о масонах. Моим оппонентом оказался знакомый священник тер Тачат, чему я несказанно удивился. Он сказал, что мое представление о масонах в корне неверно, и яро защищал масонов. Он даже сообщил, что является членом одной из масонских организаций. И этот человек назначен руководителем молодежного движения Армянской Апостольской Церкви! Организации, подобные масонским, разъедают церковь изнутри, внедряясь в церковные структуры. Священник сказал, что в нашей церкви много масонов. Если это действительно так, то это крайне опасно.

Виктория Аракелова:

- Я уже говорила, что в 90-е годы появилась масса публикаций, компрометирующих церковь, новый виток этой несомненно целенаправленной деятельности начался в 2000-х годах. Я помню некоторых авторов, иронично отзывавшихся об Армянской Апостольской Церкви и сетовавших на то, что у нас не регистрируют или притесняют какие-то секты. Они и сейчас свободно пропагандируют те же идеи под разными вывесками в изданиях, выходящих в Армении. Что можно этому противопоставить? В наш век «демократической» вседозволенности единственной защитой от опасных влияний может стать адекватное духовное и религиозное воспитание с детства, формирование сознания того, что есть вещи, которые не подлежат обсуждению и осуждению. Одна из таких категорий – церковь. Наличие огромного количества мнений, размывающих границы между добром и злом, приводит к хаосу, в чем мы и убедились в последние 20 лет.

Хачик Стамболцян:

- В России священнослужители активно работают – посещают университеты, проповедуют… Наше духовенство тоже должно активно работать в этом направлении.

Александр Амарян:

- В 80-х годах преподаватели ЕГУ сделали первые переводы иеговистской и кришнаитской литературы. То есть именно из ЕГУ вышел перевод на русский язык кришнаитской литературы, которая потом распространялась по всему Союзу. Сайентологическая литература тоже переведена в Государственном университете. Там на романо-германском факультете работает Светлана Галстян – она же руководитель Центра трансцендентальной медитации. На некоторых факультетах пропагандируют оккультизм, штайнеровскую философию.

Хачик Стамболцян:

- Школа Блеяна – штайнеровская школа.

Александр Амарян:

- Государственные органы Армении, президент, парламент, исполнительная власть должны прежде всего заботиться о духовной безопасности своего народа. Должны быть приняты и действовать однозначные законы, определяющие, как надо действовать в нормальном демократическом государстве. Имеет смысл использовать и опыт некоторых западных стран. Во Франции, например, действует религиозная полиция, в Германии, Венгрии, Австрии министерства внутренних дел имеют отделы по религиозным преступлениям. Нам тоже необходима религиозная полиция. Но чтобы она действовала профессионально и эффективно, нужно готовить соответствующие кадры. Нам нужны религиоведы, юристы, психологи, социологи, даже переводчики.

У меня было 4 книги на французском языке – слушания в Национальном собрании Франции по поводу сект. Самый суперпереводчик не смог ее нормально перевести. Пришлось сидеть со специалистами французского языка и работать буквально над каждым словом. У нас дефицит специалистов в сфере информации. Мы приняли резолюцию Совета Европы №1361, где было указано, что иеговистов надо регистрировать. Но следующим пунктом там же указана необходимость создания независимого информационного центра по религиозным делам, что позволило бы иметь объективную информацию по всем религиозным организациям. А этого у нас нет.

И что еще крайне необходимо, так это поднять уровень сознания общества, и этими вопросами должны заниматься Министерство культуры и Министерство образования. В школах, в институтах нужно серьезно заниматься духовным воспитанием – не религиозным, а именно духовным. У нас сейчас продают в магазине детский мультфильм «Хинтай» – восемь дисков. Я посмотрел все. Около 45 часов идет фильм – от и до детская порнография, воспитывающая к тому же в детях садизм. У нас есть школы, где совращают детей – на той же основе религиозного прозелитизма. Той же методикой. Некоторые школьники уже употребляют наркотики и прекрасно знают, где можно достать экстази. Эти же знания и пороки плавно переходят в вузы. При полном попустительстве государства у нас формируется деградирующее общество.

Я радуюсь, когда вижу молодых людей, стремящихся к знаниям. Интересно, что это происходит после II-III курса, когда они начинают осознавать, что образование им все–таки нужно. В Армянской Апостольской Церкви есть молодежные организации. Молодежь интересуют духовные вопросы, их интересует духовное состояние человека. Беда в том, что этим никто серьезно не занимается. То, что пропагандируется по телевидению, – это кошмар. Каждую ночь перед сном людям показывают насилие, ужасы – это же действует не только на психику, но и на общественную мораль. Насилие начинает восприниматься как естественный путь решения проблем. А потом мы удивляемся, почему 9-классник перерезал горло другому 9-класснику. Почему число самоубийств из 40 человек в год переросло в 600 всего за каких-нибудь 15 лет. Нередко самоубийства и преступления обусловлены влиянием сект.

В 2001 году с принятием нового Уголовного кодекса первое пожизненное заключение получили сектанты–сатанисты – за убийство юриста с особой жестокостью. Но оно не было квалифицировано как ритуальное убийство, потому что не нашлось специалистов, которые смогли бы в суде это доказать. Поэтому это преступление провели как «бытовуху» и посадили за бытовуху. Таким образом была скрыта самая главная информации. А общество должно понимать, что такое сатанизм, и принимать меры предосторожности. Убийца работал в телекомпании h1, имел кличку «сатанист», имел рок-группу, сам был активным участником сатанистских ритуалов. Только за фразу «ты никогда не станешь человеком» они решили убить этого юриста.

Виктория Аракелова:

- Если шире взглянуть на этот вопрос, становится очевидным, что идет наступление на христианство по всем фронтам во всем мире.

Александр Амарян:

- Недавно выпустили фильм, где католический священник руководит нарколабораторией, а монахини занимаются проституцией. И таких фильмов сегодня снимается очень много. И все это показывается, воздействует на общественное сознание. Делается все, чтобы скомпрометировать христианскую церковь.

Виктория Аракелова:

- На мой взгляд, сегодня нет ни одного политического или военного процесса, который по своей эзотерической сути не был бы направлен против христианства. Я с болью наблюдаю за нынешним ближневосточным кризисом, который пытаются представить как борьбу за демократические преобразования и смену режимов. Можно усматривать за этим геополитические интересы разных стран, проблему нефти – да что угодно. А мы ведь наблюдаем вытеснение христианства с Ближнего Востока, исход христианских общин из региона.

Александр Амарян:

- Из Ирака ушло христианство, эти процессы могут начаться и в других странах региона. Из Сирии и Ирана христианство тоже уходит.

Хачик Стамболцян:

- Обратите внимание на то, что атеизм всегда был направлен только против христианства. Это очень важный нюанс. Церковь сегодня должна объединиться, чтобы противостоять разрушению христианства.

Александр Амарян:

- Я думаю, что «ГА» должен организовать круглый стол с участием представителей всех армянских СМИ. Цель – освещение деятельности действующих в нашей стране религиозных организаций и повышение духовного уровня граждан Армении. Проблема сект – очень серьезная в национальном масштабе. Сектанты – не просто люди другой веры. Внедрением и распространением сектантства очень серьезно и профессионально занимаются определенные силы за рубежом, которые ставят задачу подрыва национальной безопасности в первую очередь на постсоветском пространстве. И эта деятельность очень хорошо финансируется. Я далек от мысли, что рядовые члены сект осознают, в каких процессах они участвуют. Это обманутые, зомбированные люди, при вербовке которых были применены определенные технологии воздействия на сознание. Но государство, общество, СМИ должны полностью осознавать опасность происходящего и объединить свои силы в борьбе с этим разрушительным и опасным явлением. Речь идет о будущем нашей страны.
«Еркранас»
 
16 сентября 2011 Игорь ШЕРШУН
 

ПОХОЖИЕ НОВОСТИ

  • В Казахстане эксперты обсуждают новый законопроект о религиозной деятельности и религиозных объединениях
  • Мнение Госдепа США о религиозной свободе на Кавказе: их вновь не спрашивали, они снова высказались
  • «Свидетели Иеговы» ослабляют армянскую армию
  • Профессор Дворкин по приглашению Эчмиадзина посетил с лекциями Армению. ФОТО
  • В Армении закрыты школы харизматических сект
  •  
     
    Раздел форума
    Обсуждаемая тема
    Автор сообщения
    Время