Казахстан нуждается в защите от сект

Казахстан нуждается в защите от сектГлавный научный сотрудник Международного центра культур и религий (МЦКР) Есбосын Смагулов считает необходимым внесение в законодательство Казахстана по вопросам свободы вероисповедания и религиозных объединений норм, ужесточающих требования при регистрации религиозных объединений.

«Сегодня необходимо изменение законодательства, необходимо обозначить роль традиционных конфессий, необходимо установить более жесткие требования – у нас законодательство самое либеральное в СНГ до сих пор – установить более жесткие нормы для регистрации религиозных объединений», - сказал Смагулов в четверг, 2 июня 2011, в Астане в ходе круглого стола «Современная религиозная ситуация – проблемы и тенденции развития».

По его словам, сегодня, чтобы создать и зарегистрировать религиозное объединение в Казахстане, необходимо «всего десять человек-участников». «Можно, условно говоря, создать религиозное объединение по поклонению электрической лампочке – и министерство юстиции его зарегистрирует!», - прокомментировал представитель Центра ситуацию с регистрацией в интервью журналистам.

По его сведениям, такого количества последователей, достаточного для регистрации – десять человек – «нет нигде в мире». «На демократическом Западе есть требования где-то от 10 до 20 тысяч (участников объединения), в Австрии есть требование – определенный процент от населения, в таком случае они получают определенные права», - отметил Смагулов,

По его мнению, в Казахстане вполне возможен вариант дифференциации религиозных объединений, существующий в Германии, Италии и Польше, где традиционные для этих стран конфессии «имеют привилегии налоговые, имеют право вести свои занятия в школах, имеют право на свободное строительство культовых зданий».

«Остальные – новые, нетрадиционные для них – являются просто обществами, типа наших НПО, но у них нет возможности для строительства церквей, у них нет возможности вести занятия в школах. У них намного ниже статус по отношению к государству – государство их не признает как религиозные объединения, оно их признает в качестве общественных объединений», - констатировал он.

Помимо этого, по мнению эксперта, необходимо также ужесточение религиоведческой экспертизы при проведении регистрации таких объединений. «На сегодня она формальная, она проводится только по уставу потенциального религиозного объединения – но, извините, никто в уставе, даже самый отпетый экстремист, никогда не напишет, что он намерен заниматься экстремизмом, что он проповедует насилие и межконфессиональную, межэтническую вражду», - заметил он.

В целом же, по его мнению, государство в Казахстане «должно определиться со своими (религиозными) приоритетами». «У нас есть два конфессиональных праздника, признанных государственными праздниками – Курбан Айт и православное Рождество. Необходимо понять, что ислам и православие являются культурообразующими для культуры Казахстана в целом и для основных этносов Казахстана – для казахов, уйгур, узбеков, русских, украинцев, белорусов. Соответственно, государство должно использовать их нравственный потенциал», – считает Смагулов.

В этой связи он считает, что государство должно «отдать традиционному исламу и православию определенный приоритет». «Это работа в СМИ, работа в школах – я считаю, что в школах нужно ввести религиоведенье, и основные часы уделить именно изучению ислама и православия», - заявил представитель МЦКР.

Он также подверг критике ту политику, которую проводило государство до сих пор в области свободы вероисповедания. «С одной стороны идут бесконечные декларации, что у нас межнациональное согласие, мир, спокойствие, порядок - это все хорошо, но почему тогда происходят такое агрессивное нашествие на нашу страну со стороны всевозможных религиозных течений, в том числе и сомнительных? Откуда появляются экстремистские, деструктивные и террористические организации, почему граждане Казахстана не с того, не с сего начинают взрывать себя где-то?», - задал эксперт риторический вопрос.

«Причем это было не только в Актобе, это было и за несколько лет до того в Ташкенте, наши казахстанцы попадают на Кавказ, в Афганистан, в Кыргызстан, они сидят в тюрьме Гуантанамо, так что эта тенденция складывалась не сегодня и не вчера, это происходило и в 90-е, и в 2000-е годы», - констатировал Смагулов. По его мнению, одной из причин этого был «отчасти декларативный характер политики нашего государства».

«Многие явления мы предпочитали не замечать, это было проявление двойных стандартов, то есть мы в угоду ОБСЕ, в угоду западным стандартам пытались соблюдать все нормы законодательства, которые даже на Западе нигде не действуют: там есть государственные религии, есть религии, которые имеют государственный приоритет, а от нас требовали абсолютной либеральности, у нас все религиозные объединения, будь то духовное управление мусульман Казахстана – где 2500 мечетей, и к которому относят себя 70% населения, или любые самые маленькие общины абсолютно равны по своему статусу», - утверждает представитель Центра.

«Это не дело, нигде такого абсолютного формального равенства нет, и в этом была причина того, что на сегодня мы имеем такую конфессиональную картину – 2500 объединений традиционного ислама и 1500 зарегистрированных объединений нетрадиционных, хотя формально себя мусульманами себя называют 70 с лишним процентов населения, а последователей нетрадиционных религий – не более 3 % - это данные соцопросов, в том числе и тех, которые проводит наш международный центр», - отметил Смагулов.

По его мнению, ситуация в Казахстане будет и дальше меняться не в лучшую сторону. «Появляется масса новых движений всякой разной направленности – и неоязычество, возрождающее в том числе идеи национализма, псевдосуфизм на том же юге, проявления всевозможных пророков и мессий, которые были и в Караганде, и в Таразе. Если вы посмотрите книги, которые они издают, у нас ситуация очень сложная на самом деле», - констатировал он.

«Поэтому, я считаю, что нам необходимо вместе работать и эту работу поставить на серьезную научную, идеологическую и практическую основу, в том числе и с центрами (помощи пострадавшим от деструктивных сект), которые на практике выполняют такую работу, но которые, к сожалению, идут впереди планеты всей: нет еще ни законодательной, ни правовой базы, нет условий, но они пытаются заявить об этой проблеме», - добавил эксперт.

Одновременно он считает необходимым законодательно прописать ответственность «объединений, которые лишают людей психологического и физического здоровья, имущества, которые разрушают семьи». «Но у нас в законодательстве нет термина «секта» либо «деструктивное объединение», у нас есть какие-никакие, но механизмы, чтобы запретить деятельность данных объединений. Это происходит, отдельные случаи (запретов) есть, но, к сожалению, наш закон слишком либерален и не позволяет принимать предупредительные меры», - отметил он.
 
4 июня 2011 Ірина КРУШЕЛЬНИЦЬКА
 

ПОХОЖИЕ НОВОСТИ

  • В Казахстане эксперты обсуждают новый законопроект о религиозной деятельности и религиозных объединениях
  • Казахстанский парламент рассмотрит законопроект о противодействии сектам
  • Секты готовятся к захвату власти в Казахстане
  • Приблизительно тысяча казахов ежегодно становится жертвами сектантов
  • Назарбаев призвал государство и религию к борьбе с сектами
  •  
     
    Раздел форума
    Обсуждаемая тема
    Автор сообщения
    Время