Волки «джихада» в овечьих шкурах ислама: сирийский след в Украине

Волки «джихада» в овечьих шкурах ислама: сирийский след в Украине
В XXI веке даже самая дикая экстремистская организация понимает важность публичного имиджа и заблаговременно обзаводится кадрами собственных журналистов и даже «правозащитников». Не отстают и сирийские джихадисты.

Вы спросите, при чём здесь Украина?

Именно здесь раздаётся «Плач Ярославны» по несчастным мусульманам, которых сотрудники спецслужб передают из Украины на родину – в кровавые руки коллег из Узбекистана. Об этом настойчиво сообщают материалы, инициированные, среди прочего, лидером правозащитной организацией «АЗАН» Анваром Деркачом.

«Плач Ярославны» в данном случае раздается в защиту гражданина Узбекистана, некого Рахмиддина Сапарова. Прежде чем углубляться в геополитику, достаточно сказать, что уже в Украине «искатель политического убежища» Сапаров осуждён за совершённый здесь же в 2016 году разбой.

История гражданина Сапарова оставляет ряд недоумённых вопросов к правозащитникам:

Почему правозащитник Деркач не подал прошения о предоставлении политического убежища Р.Сапарову, пока тот целых 4 года сидел в тюрьме?

Пан Деркач пытается защитить беднягу Р.Сапарова от «кровавого антиисламского режима». Но знает ли пан Деркач, что узбекское правительство уже тремя самолетами эвакуировало из Сирии жен и детей боевиков международных террористических организаций? В настоящее время к возвращению на родину готовится уже четвертый борт

Известны ли пану Деркачу усилия узбекских дипломатов, проводящих тяжелейшие переговоры с курдами из Сирийских демократических сил, контролирующих лагерь для боевиков ИГИЛ «Аль-Хауль»? Переговоры в борьбе за каждую женщину и каждого ребенка, которых правительство Узбекистана обещала вернуть домой. Причем граждан, обманутых пропагандой религиозных фанатиков, не просто возвращают, но реабилитируют, интегрируют в общество, представляют жилье нуждающимся, социальные и иные льготы.

Почему же «правозащитная» организация АЗАН не беспокоится о правах более чем 50 граждан Украины – женщин и детей, живущих в том самом лагере «Аль-Хауль», в совершенно нечеловеческих условиях?

А знает ли пан Деркач о том, как изменился Узбекистан за последние 4 года, как много мечетей возведено в стране «антиисламского режима», почему Ташкент называют Центром Исламской цивилизации? Почему даже США в лице госсекретаря Помпео исключили Узбекистан из специального «списка наблюдения» по нарушениям религиозных свобод – «на основании значительного прогресса»?

Признание «моджахеда»

Будущее международных террористических организаций (МТО) в Сирии, в которых воюют и этнические узбеки, видится их вождям всё более и более мрачным. Причин тому три:

Во-первых, внутренние разборки бандформирований, устроенные главой объединения “Хайат Тахрир Аш-Шам” (ХТШ) Абу Мухаммад Аль-Джулани, пожелавшим прогнуть под себя все группировки, в которых воюют иностранцы. Такая инициатива лидера ХТШ вызывает негодование всех, не желающих подчиняться его единоначалию. Полевые командиры в Идлибе привыкли к относительной свободе, а тут одна перспектива – оказаться на самой передовой, когда арабские отряды могут отсидеться в тылу.

Во-вторых – искореженная пандемией Covid-19 логистика переброски завербованных рекрутов до лагерей в Идлибе.

В-третьих – «качество» как полевых командиров, так и рядовых бойцов МТО. Ой как сильно, они отличаются от легендарных героев прошлого Джумы Намангани или Наджмиддина Джалолова и моджахедов, которые воевали под их началом.

Такими грустными примерами являются амир (бывший, в настоящее время сидит в зиндане ХТШ за растрату денег, принадлежавших группировке) «Катибат аль-Тавхид валь джихад» (ТвД), и его несостоявшийся диверсант, направленный в Узбекистан для организации серии терактов.

Волки «джихада» в овечьих шкурах ислама: сирийский след в Украине

Зовут этого «диверсанта» Рахмиддин Сапаров, ему немногим более 30. Что из себя представляет честный-пречестный Р.Сапаров, можно узнать из его собственного видео-рассказа, приведенного ниже, которое снимет все вопросы к его персоне.

Родился Рахмиддин в Самаркандской области. Мечтал получить военное образование, стать офицером. Служба в армии была первым его шагом к исполнению мечты. Вернувшись домой, Рахмиддин неожиданно столкнулся с необычным поведением старшего брата. Тот полностью был увлечен идеями хиджры и джихада. На флешке и в мобильном телефоне у брата были закачаны проповеди Тахира Юлдаша, лидера «исламского движения Туркестана» (ИДТ). Только что отслуживший в узбекской армии Рахмиддин, пребывал в некотором шоке – требование брата жестко следовать нормам шариата в повседневной жизни были непривычны, а помноженные на призыв с оружием в руках уничтожать неверных в чужих странах, поражали молодого человека.

Но время брало свое. Рахмиддин перестал ходить на свадьбы друзей и знакомых – там играла музыка и молодежь танцевала, а это ведь харам.

Работа плотником в Самарканде особенно заработать не давала, а тут подоспело PR-видео исламистов из земли Шама (Сирии), где муджахидин не только исполняют свой долг истинных мусульман, но и денег зарабатывают достаточно для качественной жизни.

В конце концов, Сапаров решается на поворотный шаг в своей жизни – защищають «истинный ислам» в далекой Сирии. К окончательному решению совершить «хиджру» его подтолкнули сгущавшиеся над ним и братом тучи в лице сотрудников правоохранительных органов, которые начали подозревать Сапаровых в противозаконных действиях.

Вначале Р. Сапаров уехал в Чечню, здесь не только работает на стройке, но и тщательно готовится к выезду в Сирию. Знакомство в 2015 году с одним из вербовщиков ТвД ускорило все технические детали по переброске Рахмиддина из России в Сирию.

Дорога в джихадисты проходила через Турцию. Переход турецко-сирийской границы – и вот, наконец, долгожданный лагерь подготовки боевиков, что в городке Халап, недалеко от Идлиба.

Р.Саппарова сразу выделили в специальную группу по изучению минно-взрывного дела. Возможно, что такое решение лидера группировки было связано с тем, что новоявленный муджахид имел некоторый опыт, полученный во время службы в узбекской армии.

Через некоторое время после интенсивной подготовки в лагерь приехал амир ТвД Абу Салоха. Долгая беседа с Сапаровым, тщательные расспросы о Узбекистане, городах страны, в первую очередь Ташкенте, Самарканде, и вот решение Абу Салохи: «…после завершения цикла подготовки в лагере, возвращаешься домой, будешь готовить серию терактов в Узбекистане – настало время громко заявить о себе на родине наших муджахидин, которые в джихаде здесь, в Шаме (Сирии)».

Сразу после завершения учебы в лагере ТвД Р.Сапарова начали готовить к возвращению на родину. Тщательно выбирали маршруты, основные и запасные.

Но сразу после перехода Сапарова сирийско-турецкой границы в конце ноября 2015 года с ним происходит непредвиденное. Неожиданная болезнь желудка настигла будущего диверсанта. Вынужденная госпитализация в Стамбуле и неутешительный диагноз – срочная операция.

Сирийский след в Украине

Молодой организм перенес операцию легко, но возвращаться в Узбекистан в таком состоянии ответственные в ТвД посчитали неправильным. Логичнее было восстановить Сапарова после операции, а уже потом отправить на родину для выполнения специальных заданий.

Постоперационное восстановление было принято провести в Украине. Возможно, что здесь у ТвД есть финансовые возможности, преданные люди, конспиративные квартиры. Случай с Сапаровым подсказывает, что это именно так. В феврале 2016 года будущий террорист купил билет Стамбул-Харьков. В аэропорту его ждал харьковчанин, подавший в пограничную службу Украины документы о том, что к его дочери на свадьбу летит близкий друг из Узбекистана.

В украинском аэропорту все прошло, как по нотам. Харьковчанин встретил самаркандца, прилетевшего из Стамбула и посадил в такси до Киева.

В столице джихадиста поселили в конспиративную квартиру. Сапарову особенно скучать в украинской столице не дали – земляки, взявшие его под опеку, в конце марта 2016 года подготовили «небольшую операцию» по отъему у представителя афганской диаспоры, выполнявшего работу курьера, 140 тыс. долларов.

Полиция в Киеве сработала неплохо, героя рассказа арестовали, провели следствие и осудили на 4,5 года лишения свободы в колонии строго режима, в Полтавской области.

В общем-то больше ничего интересного в истории Р.Сапарова не произошло. Правда, у совсем уже правоверного мусульманина, который на свадьбы не ходил из-за музыки (харама), в зоне под шконкой контролеры нашли бутылку водки. За это Саппарову пришлось отсидеть положенный срок в местном штрафизоляторе.

Срок для него пролетел быстро. Самое страшное – ответить членам афганской диаспоры за нападение и попытку отъема денег у курьера. Для Сапарова – такая встреча была даже пострашнее депортации на родину. Поэтому он обратился в посольство Узбекистана и получил по почте сертификат на возвращение на родину. Сапарову необходимо было срочно покинуть Украину, а единственная открытая граница была с Беларусью. Здесь после пересечения украинской границы, белорусские пограничники арестовывают находящегося в международном розыске Сапарова и депортируют в Узбекистан.

В общем, диверсант провалил все задания, даже не попав в родной Самарканд. Измельчали муджахидин...

Теперь зададим пану Деркачу последний, шестой вопрос:

Почему именно защитой прав псевдоисламских радикалов так озабочена организация «АЗАН» и её лидер, что до помощи остальным гражданам, в том числе – пострадавшим от религиозных экстремистов, руки у неё не доходят?

Прекрасно понимаю, что не получу никаких ответов, потому, как вопросы – чисто риторические.

Виктор МИХАЙЛОВ, газета 2000
 
28 декабря 2020
 

ПОХОЖИЕ НОВОСТИ

  • В ЛНР «проверят» религиозные организации
  • Журналисты уличают Оксану Билозир в покровительстве второго «Белого братства»
  • В Сирию прибыла делегация наблюдателей от ООН
  • В Узбекистане задержана контрабанда секты «Свидетели Иеговы»
  • Группа боевиков секты «Исламское движение Узбекистана» со стрельбой вырвалась из таджикской тюрьмы
  •