Психологические механизмы формирования зависимого поведения в сектах и принципы терапии пограничных состояний с позиций экзистенциальной психотерапии и православного христианства

Последствия воздействия тоталитарных религиозных организаций на психическое здоровье личности являются актуальной проблемой для психиатров и медицинских психологов. Целью данной работы стало выявление психологических механизмов формирования зависимого поведения адептов сект, приводящего к лёгкости манипулирования их психикой и возникновения декомпенсаций, а также формирование принципов их терапии.

Нежелание размышлять, вникать в тонкости содержательных противоречий различных религий, отсутствие понятия об ответственности за свой духовный выбор привело к тому, что экуменические настроения стали массовыми. Религиозная мысль в массовом сознании всё чаще редуцируется к некоему «мистическому переживанию». Исходя из этого считается, что все духовные практики хороши. Несмотря на то, что православное христианство в своём учении объясняет суть разнообразных «духовных практик», являющихся духовным заблуждением, приводящих к психическим нарушениям, а в конечном счёте - к гибели души, нет критического отношения к тому, что в качестве учения предлагают различные секты, к их лидерам, которым с чрезвычайной лёгкостью люди вверяют свои судьбы. В большинстве случаев мы можем говорить не о декларируемом «духовном поиске», а о бегстве. Бегстве от свободы и ответственности, порождаемые фундаментальными экзистенциальными страхами - страхом смерти и страхом экзистенциальной изоляции.

Существуют две базисные защиты от страха смерти: убеждённость в личной исключительности, неуязвимости и вера в уникального личного конечного спасителя. Анализ организационной структуры, а также характера взаимоотношений в рамках сект позволяет говорить о них как об «искусственном социуме», в котором индивиду, у которого страх смерти актуализировался, дают возможность обрести уверенность в своей личной исключительности (в том числе «духовной»), а также найти фигуру конечного спасителя в виде её лидера.

Существуют различные варианты поведения, связанного с гипертрофированной верой в конечного спасителя (самоумаление, пассивность, страх лишиться любви, зависимость, неприятие своей взрослости, самопожертвование). На основании их сформированы основные принципы зомбирования адептов сект, облегчающие формирование «культовой личности». Агрессия и контроль - ещё один способ достижения чувства собственной исключительности. Это касается личностей руководителей сект, которые также обеспокоены вопросом своей смертности. Страх экзистенциальной изоляции обостряется в ситуациях принятия фундаментального решения, ответственности за свою жизнь, так как решение - это акт, совершённый в одиночестве. В сектах этот страх нивелируется. Там нет необходимости что-то действительно решать или совершать ответственный выбор. В сектах мировоззренческие границы размыты и всё позволено. В них утешаются совершением иллюзорного фундаментального выбора - «духовности», который на самом деле устраняет самосознание и сопровождается успокоением. Решения, касающиеся индивидуальной судьбы, теперь принимает «гуру». Есть «самостоятельность и ответственность» - но только «культовые». Один из вариантов психопатологии межличностных отношений, спасающий от страха экзистенциальной изоляции - слияние. Личностей, ориентированных на слияние, принято называть зависимыми. Слияние как ответ на экзистенциальную изоляцию предоставляет схему, с помощью которой можно понять многое во взаимоотношениях адептов сект и их руководителей. Их контакт - результат одной базовой потребности, возникающей из неспособности выносить изоляцию и слабость собственного «Я».

Принципы работы с пограничными состояниями: осознание страха смерти и страха экзистенциальной изоляции как причины ухода в секты и возникновения зависимого поведения, не имеющей с позиций православного христианства ничего общего с духовным поиском и духовной ответственностью; экзистенциальная терапия вышеописанных страхов (конфронтация с личной смертью; увеличение ощущения определённости и контроля; принятие ответственности «здесь и сейчас»; ответственность и экзистенциальная вина, воля и действие; выявление паттернов искажённых отношений; прямое обращение к экзистенциальной изоляции; подрыв конформизма - слияния вопросами: чего Я хочу? что Я чувствую? какова Моя цель в жизни? Что во Мне нужно выразить и осуществить?). Параллельно необходимо изложение фундаментальных положений православного учения, касающихся выявляемых в ходе терапии проблем, предлагающего путь действительного спасения после принятия ответственности за свою духовную судьбу. Весь трагизм заключается в том, что человек, охваченный вышеописанными неосознаваемыми страхами, уходя в секты, делает всё, чтобы, заблудившись в «небесах», «планах» и «астралах», потерять животворящую связь с Богом, остаться одному перед лицом ледяного космического безразличия и уже никогда не обрести личного бессмертия.


Публикуется по изданию «Психиатрия и религия на стыке тысячелетий». Сборник научных работ Харьковской областной клинической психиатрической больницы № 3 (Сабуровой дачи) и Харьковской медицинской академии последипломного образования / Под общ. ред. П. Т. Петрюка, Р. Б. Брагина. - Харьков, 2006. - Т. 4. - С. 66-68. «Новости украинской психиатрии»
 
5 июля 2006 admin
 

ПОХОЖИЕ НОВОСТИ

  • Художественная культура постмодерна как фактор социального воздействия на религиозное сознание и психическое здоровье современного человека
  • Социально-психологическая детерминация религиозности
  • Психодинамически ориентированная психиатрия и религия - непримиримые противоречия
  • Психиатрия и религия - время устанавливать границы
  • Психиатрия и религия на стыке тысячелетий
  •  
     
    Раздел форума
    Обсуждаемая тема
    Автор сообщения
    Время