Избиение в Катериновке. Неудобная правда

Избиение в Катериновке. Неудобная правдаСоюз православных журналистов Украины снял документальный фильм «Избиение в Катериновке. Неудобная правда» о массовом избиении православных верующих в селе Катериновка Кременецкого района Тернопольской области, произошедшем 21 сентября 2015 года. Интернет-издание «Украина сектантская» предлагает ознакомиться с содержанием этого фильма.

21 сентября 2015 года в селе Катериновка Тернопольской области произошло событие, которое назовут «Бойней в Катериновке». В тот день представители Украинской православной церкви Киевского патриархата вместе с радикалами из «Правого сектора» при прямом попустительстве местных властей захватили храм святого Георгия Победоносца в Катериновке.

Напомним, что за прошедший год, по данным УПЦ, у ее прихожан в разных регионах Украины отобрали уже более трех десятков храмов. В этот раз, чтобы проникнуть внутрь, пришедшие взломали окно в церковь, а сам храм оцепили люди в балаклавах. После того, как верующие Украинской православной церкви попытались сначала убедить, а затем заставить захватчиков вернуть их собственность и пусть их в собственный храм, они были избиты подоспевшими бойцами батальона «Тернополь-2». Против безоружных людей были применены дубинки и слезоточивый газ. Несколько человек получили сотрясение мозга, переломы конечностей и ребер, кровоточащие рассечения. Всего пострадало до двадцати человек

Это событие неспроста сравнивается с избиением студентов на Майдане в ноябре 2013 года, которое стало отправной точкой революции. На следующий день пострадавшие обратились в СМИ и органы МВД с требованием провести расследование преступных действий силовиков. Казалось бы, новые чиновники родом с Майдана, пришедшие к власти на лозунгах борьбы с милицейским произволом, должны первыми броситься на защиту прав избитых людей. Но вместо того, чтобы пригласить и выслушать пострадавших, объективно расследовать случившееся и призвать к ответу виновных, представители власти перешли в наступление.

Три дня спустя, в пятницу, 25 сентября, агентство «Укринформ» и Департамент по религии и национальностей при Министерстве культуры Украины устроили конференцию по поводу событий в Катериновке. В ней приняли участие директор этого департамента Андрей Юраш, нардеп Виктор Еленский - глава подкомитета в сфере свободы совести и религиозных организаций, а также Игорь Кульчицкий - заместитель главы Тернопольской ОГА по делам религий и национальностей, который принимал непосредственное участие в истории этого конфликта

Что же сказали публике эти уважаемые люди, защитники прав и свобод? В течение почти пятидесяти минут докладов и демонстрации смонтированных оперативных съемок, скрывая и искажая факты, переводя внимание публики на совершенно иные темы и выстраивая теории заговора, спикеры пытались убедить журналистов том, что в Багдаде все спокойно и только враги Украины пытаются создать иллюзию, что права верующих в нашей стране нарушаются. При этом ни одного свидетеля или пострадавшего во время событий в Катериновке в зале конференции просто не было. Вот несколько самых характерных тезисов с той конференции.

Еленский: Вы знаете, я должен честно сказать, что украинская власть не была готова к тому, что начнет страна-агрессор действовать через Украинскую православную церковь в единстве с Московским патриархатом. Есть очень и очень много свидетельств о том, что священноначалие УПЦ, некоторые епархиальные архиереи обязуются действовать как агенты Российского государства.

Юраш: Двадцать первого числа в Варшаве начинается совещание ОБСЕ по человеческому измерению и обеспечению прав человека во всех отношениях и для того, чтобы Российской Федерации перекрыть весь негатив, который связан был с ее деятельностью в Крыму, была на поверхность вытянута карта якобы нарушающихся прав верующих в Украине.

Кульчицкий: В балаклавах представители «Правого сектора», которые приехать поддержать общину Украинской православной церкви Киевского патриархата.

Юраш: Зафиксировано их количество – восемь особ, документально, никто это даже не опровергает. Я очень надеюсь, что правоохранители завершат этот процесс и мы, очевидно, будем иметь тех, кто будет наказан за организацию этого приезда, за провоцирование драки и толкотни, за срывание с правоохранителя – бойца отряда спецназа «Тернополь» - специальных защитных средств.

Забавно – расследование еще только было начато, большая часть свидетельств и доказательств не представлены публике, но господин Юраш уже знает, каким будет результат расследования и какая сторона будет наказана. Немного поспешно, не правда ли?

Итак, нас убеждали что:
- во-первых, сторона Киевского патриархата, захватившая храм, действовала вполне в рамках закона, и это верующие и священники УПЦ, то есть, хозяева храма, виновны в провокации;
- во-вторых, не было никакого избиения – напротив, это агрессивные верующие и семинаристы напали на вооруженных сотрудников милиции и «Правый сектор» и причинили им телесные повреждения;
- в-третьих, все случившееся в Катериновке - вообще не проблема, подлежащая решению, а просто попытка опорочить светлое имя властей Украины.

Мы взяли запись конференции в «Укринформе», поехали в Почаев и попросили непосредственных участников событий - учеников местной духовной семинарии - прокомментировать сказанное чиновниками. Вот что из этого вышло.


Юраш: Хочу акцентировать внимание на использовании семинаристов. Очевидно, что это уголовное дело. Туда люди пришли учиться – это их призвание, это их обязанность. Использование их как живой силы, как щита, как боевиков – очевидно, что это должно стать и это станет, уже есть, в рамках уголовного производства как одно из очевидных нарушений закона.

Также мы попросили об экспертных комментариях юриста Олега Денисова, который достаточно давно занимается проблемами захватов храмов в Украине и ведет катериновское дело.

Денисов: Следует сказать, что эти события не новы по своему содержанию. Еще в девяностых годах аналогичные события происходили на территории Украины, и было захвачено очень много храмов Украинской православной церкви. Были конфликты и с общинами Киевского патриархата. И сейчас эти события происходят по тем же аналогичным сценариям.

Юраш: Что хочется констатировать? К счастью, на сегодня вопрос по Катериновке решен. Тут есть Игорь Кульчицкий – сейчас исполняет обязанности директора Департамента культуры, религии и национальностей Тернопольской областной администрации. Это и его персональная заслуга, это заслуга и всей областной администрации, что вопрос был очень качественно, квалифицированно, исключительно в юридической плоскости решен.

Денисов: Что касается решения вопроса, я вынужден разочаровать представителей отдела по делам религии Департамента. Вопрос они не решили. Был подан в сентябре иск в окружной административный суд Тернопольской области по поводу признания незаконным и отмены распоряжения губернатора о передаче в поочередное использование здания храма.

Кульчицкий: После регистрации общины Киевского патриархата как новосозданной, когда мы изучали ситуацию относительно храма, выяснилось, что ни одного документа, который регламентирует использование храма, не имеется.

Денисов: Мы вели диалог с областной государственной администрацией в юридической плоскости и доказывали им свои права на это здание, потому что наша община имеет заключенный договор в 1946 году, еще с советской властью, о передаче в пользование нашей громаде здания храма в селе Катериновка. Этот договор является действующим, в соответствии с действующим законодательством не отменен, не расторгнут и существует судебная практика, которая четко говорит о том, что такой договор не дает права областной государственной администрации передавать такой храм в поочередное богослужение. Мы все эти аргументы приводили губернатору Степану Барне для того, чтобы он принял обоснованное взвешенное решение и не допустил развития межконфессионального конфликта.

Денисов: Если милиция тут уже стоит перед забором, а с той и с другой стороны есть люди, то заданием милиции, как я понимаю, было не допустить, чтобы эти люди столкнулись друг с другом. Но у меня возникает первый вопрос: «Правый сектор» - они одеты в зеленые такие балаклавы и в камуфляжную форму – почему они непосредственно контактируют с людьми? То есть они как будто находятся на стороне правоохранительных органов, выполняют часть их работы. Непонятно каким образом милиция охраняет общественный порядок. Если они видят такой конфликт, то должны полностью огородить эту территорию и никого не пускать вообще. Мы видим, что тут ходят люди, которые перемещаются с одного бока на другой. Мы видим, что «Правый сектор», который непосредственно контактирует с людьми, там даже какие-то столкновения есть на кадрах, которые возникают между ними, - это же конфликтующие стороны, «Правый сектор» поддерживает общину Киевского патриархата. Почему тут нет милиции между этими людьми? Так если тут нет милиции, и милиция не выполняет свои обязанности, то она провоцируется эта ситуация. Понимаете, все это провоцирует людей. Люди настроены таким образом, что они видят, что справедливость за ними, они там служат давно. Тут приходят, ломают окно, ломают двери, заходят их оппоненты, скажем так, в здание, и эти люди, скажем так, сплачиваются и пытаются вообще выяснить, что происходит, чтоб хотя бы получить пояснения. Милиция это понимает. Так если вы хотите профилактировать, то нужно было поставить соответствующие силовые кордоны. И после этого вообще были применены спецсредства. Спецсредства применяются только в крайнем случае, когда есть обоснованность вмешательства и международные институты это четко определяют. Прежде чем ломать людям кости и проламывать головы дубинами, нужно увидеть какое-то оружие или иные предметы, которые хотят применить. Кстати, ни одного задержанного человека. Вот говорят сейчас, якобы это люди из Украинской православной церкви побили правоохранителей. Ни одного задержанного. Если люди бьют правоохранителя, то правоохранители задерживают особу, которая его бьет. Сейчас никто не задержан.

Еленский: Украина оказалась в центре довольно масштабных провокаций, направленных на то, чтобы дискредитировать ее на международной арене, на то, чтобы дискредитировать власть и в целом украинское общество как нетолерантное, как такое, которое ущемляет религиозные и национальные меньшинства. Кураторы этого процесса дали команду собирать все возможные случаи ущемления против Украинской православной церкви. Если таких свидетельств не будет, то нужно их провоцировать, что мы, собственно, видели на этом видео.

Денисов: После этого, кстати, обвиняют правозащитников или людей, которые хотят сообщить об этом факте международному сообществу. Это нужно сообщить, поскольку, извините, власти нужно работать, нужно областной государственной администрации лучше выполнять свои обязанности, нужно уделять внимании тем вопросам, которые ставят люди. Они не уделяют внимания, они отнеслись к нам поверхностно, они не обращали на нас внимания. Наши люди ходили – прихожане – к губернатору Степану Барне. Для того, чтобы к нему просто попасть, пришлось определенные усилия приложить, понимаете, чтобы люди пошли. После этого он нас принял и сказал, что он не знал об определении суда, которое запрещает внесение изменений в устав. Понимаете? То есть, эти аргументы, они не на уровне руководителя области. Власть должна сейчас показать, что она эффективно проводить расследование, она должна привлечь к ответственности, мы считаем, сотрудников органов власти. Должны подать в отставку соответствующие руководители, которые ответственны за религию в области, и соответствующие работники милиции. Что касается наших людей, которые были побиты, то они все обратились в правоохранительные органы с соответствующими заявлениями, обратились за соответствующей медицинской помощью и это уголовное дело будет расследоваться. По крайней мере, уголовно производство, как нам сообщили, открыто и мы будем добиваться того, чтобы следствие проводилось объективно. И в том числе мы будем обращаться в международные организации. В данном случае о чем идет речь? О том, что обеспокоена власть, что кто-то поедет на международную конференцию и предоставит сведения о чем? О каких-то правонарушениях, которые якобы происходят.

Корр: Так она боится или не боится? Если получается, вы говорите, она боится, она бы что-то делала.

Денисов: Она сделала заявление о том, что это пятая колонна, это в интересах агрессора. Вы видите – это же идет идеологическая нагрузка. То есть, сразу. Они еще не знают, о каких фактах хотят люди сообщить. Может это правдивые факты, которые соответствуют интересам державы. Может там будет информация о правонарушениях на территории Украины. Так вы как государственный служащий, Юраш, приезжайте в Варшаву, послушайте эти факты и потом отреагируйте в Украине, сделайте так, чтобы этих правонарушений более не было, услышьте эти факты там, где-то в другом месте услышьте, и сделайте. Не хотите, чтобы эти факты были там, сделайте так, чтобы этих правонарушений не было. Для того вся эта система международного права и создана, чтобы международная общественность через определенные организации влияла на государство, в котором происходят правонарушения, на которые это государство не реагирует. Это обычное явление. Это нормальное явление – правовое, европейское. Если это сейчас ставится в вину правозащитникам, или юристам, или громадам, которые используют этот способ, то, извините, это уже ни в какие ворота.

Итак, версии непосредственных участников событий радикально отличаются от картинки, которую создали кабинетные чиновники из Тернополя и Киева. Собрав все возможные данные от людей, которые были свидетелями происшедшего и в тот день испытали заботу государства на собственной шкуре, мы попытались детально восстановить картину того, что произошло в Катериновке 21 сентября 2015 года.

После того как 2 сентября община Киевского патриархата была зарегистрирована, 7 сентября глава Тернопольской областной госадминистрации выдал распоряжение номер 535 ОД о введении поочередных богослужений на территории храма Георгия Победоносца в Катериновке. Считая это распоряжение противоправным, община УПЦ села Катериновка подала иск на его опротестование. А на период юридических разбирательств, во избежание лишнего обострения отношений с односельчанами, с 18 сентября храм был закрыт и опечатан для всех прихожан.

Обе общины служили возле храма. Так было и 21 сентября. На престольный праздник Рождества Богородицы служба у обеих общин началось почти параллельно. Община УПЦ КП приступила в богослужению примерно в 8:30. Община УПЦ немного позже - около 9:00. На богослужении Киевского патриархата присутствовало около 30 человек. На службе у УПЦ до 100 человек, из которых примерно 35 – местными катериновскими прихожанами Украинской православной церкви.

В процессе богослужения общины не мешали друг другу, хотя некоторые свидетели и говорят о коротких и незначительных перепалках между отдельными прихожанами. К 11:00 прихожане Киевского патриархата покинули территорию храма. Праздничная служба прихожан УПЦ закончилась к началу первого. Примерно тогда территория вокруг церкви Георгия Победоносца в Катериновке опустела. Непосредственно вблизи храма остался только сторож по имени Михаил, которого община Украинской православной церкви попросила присматривать за церковью, учитывая неоднократные провокации. Он находился в пристройке, в роще неподалеку от храма.

Приблизительно в 14:30 сторож позвонил старосте и отцу настоятелю о том, что к церкви прибыли боевики «Правого сектора». Неизвестные люди в балаклавах и военной форме с нашивками «Правого сектора» проникли за ограду храма в сопровождении местных последователей Украинской православной церкви Киевского патриархата. Сам сторож был безоружен и, опасаясь за свою безопасность, спрятался в доме одной из прихожанок УПЦ – Алены Николаевны Козицкой. Ее дом стоит рядом с церковью.

По словам сторожа, количество представителей «Правого сектора» составляло порядка тридцати человек. Они оцепили территорию храма и поставили свои машины вплотную у двух калиток, которые вели через ограду на территорию храма. Тем самым они заблокировали подъезды и подходы к входу на территорию храма. Несколько человек из числа «Правого сектора» вторглись в дом Алена Николаевны Козицкой и выволокли оттуда напуганного сторожа. По словам потерпевшей, они использовали дымовую шашку или какую-то разновидность удушающего газа для того чтобы выкурить хозяйку и сторожа наружу.

Благодаря призывам о помощи стали собираться местные верующие, которые отбили Михаила у «Правого сектора». По словам очевидцев, члены «Правого сектора» и Киевского патриархата взломали одно из окон в церковь. С помощью пилы и болгарки кто-то из их числа проник через отверстие храм и открыл его изнутри. Примерно через 40 минут после взлома вошедшие в храм люди начали проводить в нем действия, которые были выданы за религиозную службу. Насколько это соответствовало действительности – трудно судить. Если это действительно была служба, то довольно странно, что она повторилась буквально через четыре часа после первой. Так же странно, что во время службы, по словам очевидцев, из храма раздавались звуки электроинструмента и столярных работ. Вошедшие баррикадировались. Да и сама так называемая служба затянется до глубокого вечера.

Тем временем, приблизительно в 14:50-15:10, к церкви подъехали сотрудники милиции в количестве около 20-25 человек. К храму начали стекаться прихожане Украинской православной церкви, встревоженные происходящим. Одновременно местные жители позвонили паломникам с Волыни, который утром были с ними на службе и сейчас посещали Почаев. Они быстрее других отреагировали на призыв о помощи и в 15:00, к началу четвертого, у ограды у храма уже находилось около 20 местных прихожан УПЦ и до 40 паломников, вернувшихся в Катериновку из Почаева на автобусах.

Члены «Правого сектора» закрепились на воротах и не пускали верующих на прихрамовую территорию. При этом сотрудники милиции также рассредоточились по храмовой территории и заняли позиции за спинами членов «Правого сектора». В течение следующих часов из ближайших сел, Почаева и районного центра - города Кременца - подтянулось еще около 50-60 человек из числа верующих УПЦ - мужчин и женщин, которые стали около храма и просили впустить их внутрь. Прибыл настоятель храма - отец Сергий, который требовал у сотрудников МВД и неизвестных в балаклавах следовать закону, воспрепятствовать захвату храма и пустить верующих УПЦ на его территорию.

Их просьбы и требования не были выполнены. Примерно в 16:00 на встречу с представителями УПЦ вышла делегация Украинской православной церкви Киевского патриархата во главе с благочинным района от Киевского патриархата - священником Владимиром Буграком. Переговоры не задались. Сторона УПЦ КП заявила, что отныне это их храм и другая конфессия служить здесь не будет. В надежде на разумные действия со стороны сотрудников МВД и оппонентов, верующие УПЦ пели религиозные песни и обошли по периметру храма с крестным ходом.

К 18:00 к ограде храма прибыла процессия учеников Почаевской духовной семинарии в количестве 36 человек. Они пели по пути и остановились у ворот. Перепалка между двумя сторонами оживилась. Семинаристы и верующие требовали пропустить их на территории храма. А одетые в балаклавы представители «Правого сектора» препятствовали их свободному проходу и провоцировали стычки. Интересно, что в таких случаях милиция могла приходить на подмогу «Правому сектору», который отступал за спины милиции.

К 18:15 давление массы людей на забор вокруг храма стало таким сильным, что одна из секций ограды провалилась. Люди устремились на прихрамовую территорию. На видео зафиксирован момент, когда один из боевиков «Правого сектора» применил по верующим, пробегавшим мимо, газовый баллончик. В этот момент активно действовать начали бойцы батальона специального назначения «Тернополь-2». Их было примерно 20-30 человек. До этого они были незаметны. Часть бойцов с дубинками и в бронежилетах держали периметр. Они обступили брешь в заборе, стали на воротах с целью не пускать верующих Украинской православной церкви на территории храма. По сути, они заняли место, которое до этого занимал «Правый сектор». Еще одна часть окружила непосредственный вход и лестницу в храм. Третья пыталась локализовать группы верующих на территории храма, держать их подальше от входа церковь.

В эти моменты милиция и батальон «Тернополь-2» находились в одних рядах с «Правым сектором» и активистами Киевского патриархата и де-факто действовали заодно. Успевшие пройти на прихрамовую территорию верующие УПЦ столпились у лестницы и требовали впустить их внутрь захваченного храма. В какой-то момент один или несколько бойцов батальона «Тернополь-2» применили против безоружных верующих Украинской православной церкви дубинки. Судя по видео, под удары могла попасть одна из женщин на лестнице, которая, пригнувшись, выбежала из толпы. Несколько мужчин из числа верующих УПЦ вытолкали из толпы бойца батальона «Тернополь-2», который на их взгляд неадекватно использовал силу, и попытались удержать от дальнейших агрессивных действий. Пара мужчин пыталась отобрать у него дубинку, другие бросились к своим единоверцам с требованием немедленно отпустить сотрудника МВД.

К месту толкучки подоспела еще пара бойцов «Тернополя», угрожая дубинками. Верующие УПЦ отступили и отпустили бойца. Никаких попыток нанести ему телесные повреждения при этом не наблюдалось. Наиболее острые стычки происходили между верующими Украинской православной церкви и активистами Киевского патриархата. Однако и их быстро локализовывали и разводили в разные стороны сами верующие. Вскоре большая часть верующих УПЦ, включая семинаристов, во избежание провокаций сосредоточилась за лавкой перед лестницей храму и стала, стоя на месте, петь православные песнопения.

С этой позиции представители УПЦ пытались вести переговоры с противоположной стороной и сотрудниками МВД. Примерно в 19:30 начальник милиции Кременецкого района поставил верующим Украинской православной церкви ультиматум с требованием немедленно покинуть прихрамовую территорию. В противном случае он готов был обратиться к физической силе. Представители Украинской православной церкви выразили недоумение: почему они должны уходить из собственного храма? И просили сотрудников МВД прислушаться к их законным правам. Эти слова не встретили понимания сотрудника МВД. Он отошел от группы верующих и присоединился к своим бойцам.

Через полторы минуты после его ухода бойцы батальона «Тернополь-2» предприняли организованную внезапную атаку на ряды верующих. Впоследствии один из пострадавших узнал, что им была отдана команда «Стена!». Тогда люди и получили большую часть травм и унижений. Именно в этот момент нейтрализовали и выбросили за пределы территории храма оператора, который фиксировал происходящее со стороны Украинской православной церкви. Против верующих были в полной мере применены спецсредства. На людей посыпался неразборчивый град ударов дубинками. Многим первыми же ударами досталось по голове. Применялся слезоточивый и перечный газ. Люди жаловались на сильное першение в горле, ослепление и тошноту.

Отдельных людей били, даже когда они падали на землю. Нажим был таким сильным и внезапным, что верующие практически не оказывали сопротивления. Их телами вынесли еще одну секцию забора. Иных, уже избитых и упавших на землю, как мешки перебрасывали через забор. Несколько человек потеряли сознание. Пытаясь защитить себя от избиения, верующие сумели разоружить трех бойцов, забрав у них дубинки. Когда избиение прекратилось, по просьбе сотрудников МВД они вернули все отнятые спецсредства.

Практически сразу, осознав серьезность травм и состояния некоторых прихожан, представители Украинской православной церкви вызвали скорую помощь, но врачи и диспетчеры под разными предлогами отказывались подавать машины, мотивируя тем, что знают, что там у них все хорошо и никому помощь не нужна. Поэтому тяжелых пострадавших с переломами, обмороками и кровоточащими ранами отправили в Кременец своими машинами. Единственная «скорая» прибыла лишь полтора часа спустя - примерно в 21:10-21:30.

Приблизительно тогда же на месте событий появился глава кременецкой администрации Сергей Симчук. При этом «Правый сектор» и бойцы батальона «Тернополь-2» уехали раньше, явно не требуя услуг «скорой помощи», что делает сомнительными заявления МВД о том, что их сотрудники в тот вечер серьезно пострадали и требовали медицинской помощи. Большая часть верующих покидала Катериновку вместе, организованно, примерно в 22:00-22:30, так как до этого прошла информация, что группа радикально настроенных активистов Киевского патриархата собираются блокировать дорогу и провоцировать конфликт по пути. На выезде из Катериновки таковые действительно были замечены, но благодаря сопровождению милиции новых стычек не произошло.

Таким образом храм де-факто перешел в руки последователей Киевского патриархата. Теперь по праву сильного общине УПЦ навязали идею поочередного богослужения, которую они вынуждены были принять. Отметим, что мы общались с представителями Украинской православной церкви Киевского патриархата, живущими в Катериновке, с активом местной общины. Они не пожелали давать интервью на камеру, но произвели впечатление вполне адекватных людей, которых кто-то намеренно раскачивал на вражду и преступные действия. Им явно неприятно было вспоминать события того дня, они ощущали, что применение силы было неоправданным, что у произошедшего не может быть морального или законного оправдания, но и пойти на попятную после того, как храм уже оказался в их руках, они не могли.

Эта история не окончена и конфликт не исчерпан. Судебные разбирательства продолжаются, а действия всех сторон конфликта должны быть подданы тщательной юридической оценке. Люди, избитые в Катериновки, и селяне, потерявшие храм, требуют справедливости. Что же есть справедливость и кто виноват в применении насилия в Катериновки - пусть каждый решит для себя. Отдельный вопрос: способен ли вообще нынешний состав чиновников придерживаться объективности и законности в религиозных вопросах, если речь заходит об Украинской православной церкви, которой задолго до Майдана навязали клеймо «непатриотичной» и чужой организации, и если по другую сторону конфликта - Киевский патриархат, которому власть покровительствует как более «национально сознательному».

Постскриптум

Кое-что о тех, кто призван быть беспристрастным судьей и защитником гражданских прав вне зависимости от вероисповедания.

Андрей Юраш - львовский религиовед и общественный деятель. В ноябре 2014 года назначен на должность директора Департамента по делам религий и национальностей при Минкульте Украины. Из официальной биографии Юраша известно, что «общественно-церковная деятельность Андрея Юраша отмечена несколькими наградами Украинской православной церкви Киевского патриархата - орденами Христа Спасителя (декабрь 2001 года), равноапостольного князя Владимира III степени (1 июня 2007 года) и святого Георгия Победоносца (17 января 2009 года), а также специальной грамотой патриарха Киевского и всей Руси-Украины Филарета». Не станем спрашивать, чем Андрей Юраш заслужил такую признательность в аппарате патриарха Филарета, однако беглый анализ работ и заявлений господина Юраша вполне однозначно указывает на то, что он с настороженностью и враждебностью относится к УПЦ Московской патриархии. К примеру, в 2013 году в комментариях радио «Свобода» строительство нового Преображенского собора на территории Свято-Успенской Почаевской лавры Андрей Юраш назвал «попыткой дополнить архитектурный комплекс, чтобы ничего украинского не оставить, демонстрировать свои стройки, оставить в тени греко-католическую святыню XVIII столетия – собор Успения пресвятой Богородицы».

Игорь Кульчицкий, столь вежливо и часто декларирующий объективность, в свою очередь, подопечный главы Тернопольской ОГА Степана Барны - брата известного депутата Рады Олега Барны, который успел стать фигурантом нескольких скандалов в столице. Несколько фактов непосредственно о шефе Кульчицкого - Степане Барне, кавалере ордена святого Георгия Победоносца, полученного из рук самого патриарха Филарета. В интервью газете Тернопольского облсовета «Свобода», опубликованном в 2012 году, в то время депутат облсовета и координатор движения «Украинские святыни – украинскому народу!» назвал возможность возвращения церковных комплексов Почаевской и Киево-Печерской лавры в собственность Церкви «намерением русификации украинского народа через прихватизацию украинских святынь». Среди прочего далее в тексте статьи встречается следующая фраза: «Хочу отметить, что Почаевская лавра была под многолетней оккупацией разных политических режимов, а сегодня целенаправленно преобразовывается комиссарами «Русского мира» в очаг антиукраинства, межконфессиональной розни, разброда и противостояния». В комментарии для радио «Свобода» в январе 2013 года Степан Барна заявил: «Мы сделаем все, чтобы не допустить передачу Почаевской лавры УПЦ (МП), фактически Кириллу. В случае продвижения этого вопроса будем протестовать, писать обращения, даже обратимся к радикальным действиям», обещает депутат.

Итак, могут ли эти люди оставаться нейтральными и поддерживать объективность и законность в межконфессиональных вопросах, у нас сомнений не осталось. С такими слугами народа случай в Катериновке, к сожалению, неизбежно повторится.

Юраш: «Это, думаю, исчерпывающе».



Смотреть фильм «Избиение в Катериновке. Неудобная правда» полностью

 
14 ноября 2015 Євген ШАМШУРА
 

ПОХОЖИЕ НОВОСТИ

  • В Ровенской области Киевский патриархат и «Правый сектор» захватили два храма, а милиция с «титушками» разогнала верующих
  • В Ровенской области захвачен еще один православный храм
  • Киев. Захвачен храм Николая Чудотворца
  • Киевская милиция пыталась демонтировать палаточный храм канонической православной Церкви
  • Лидер украинского раскола: «Если меня удалят, Москва расправится со всеми»
  •  
     
    Раздел форума
    Обсуждаемая тема
    Автор сообщения
    Время