Достойный сын Волыни - священномученик Анатолий, митрополит Одесский

Трагичным оказалось минувшее столетие для нашего многострадального народа, для нашей Православной Церкви. Гонения, которые выпали на долю многомиллионной Русской Православной Церкви в годы большевизма по силе и масштабу можно сравнить, разве что с временами первых веков христианства. На бескрайних просторах бывшей могущественной страны, взошли на свою Голгофу сотни тысяч невинных страдальцев и исповедников. Они приняли мученическую кончину «за слово Божие и за свидетельство, которое они имели» (Отк. 6, 9). Они, новомученики, не только подтверждали свою веру кровью, но и укрепляли малодушных, молились за своих мучителей. Своим проповедническим подвигом они в очередной раз в истории показали, что «врата ада не одолеют Церковь Христову» (Мф. 16, 18.). Сегодня они являются нашими предстателями перед Господом, молятся за наш многострадальный народ, за нашу Родину.

Таким молитвенником и ходатаем для всех нас является священномученик Анатолий (в миру Андрей Григорьевич Грисюк). С крахом советской системы появилась возможность более детально ознакомиться с жизнью и страданием новых мучеников за веру. А также с обвинениями и допросами их, хранящихся в архивах ЧК - ГПУ - НКВД - КГБ - ФСБ - СБУ и других российских и украинских государственных архивах. Эти документы сегодня выполняют роль мученических актов, известных в первые века христианства. Итак, Андрей Грисюк (будущий священномученик Анатолий) родился 20 августа 1880 года в городе Ковель, в семье чиновника. Закончив Кременецкое духовное училище и Волынскую духовную семинарию в 1900 г., поступил в Киевскую Духовную Академию. В 1903 г. принял монашеский постриг с именем Анатолий. Постриг совершил митрополит Киевский и Галицкий Флавиан (Городецкий). Вскоре был рукоположен в сан иеромонаха.

После окончания Академии в числе первых ее студентов иеромонах Анатолий остается в Академии для преподавательской деятельности, выполняя обязанности доцента КДА на кафедре общей церковной истории. В 1905-1906 гг. иеромонах Анатолий посещает Константинополь (ныне – Стамбул), занимаясь научными исследованиями в археологическом институте. От природы одаренный большими способностями, он прекрасно знал классические и некоторые восточные языки. Отличаясь любовью к истории и ее первоисточникам, неугомонным стремлением дойти до каждой хронологической даты, молодой иеромонах напоминал собой знаменитого историка Санкт-Петербургской Духовной Академии В. В. Болотова. Вот как характеризует Архиепископ Антоний (Храповицкий) научную деятельность отца Анатолия: «Иеромонах Анатолий по церковной истории - талантливый, и хотя еще очень молодой, но широко образованный преподаватель. Он предстает хозяином не только в истории событий церковной жизни, но и вообще в богословии, то есть в Св. Писании и патрологии. Следуя строгому православному учению, отец Анатолий, однако, имеет смелую мысль и не подчиняется литературным пособиям, но руководствуется ими, как уже сложившийся ученый».

В 1911 г. иеромонах Анатолий удостоился степени магистра богословия за сочинение «Исторический очерк сирийского монашества до половины VI века». Чтобы собрать исторические данные о подвижниках и иноках Сирии за период почти четырех веков, автору пришлось затратить огромные усилия на поиск и изучение документов.

29 августа 1911 г. о. Анатолий был возведен в сан архимандрита. В этом же году, осенью, за свои статьи, напечатанные в академическом журнале, богослову присудили премию имени митр. Макария. Большой труд, любовь к Церкви и науке, настойчивость в духовных и научных поисках, мудрость, целеустремленность - эти душевные качества отличали личность отца Анатолия. Поэтому неудивительно, что Промысел Божий, совершенствуя «от силы в силу, от веры в веру» Своего избранника, готовил его к самому подвигу и венцу - венцу мученика-исповедника.

Уже 8 июня 1912 г. архимандрит Анатолий был переведен в Московскую Духовную Академию на должность инспектора и экстраординарного профессора. В следующем году назначается ректором Казанской Духовной Академии. А в 1913 г., 12 июля, в день памяти первоверховных ап. Петра и Павла, в кафедральном храме Христа Спасителя в Москве, архимандрит Анатолий был рукоположен во епископа Чистопольского, викария Казанской епархии. Возглавлял архиереев, принимавших участие в хиротонии, митрополит московский Макарий (Невский).

В 1914 г. началась Отечественная война, которая не обошла своими страданиями и Казанскую епархию. 16 августа 1914 г. в Казани был сформирован комитет по потребностям войны под руководством епископа Чистопольского Анатолия. Было решено открыть лазареты для военных при Академии, а также при монастырях епархии. Линия фронта двигалась на восток, и Казань готовилась принять к себе Киевскую Духовную Академию, Киево-Братский монастырь и Волынское женское училище духовного ведомства. В первые месяцы войны общество будто пробудилось от спячки, люди пошли для молитвы в храмы.

Но еще большие испытания ждали Церковь и народ. В 1917 году к власти пришли большевики, и началось жестокое гонение на Православную Церковь. Новая власть приказала закрыть все духовные учебные заведения. Только еп. Анатолию удалось сохранить Казанскую Духовную Академию и ее преподавательский коллектив.

Осенью 1918 г. Высшее Церковное Управление при Патриархе Тихоне посоветовало преосвященному Анатолию воспользоваться тем, что советское правление позволило «обучаться религии» частным образом. Свою лояльность в этом отношении проявил и заведующий отделом образования в Казанской губернии Максимов. Епископу Анатолию были выданы официальные штамп и государственная печать. Поскольку помещение Академии было отобрано, то лекции читались на квартирах у профессоров. Содержалась Академия на средства, которые были в запасе от предыдущих времен, позже на церковные пожертвования и на дотации Высшего Церковного Совета.

Однако в 1921 г. ВЧК удалось установить контроль над перепиской Патриарха Тихона и получить доступ к адресованным на его имя официальным документам. В марте 1921 г. в ЧК попали письма еп. Анатолия, касающиеся деятельности Казанской Духовной Академии. Ознакомившись с ними, агенты ВЧК направили записку начальнику 8-го отдела наркомюста Красовскому следующего содержания: «Из переписки еп. Анатолия на имя патриарха Тихона усматривается, что в Казани до сих пор существует Духовная Академия, подчиняющаяся идейным и служебным директивам патриарха ... мы полагаем, что наличие в Казани подобного очага мракобесия, руководимого духовно-административным центром ... не желательна. Просим вас принять меры к пресечению дальнейшей деятельности указанного учреждения».

26 марта ЧК взяла под арест епископа Анатолия. Были допрошены как сам владыка, так и все профессора Академии. Однако если состав профессоров ЧК удалось установить точно, то имен учеников так и не смогли узнать. При всех обысках ЧК не нашла списков студентов, а на допросах ректор и профессора заявили, что таких списков вообще не велось, и они даже не могут указать точное количество студентов, в любом случае их было не менее 15 и не более 30. Власть взялась полностью уничтожить Казанскую Духовную Академию. Епископ Анатолий был приговорен к одному году исправительных работ и освобожден через 9 месяцев, поскольку ему зачли срок предварительного заключения.

28 февраля 1922 г. еп. Анатолий был назначен на кафедру в Самару. В Самаре архиерея за достаточно короткое время два раза арестовывали за «антисоветскую агитацию». В качестве наказания архиепископа (патриарх Тихон наградил перед самым ссылкой) выслали в Туркмению в г. Красноводск на три года.

В 1927 году, после ссылки, архиеп. Анатолий снова вернулся в Самару и его назначили постоянным членом Св. Синода. Однако уже в следующем году святителя перевели в Одессу. Время службы архиеп. Анатолия в Одессе приходится на один из самых тяжелых периодов гонений на Православную Церковь. Это была новая волна закрытия храмов, арестов священнослужителей, которые начались в 1929 г. В его епархии были закрыты почти все храмы (особенно в Молдавии, входившей тогда в Одесскую епархию). Самого архиерея беспрестанно вызывали на допросы в НКВД. Бывали случаи, когда представители власти появлялись в храме во время праздничного богослужения, требуя срочного приезда владыки в НКВД. Всегда смиренный, тихий и покорный владыка упорно, принципиально игнорировал указания сотрудников.

В 1931 г. были арестованы и посажены в тюрьму более двадцати священнослужителей, лучших проповедников Одессы. На глазах митрополита проходило страшное закрытие и разрушение храмов. В конце концов, руки карательной машины дошли и до самого митрополита Анатолия. В ночь с 9 на 10 августа митрополита арестовали и 13 августа перевезли в следственную тюрьму г. Киева. Сразу же начались допросы:

- Следствие располагает данными о том, что вы проводили антисоветскую агитацию среди духовенства и церковников г. Одессы. Вспомните факты антисоветской агитации, которую вы проводили.

- Антисоветскую агитацию я не вел. Однако помню случай, когда я в разговоре с моим секретарем ... в связи с закрытием церквей в епархии ... выразился, что это положение не имеет сравнений в отечественной церковной истории. При этом я сказал, что во времена татарского нашествия если и разрушались храмы, то разрушались и города, теперь же города развиваются, украшаются, а храмы закрываются и некоторые разрушаются. Также был случай, когда подводя итоги закрытия храмов, в частности в Молдавии, я ... сделал замечание, что это - разгром церковной организации.

Также владыку обвиняли в том, что он «проводил работу, направленную на создание антисоветского блока объединения восточной и западной церквей на основе унии с покорением РПЦ папе Римскому, и систематически проводил антисоветскую агитацию, используя религиозные предрассудки в контрреволюционных целях».

В октябре следствие закончилось. Состояние здоровья митрополита был очень тяжелым: у него была запущенная форма язвы желудка, в тюрьме же эта болезнь очень обострилась, состояние было более чем критическое. Близких и родных у него почти не было, родители умерли, осталась только сестра Раиса, которая всю свою жизнь посвятила владыке, путешествовала с ним, начиная с Казани.

16 декабря 1936 г. Управление Государственной Безопасности вызвало митр. Анатолия в Москву и через день он был доставлен в Бутырскую тюрьму. Следователи НКВД и там пытались получить от митрополита подтверждение своих надуманных обвинений, но все было бесполезно.

21 января 1937 г. Особый Совет при НКВД СССР приговорил митрополита Анатолия к пяти годам лишения свободы в лагере. 27 января он был отправлен этапом на Север. 14 февраля 1937 г. этап прибыл в Килтовскую сельхозколонию в Коми. Здесь святитель проходил исправительные работы в тяжелых, суровых условиях. В июне митр. Анатолий заболел крупозным воспалением легких. Во время болезни владыка писал сестре: «Молю тебя, прими все меры, даже надвозможные, добейся, умоли, выпроси, устрой нашу встречу. Жажду перед смертью увидеть родное лицо и благословить тебя». Но встреча не состоялась. Здоровье владыки все ухудшалось. Давало о себе знать и воспаление легких, которое перенес митрополит. Как следствие, болезни, недоедание и утомительный каторжный труд привели к тому, что он почти ослеп. В ноябре-декабре уже не мог выполнять норму. Администрация лагеря написала: «Работу выполняет на 62%. По старости работает слабо, но старается».

В январе 1938 г. состояние здоровья митрополита ухудшилось настолько, что он был перемещен в лагерную больницу. 23 января 1938 г. в 17 часов 10 минут митр. Анатолий отошел к Господу. Перед самой смертью от владыки потребовали, чтобы он отдал свое Евангелие и нательный крест, который он пронес через все свое архиерейское служение, с которым был в тюрьме и в концлагере, - митрополит отказался отдать. Евангелие вырвали из его рук силой, но крест он не отдал и, защищая слабыми руками грудь, отдал свою праведную душу Господу.

Как видим на примере жизни священномученика Анатолия, Православная Церковь в советские времена больше всего пострадала от богоборцев. Ведь она, как душа народа, его самосознание, достойно перенесла и выпила всю горькую чашу страданий, приготовленную для нашего народа. Лучшие представители ее (церкви) - архиереи, священники, богословы, монахи и монахини - приняли муки, пытки и смерть. Украинцы, россияне, молдаване, белорусы - у врага не было разницы.

К сожалению, сегодня «новейшая история» Украины и современные «ученые» втолковывают нам, что Православная «Русская» Церковь была, как и советская власть - тираном и поработителем для своего и других народов. Тогда как липковцев, раскольников, униатов и обновленцев выставляют как исповедников и героев, пострадавших от карательной системы (заметьте от системы, а не от Православной Церкви).

Однако жизнь, страдания митрополита Анатолия и кровь многих тысяч православных исповедников и мучеников подтверждают нам настоящую Истину, настоящую цену нашего времени. Их пролитая кровь, как кровь праведного Авеля, сегодня взывает к небу, нам с вами - не останемся ли мы равнодушными к вере наших предков, вере выстраданной, вымученной. Или наоборот - равнодушно прикрываясь европейской толерантностью и политкорректностью, пренебрежем, скроем ее?
Иеромонах Стефан (Хильчук)
 
20 сентября 2015 Руслан ЧЕРНЕНКО
 

ПОХОЖИЕ НОВОСТИ

  • Архиереи УПЦ отозвали свои подписи под Ровенским меморандумом
  • Заявление Митрополита Ровенского и Острожского Варфоломея
  • Луцк. Ведущий специалист по сектоведению прочитал лекцию для православной молодежи
  • Секты профинансировали издание своим покровителем научного сборника
  • Запорожье. Мэр Бердянска Евгений Шаповалов по просьбе православной церкви не пустил в город Анатолия Кашпировского
  •  
     
    Раздел форума
    Обсуждаемая тема
    Автор сообщения
    Время