О чём поёт ночная птица

Оставь их до времени
в этом их водовороте.
(Коран, 23, 54/56)

О чём поёт ночная птицаПрежде всего история вопроса – что такое Аркаим? Интернет, так же как и авторитетные справочники и монографии учёных, отвечает однозначно: памятник времён ранней бронзы, созданный руками человека на Южном Урале ориентировочно 3–5 тысяч лет назад. Так называемая Страна городов, к настоящему времени обнаружено 21 поселение.

И городища эти не имеют аналогов в мировой истории – ни по архитектуре, ни по тайнам и загадкам, в них присутствующим. Основной вывод специалистов, даже не разделяющих мнение о том, что Аркаим – это мировая сенсация, сводится к следующему: эти поселения, как сам Аркаим, так и остальные древнейшие города в уральской степи, – не что иное, как обсерватории, возведённые с использованием точнейших астрономических данных и непостижимых знаний.

Зачем? Зачем древним скотоводам – а Аркаим, как подтверждают современные методы исследования, старше Трои – система наблюдений за звёздами? И главное. Откуда у них эти знания? Если, по мнению со­временных историков, люди того времени по уровню своего развития не могли озаботиться ничем, кроме как надоями молока и поголовьем коров? Ну ещё разве что верблюдов…

Кому дорога, а кому и путь

В столице хазар бывает семь судей: двое для мусульман,
двое для хазар, которые судят по закону Торы. Еще двое –
для христиан, которые судят по закону Инджиля. Один же
из них – для славян, русов и других язычников, он судит
по закону язычества, то есть – разума.
(«Золотые копи и россыпи самоцветов»,
Аль-Масуди, Х век)

Попасть поездом из Челябинска в Магнитогорск, который ближе к Аркаиму вёрст на триста пятьдесят, можно теперь, только дважды пересекая казахстанскую границу за несколько часов пути. Со всеми прелестями паспортных контролей, таможенных разборок и длительных стоянок. Впрочем, в московских железнодорожных кассах уверяют – проверок нет. А местные жители говорят – есть. Кому верить, как рисковать?

И поэтому из Челябинска я ехал машиной. Сначала глаз радовали синие огромные озёра и хвойные леса. Потом они сменились лесостепью. И вот разошлись горизонты, взметнулись небеса и замелькали по всем сторонам света бескрайние степи. Рыжие, бурые, выгоревшие, нескошенные, погорелые, они будут тянуться тысячи и тысячи километров, без пределов, без границ, без конца и без края.

– Тут бор был сосновый, – кивнул на подлесок ещё под Челябинском водитель Слава, – сгорел в девяностых… На десятки километров тянулся, все туда за грибами ездили…

– Ну и?

– Лесники враз разбогатели. Крутыми стали сразу после пожара. Через губу разговаривают, небожители…

Пыль лезла во все щели, забивала лёгкие и машину так, что дверцу, открыв, было трудно закрыть – пыль. Ни облачка. Лишь ястребы да сапсаны, не боящиеся автомобилей, сидели по камням на обочинах, на степных менгирах – молельных камнях кочевников по окрестным сопкам да лениво барражировали в воздухе, ловя встречные потоки и высматривая добычу.

Степь... Почему мне, человеку с морской солёной неспокойной душой, ты так близка? Или, как и во многих русских, дремлет до времени в славянской крови полузабытый ген кочевников – татар ли, скифов ли, сарматов, готов и половцев? Что ты скрываешь, великая степь, и только ли просторы твои волнуют мне душу, напоминая океаны? Если так похожи твои сопки на волны…

Из трудов Г.Б. Здановича, первооткрывателя Аркаима:

«География Страны городов, планиграфия поселений, фортификация – «загороженное место», домостроительство, колесницы, структура общества и многое другое находят соответствие в религиозных гимнах индоариев и индоиранцев. Я убеждён, что первичные тексты «Ригведы» и «Авесты» в устной традиции создавались в Южном Зауралье в синташтинско-аркаимскую эпоху. Это было время, ещё овеянное общим индоевропейским единством, но уже отмеченное чертами рождения и размежевания протоиндийского и протоиранского миров».

Как нашли Аркаим? Да случайно – его никто не искал… В конце восьмидесятых годов ХХ века здесь уже заканчивалось строительство Большекараганской ГРЭС, и археологи напоследок исследовали пространство – так, на всякий случай. Так требовал закон.

Правда, уже интересно? Почему же не перед началом строительства, а тогда, когда до затопления этих долин оставались считаные недели – ведь именно этого и требует, насколько я знаю, тот же закон? Его же писали не слабоумные и не вредители…

В лагерь учёных пришли двое школьников – то ли они подрабатывали в экспедиции, то ли просто ошивались рядом из любопытства. И рассказали о странных концентрических каменных валах неподалёку. Те не поленились и пошли взглянуть. И уже вечером объявили, потрясённые, о величайшем открытии в истории человечества.

Ребята получили гонорар в виде банки сгущёнки, и началась титаническая борьба с привлечением главных авторитетов науки того времени за остановку строительства. Поразительно, но стройку прекратили…

Ещё одна странность. Аркаим, как и другие городища, прекрасно виден с воздуха, более того, знаменитые кадры аэрофотосъёмки – колесницы поселений на плоскости равнин – были известны специалистам ещё до официального открытия Страны городов. Почему же никто тогда не бил тревогу, не кричал о мировой сенсации?

Мне говорят: время было такое, не принято задавать вопросов, мало ли в степи секретных сооружений? Ракетных шахт, РЛС и подземных заводов – Родина-то в опасности…

Не верю. Потому что ни на какой секретный объект Аркаим не похож, а в настоящие укрепрайоны никаких археологов бы на дух не подпустили, хоть до затопления, хоть после. Не говоря уж о том, что никто не стал бы затапливать пусковые установки…

Время такое – Родина в опасности. Причём перманентно. Не из-за глупости ли, пофигизма и невнимательности? Не проще ли предположить, что данные аэрофотосъёмки никто из тех, кто обязан был штудировать, просто не смотрел? Чего там смотреть-то? Степь…

Из «Обряда общения с духами ближайших к городищу
Аркаим гор в месте познания Земли и Вселенной»:

«Спешиваемся, льём воду и просим разрешения на вход в мир духов. Въезжаем! Стремимся пережить ощущения. Подойти и прикоснуться к воде реки Караганки (даёт контакт с «чистым» миром. Караганка – Чёрный Ганг – прототип реки Ганг в Индии). Показываем серьёзность намерения находиться здесь сейчас и ещё несколько дней. Общение с духами не терпит суеты – они видели всяких и никуда не торопятся! Постарайтесь им внушить уважение к себе».

– Сколько стоит? – кивнул я на эту бумажку.

Продавец – человек чрезвычайно спокойный, с умными глазами, голый до пояса и с бородой, как у Хо Ши Мина, только чёрной, как смоль, и густой, – умело уклонялся от ока фотокамеры. Ему это удалось – сейчас и потом. Он не терпел суеты…

– Сто. Бери, бери, в прошлом году по сто пятьдесят отлетало…

Он торгует эзотерикой. Заговорёнными фенeчками, браслетами «от сглазу» и дисками о мистике Аркаима. Здесь, у подножия горы Шаманки, настоящий базар. Здесь торгуют всем. Но – эзотерическим, не простым… Всюду висят плакаты, призывающие научиться медитации, прийти на приём к колдунам и магам. Каждый обещает просветление. Каждый обещает спасение. Только плати…

– Себе хотела оставить, да вижу – тебе нужнее… Толстуха за прилавком мигнула такой же по фигуре покупательнице. Та стояла склонившись. Её мощный круп подрагивал нетерпеливо.

Продавщица протянула ей грубую поделку – пегасика.

– Заговорённый пегасик-то, – понизила голос она, – у-у-у, как прошибёт тебя, такое просветление полезет… Такие истины откроются, только держись!

Покупательница задышала:

– Да, да, да… Мне очень, очень надо… Я художница, из Омска…

– Во-во, я же вижу, я же и говорю – тебе, милая, нужнее! Вот ещё бабочку возьми, правда, усик у ей отломат один, да я те подешевше отдам – али другой, хошь, обломаю… Непростая бабочка, они с коником тебе эта… как её... ауру поправят! Закачаешься!

– Я беру…

Торговка чудодейственным предложила художнице ещё единорога, способствующего деторождению, но та отказалась. Единорог выглядел глумливо и непристойно. Он как бы потрясал своим орудием, как бы скалился, как бы подмигивал, вводя в грех целомудренных искательниц Высшего смысла. Что вы хотите? Местная работа…

– Пятьсот шестьдесят с тебя, милая… Ага, спасибки, осчастливила…

– Да это вы меня, по-моему…

– Ну, так-то да, но и нам приятно… Хорошие-то дела делать!

Продаётся все. Голограммы икон – правда, мало. И соседствуют чудодейственные китайские бабочки и фонарики, цена коим – рупь в базарный день, с плохо выполненными календариками-фотокопиями с Виктором Цоем и Биттлз. Я таких поделок не видел уже лет двадцать пять – их раньше продавали немые в подмосковных электричках вместе с порнографическими игральными картами жуткого качества… За трояк, помню как сейчас.

– Битлы тоже заряженные? – спросил я.

– А то! Бери, не думай! Так попрёт просветление, так вставит – не очухаешься… Я же вижу, тебе-то нужнее…

Открытие Аркаима стало нечаянной радостью для жителей деревушки Александровки, что по соседству. Сюда хлынули толпы неспокойных людей – после того, как Тамара Глоба в 1992 году объявила окрестности «местом силы» и чуть ли не центром земли.

Мужики отпустили бороды и стали возить неспокойных – а их за лето здесь бывает дивизии по три-четыре – по горам, «местам силы и просветления». Сто рублей с человека, четверо в машину. За раз – три горы. Тысяча двести. Щёлк! Деньги для степи немалые… Да и иной работы в деревне нет – разве что сдавать «фатеры» ищущим нездешнего.

– Один москвич на всё лето у меня хату снял, – поделился со мной местный шофер. – Нехай просветляется…

Недаром, ох недаром первоначальный период пребывания на Аркаиме для ищущих просветления составляет, согласно купленной мною за сто рублей инструкции, трое суток – именно столько длится нулевой цикл на разного рода курсах психокоррекции, в массе своей запрещённых в России. Трое суток, всё время в движении и почти не спать, и отключать, отключать мозги – любой психолог вам скажет, что этого достаточно, чтобы слегка подвинуть, повредить и полностью здорового человека.

Ввести его в изменённое состояние сознания – профессионал справится с этим за несколько минут. И уже не выпускать – ни из этого состояния, ни из своих рук… Вернее, лап.

Этому служат специальные техники – например НЛП. Нейролингвистическое программирование. Раньше, по слухам, этому учили только в спецслужбах. Теперь учебник по НЛП можно купить на любом развале.

Да что учебник? Техникой этой с рождения, от природы, владеют цыганки, а уж их вряд ли обучали в ЦРУ, МИ-6 или Моссаде. Человеческий мозг так устроен, что может воспринимать лишь три источника информации одновременно. Если больше – отключается. Вот и подходят цыганки к девушкам на улице сразу по пять человек и начинают орать.

Вот и снимает жертва кольца с руки сама и не может понять потом, как такое случилось… Да и без психотропных препаратов при зомбировании не обходится – это знают все. А знают ли они, что та конопля, что растёт вокруг, в благодатных этих степях, раньше не годилась ни для «плана», ни тем более для «пластилина»? То есть ни на анашу, ни на гашиш. А теперь – годится. Поменялся климат.

Но занимаются приручением алчущих Непознанного, ищущих вечных истин Нездешнего отнюдь не мужики из Александровки. Они бомбят, шоферят. Бабы их кухарничают – ораву эту надо кормить… Правят бал здесь пришлые – «духовные мастера». Они возят сюда группы адептов со всей страны, и здесь, «в местах силы», довершают начатое в городах – в сектах и во всевозможных школах и академиях психокоррекции. Они ищут неустойчивых, споткнувшихся, пошатнувшихся. Они привечают их поначалу и ломают потом волю об коленку.

Кто и где их научил этому дьявольскому искусству? Да излишне об этом спрашивать. Во-первых, они соврут, сославшись на труды каких-нибудь лысых американских психиатров или практику волосатых восточных дедушек. Во-вторых, ответ содержится уже в самом вопросе…

– Почему вы миритесь со всей этой бесовщиной? – спросил я директора музея-заповедника «Аркаим» Екатерину Юрьевну.

– Вот и православная церковь тоже нас об этом спрашивает… А я отвечаю – люди встают лагерем, никому не мешают… Ну, языческие обряды совершают, ну, поют и плачут, орут, бывает…. Но это же не моя земля, я им не могу помешать…

– Романтики, – улыбнулась Мария, заведующая музейным отделом, – в чём-то как и мы…

Вот только забыли мне в музее рассказать, что земля вокруг Шаманки, где стоят лагеря паломников – частная. На этой земле и процветает торговля, и стоят палатки и вагончики, а размещением в них занимаются сотрудники музея. И приносит всё это, как нетрудно догадаться, приличные деньги. Чья же это земля?

Ловите НЛО сачками

Я погряз в глубоком болоте,
и не на чем стать…
(Псалтирь, 68, 3)

Аркаим расположен практически на одной широте со знаменитым мегалитическим комплексом Стоунхендж. Ряд учёных считают, что явления эти – одного порядка. Более того, с точки зрения космологической архитектуры и исторической геодезии (а есть и такие науки) Аркаим – ключ к пониманию мироздания. Математические расчёты весьма любопытны и убедительны, но не буду вас ими утомлять. Тем более что с детства ненавижу математику…

Достаточно того, что бесспорно: открытие Страны городов – исключительно важное для человечества событие. Тем паче, что многие учёные – кстати, и математики, не к ночи будет сказано, – считают, что мы живём в эпоху не постиндустриального общества, а постчеловеческого. И потому исследования быта, культуры и мировоззрения древних чрезвычайно важны. Согласен.

Даже более того. Могу согласиться со Здановичем в том, что неоязычество – процесс всё же скорее положительный, нежели отрицательный. Ибо у каждого к Богу свой путь. Я о другом. О торговцах в храме. Увы мне! Я не Христос. И нет у меня сил, свив бечёвку, выгнать ею торгующих из святилища!

Сталкеры. Они называют себя сталкерами, взяв это слово из фильма Тарковского. Да вот только хорошо, что далеко спит режиссёр от Аркаима – он похоронен под Парижем, на русском кладбище Сен-Женевьев-де-Буа. И на могиле его камень, символизирующий Голгофу, и на камне том крест. И надпись: «Человеку, который увидел Ангела». Потому что со здешними сталкерами, то есть гуру, то есть – духовными мастерами, то есть – проводниками по «местам силы», что свили себе гнёзда в обилии у подножия Шаманки, ангела точно не узришь.

Читайте из «Обряда общения с духами…»:

«Гора Любви» – «Гора сатаны». Дух – служитель сатаны (имя его не явлено, обращаться к нему не надо, устанавливать с ним отношения не надо). Спускаемся к спирали и входим в неё. Вспоминаем и мысленно прокручиваем ленту своей жизни от сегодняшнего дня до своей первой любви. Служитель сатаны будет признаваться, где он вмешивался в твою судьбу. Благодарим его за информацию. Прощаемся».

– А где, где… не знаете? – девушка в шортиках с сумасшедшими глазами обратилась ко мне.

– Что – «где»?

– Где же здесь проводника найти? Ну, сталкера?

– Откуда ты?

– Из Москвы… Нас много… Мы из Общества поиска разума во Вселенной…

Продавший мне правила поведения при общении с духами полуголый мужчина явился сам собой.

– Вас много?

– Девять человек…

– Платить готовы? Я закажу две машины…

– Да! – хором воскликнули неспокойная девушка и её подошедшие спутники – поспокойней. По виду – студенты. Курс максимум второй…

– Тогда приготовьтесь к постижению тайны… – Полуголый и совершенно невозмутимый торговец эзотерикой понизил голос. – Собирайтесь… Будете начинать сегодня в месте силы, на горе, на камнях… Информация сегодня нисходит там!

Студенты затаили дыхание.

– Спальники есть? – продолжал полуголый. – А то зябко ночами…

– Есть, конечно, есть!

– И деньги, деньги не забудьте… Деньги – вперёд.

– Вы поедете? – неспокойная девушка взяла меня за руку. – Вы ведь тоже из Москвы…

Нет, милая! Не поеду.

Зябко…
Игорь Воеводин, «Парламентская газета»
 
26 сентября 2010 Юрий ПЕТКОВИЧ
 

ПОХОЖИЕ НОВОСТИ

  • О жемчуге веры
  • На Франковщине лжесвященник создал целительскую секту
  • О Франции, религии и толерантности
  • Как я был кочетковцем
  • Глава 11. «Радхасоами Сатсангх»
  •  
     
    Раздел форума
    Обсуждаемая тема
    Автор сообщения
    Время