Корейская секта зомбирует хабаровчан. Часть 1

В Хабаровске полтора года не могут возбудить уголовное дело против южнокорейской церкви, которую обвиняют в мошенничестве, неуплате налогов и нанесении вреда психическому здоровью граждан

Корейская секта зомбирует хабаровчан. Часть 1Трое жителей Хабаровска обвиняют местную религиозную организацию «Благодать» в том, что ее практики нанесли вред их психическому здоровью. Проще говоря, после участия в «благодатных» обрядах у двух девушек и одного юноши «поехала крыша».

Ранее «Благодать» уже обвиняли в финансовых махинациях, обмане верующих, даче взятки, уклонении от налогообложения, а также хранении сильнодействующих психотропных веществ и шпионаже...

«Это будут лучшие три дня в твоей жизни»

Вечером члены церкви пообещали, что ночью, во сне, к новообращенным придет Иисус Христос, - и Оля решила не спать.

- Я ждала любых галлюцинаций. Я понимала, что на меня воздействовали гипнозом, и не знала, до какой степени они проникли мне в мозг, что успели туда вложить, кого я увижу...

А начиналось все довольно мило: Оля К., студентка выпускного курса Хабаровской академии экономики и права, познакомилась в летнем лагере с девицей, складно разглагольствовавшей о Боге. Оле это понравилось: стали перекидываться эсэмэсками на животрепещущую тему «Отчего в мире столько зла?», потом новая знакомая позвала в гости...

Оля была счастлива: умница, отличница, по определению преподавателей - «ботаник», она страдала от отсутствия общения, а верующие приняли ее с распростертыми объятиями. Они дискутировали, как должна вести себя девушка, если хочет выйти замуж (решили, что надо хранить девственность, а судьбу связывать только с верующим), ходили в детдом шефствовать над сиротами, слушали лекции о Боге в церкви «Благодать» (так называемый альфа-курс для новичков: лекторы-сверстники, много вкусной еды, между занятиями - веселые капустники на библейские сюжеты)...

Оля считала, что попала в классную тусовку.

Первый «звонок» прозвенел, когда девушку стали настойчиво приглашать на воскресные богослужения в ДК профсоюзов («Благодать» много лет арендует этот зал), а ей там не понравилось. Оля попыталась увильнуть: «Можно я в детдом ходить буду, а на службу - нет?» - и получила категоричное: «Навещать с нами сирот могут только члены церкви «Благодать».

«Почему?! - возмущалась девушка. - Какая связь?! Мы детям хотим сделать хорошее или кому?!»

Тусовщица несколько охладела к новым знакомым, но, когда ее пригласили на выездной семинар церкви «трес-диас» в сентябре 2009 года, ехать согласилась с восторгом! Еще бы, устроители обещали море сюрпризов, подарки...

Подруга сказала: «Это будут лучшие три дня в твоей жизни».

«Трес диас» по-испански и значит «три дня».

Организация с корейским лицом

Международная церковь «Грейс» (в русском варианте - «Благодать») была создана в 80-х годах прошлого века в США. Ее основатель, этнический кореец Кинг Ван Син, ныне живет и здравствует в Сеуле, в штаб-квартире миссии, а его посланцы проповедуют Христа в тысячах церквей по всему миру. Маленькая, но говорящая особенность: все миссионеры - корейцы и все имеют двойное гражданство - этой страны и США.

В Россию организация зашла в 1990 году, и именно с Дальнего Востока. Жуткая социально-экономическая ситуация в регионе, его удаленность от центров православия (за годы советской власти в Хабаровском крае сохранились всего два действующих храма), а также специфическая активность иностранных проповедников (афиши, стадионы, поезда с гуманитарной помощью) обусловили резкий скачок неопротестантизма на Дальнем Востоке. По сей день в Хабаровском крае зарегистрированы полторы сотни «харизматических» религиозных организаций, а уж что касается количества верующих...

По разным оценкам, только в «Благодати» с 90-го года перебывало от 15 до 200 тысяч хабаровчан - это при общей численности населения города 600 тысяч! Цифра фантастическая!

Поверить в нее получается, только если знать: нынешней зимой при осмотре центрального офиса «Благодати» милиция изъяла три тысячи анкет действительных, реальных членов организации.

Все это вкупе с ярко выраженным «корейским» лицом организации, само собой, глубоко трогает госбезопасность, и сигналы, вообще говоря, тревожные.

В 2008 году спецслужбы дружественного нам Казахстана вскрыли в Караганде шпионскую сеть, действующую под прикрытием «Благодати»: у пасторов, помимо документов, составляющих гостайну, нашли сильнодействующие психотропные вещества; с тех пор республика планомерно избавляется от корейской организации - по суду закрывает филиалы.

У наших органов труба пониже и дым пожиже: всего лишь посадили пастора сахалинской «Благодати» за дачу взятки. Но как сажали, мама дорогая: преодолевая сопротивление госдепартамента США...

В самом Хабаровске уголовных дел против «Благодати» пока не было. Были дела против отколовшегося от нее филиала: адепты до синевы пороли детей ремнем в церкви по субботам (взял печенье со стола - прими свое «лечение»). Тоже, если вдуматься, не самое лестное обстоятельство для «головной» организации...

«Я чувствовала себя, как в руках у сутенера»


Олю ощутимо потряхивает. После тех событий прошел целый год, но она до сих пор не может прийти в себя.

- Поехали на автобусах. Нас, новичков, человек 60 - они называли нас кандидатами - и 90 тиммемберов, то есть членов организации.

Сразу началось что-то неладное: к примеру, тиммембер сообщила, что до арендованного под «трес-диас» лагеря четыре с половиной часа езды, а оказалось - восемь с половиной.

Зачем было врать?

По приезде уставших, сонных кандидатов не запустили в корпус, а сорок минут мучили на улице песнями и плясками. Потом грязных, взъерошенных фотографировали в клоунских желтых колпачках...

Мелочи, конечно, но эти мелочи накладывались...

В корпусе начались скандалы: всех, кто приехал с другом или подругой, тиммемберы ультимативно расселяли в разных комнатах (в итоге каждый оказался в палате с абсолютно незнакомыми людьми). Взамен друзей к каждому кандидату приставили своего тиммембера, и этот соглядатай сопровождал подопечного даже в туалет...

От немытых ребят натурально воняло, глаза у них слипались, но после ужина их все равно повели в плохо освещенный зал, где началось что-то вроде нелюбимого Олей протестантского богослужения. Кореец на сцене командовал: «Положите руки на сердце... Повернитесь к соседу, скажите ему: «Благословенно имя Иисуса Христа...»

Половина напуганных кандидатов ничего не выполняли, и раздраженная Оля тоже стояла без движения.

И вот тут-то произошло самое главное.

Зазвучала спокойная тихая музыка. Очередной оратор стал говорить: «Представьте озеро, поднимите с земли камешек...»

- Я знаю, что это был гипноз, на сто процентов, - говорит Оля. - Когда-то я ходила на такой сеанс: даже музыка была один в один, как здесь! Я поняла, что влипла во что-то очень нехорошее: ведь врач-психотерапевт или гипнотизер всегда предупреждают пациента, что начинают гипноз, а эти влезали в мозги исподтишка...

Боже, благослови Голливуд!

В детстве маленькая Оля смотрела фильм ужасов, где герой, пытаясь скрыть свои мысли от инопланетян-телепатов, думал о красной кирпичной стене и в итоге смог спасти Землю.

До 19.00 следующего дня перепуганная студентка также думала о кирпичной стене и, может быть, только поэтому сохранила себя.

Ведь после этого события понеслись по нарастающей.

Кореец объявил обет молчания до утра. Оля однозначно поняла: это для того, чтобы кандидаты не смогли поделиться друг с другом впечатлениями (собственно, можно предположить, что для этого же разлучили знакомых и приставили соглядатаев).

Потом всех повели в другой зал - по коридору из тиммемберов с горящими свечами в руках. В зале они встали справа и слева от каждого кандидата и по очереди стали читать стихи из Библии в темноте...

Первой не выдержала девушка Ксюша: с воплями и рыданием она выскочила из зала, Оля, пользуясь случаем, последовала за ней. «Не трогайте меня! - в истерике кричала Ксюша. - Я хочу домой!» Ее окружили корейцы: «Лагерь отрезан от внешнего мира, тебе придется провести здесь три дня!»

Олю, которая рвалась помочь Ксюше, грубо оттолкнули: «У вас обет молчания, а ты берешь на себя грех!»

«Ничего себе! Вы заговорили, - закричала наша умненькая девочка. - А как же важнейшая заповедь Библии «Возлюби ближнего своего»?»

Корейцы ничего вразумительного не ответили, и с этой минуты Оля окончательно поняла для себя: она находится не с христианами...

Ксюша рыдала еще два часа. Все разошедшиеся по комнатам слышали, как кореянка орала на нее: «Закрой рот!!!»

Очень благочестиво...

В стылом ужасе наша героиня просидела всю ночь на кровати, ожидая обещанного Христа. В мозгу крутилось: «Я однозначно не выдержу здесь три дня, сойду с ума...»

Уходить - но как? Пешком? Вокруг тайга, глухомань. Это же Дальний Восток, здесь и медведи встречаются...

Весь следующий день наша героиня наблюдала, как постепенно меняются кандидаты, как раз за разом начинают выполнять команды тиммемберов, рисовать под их началом христианские плакаты... На ее глазах одной девушке, которая, как и Оля, протестовала и не подчинялась, принесли чашку кофе - и та вдруг с энтузиазмом принялась делать все, против чего бастовала. (Оля сделала вывод, что в чашку что-то подсыпали, а мы вспоминаем карагандинское задержание и психоактивные вещества.)

Сама Оля продолжала держаться: если чувствовала, что вот-вот сломается, выскакивала из зала - тиммембер на входе пытался не выпустить ее, запихнуть обратно, и тогда она кричала: «По Конституции у нас свобода передвижения, она ограничивается только в установленном законом порядке, у нас свобода вероисповедания, а я православная!!!» (Напоминаю, Оля - юрист, и это заметно.) Тут же набегали тиммемберы, потом подскакивал кореец и, рукой под спину, заталкивал девушку в помещение; Оля рыдала. Она чувствовала себя, как в руках у сутенера, который может делать с ней все что угодно.

Дважды кандидатов выводили «гулять»: тиммемберы стояли квадратом, и за него нельзя было сделать ни шагу. Оля сидела и плакала: она смотрела на видневшуюся между стражниками протоку, на солнышко и думала: «Возможно, я никогда больше не увижу все это таким, психически здоровым человеком»...

«Я пра-во-слав-на-я!»

Сбежать получилось неожиданно.

Тиммемберы, по-видимому, решили, что достаточно обработали кандидатов, и приступили к кульминации действа. Всех завели в полутемный зал с красными ковриками на полу, кандидатов усадили на них и велели с поднятыми руками призывать Христа.

«О, Иисус, приди! - разом заорали полтораста человек. - Иисус, ты мой бог, ты мой царь! Аллилуйя!»

«Эх, молодежь, где ваши мозги?» - с тоской думала Оля, сжавшаяся в комочек среди этой вакханалии. И тут увидела самое страшное: с первого ряда на нее двигались две мощные корейские фигуры; они накладывали руки на головы сидящих, и те падали на пол, корчились, скрючивались, бились в конвульсиях.... Корейцы не пропускали ни одной головы.

«Надо бежать», - вдруг сказал сидящий перед Олей парень (Оля заметила его, еще когда объявляли обет молчания. «Вот это попали», - выразительно отреагировал он тогда).

«Бежим!» - взвизгнула Оля.

Перескакивая через головы, наступая на валяющихся без сознания, они выскочили в коридор и помчались: хватали за ручки все двери, которые попадались им на пути, отбивались ото всех, кто пытался их остановить... Всего их было три человека: вслед за Олей и парнем выбежала еще одна девушка, Надя (та самая, которой приносили странный кофе)...

Больше тиммемберам не удалось взять верх. Как только они появились и попытались убедить беглецов вернуться, Оля строго заявила: «Так! Больше мне по ушам ездить не надо! Я не останусь здесь ни на минуту: меня незаконно лишали свободы в течение двадцати четырех часов, и вы ответите за нарушение Конституции Российской Федерации! Пока вы валялись в трансе, я позвонила домой и рассказала, что здесь происходит! У меня две бабушки - судьи, и, если вы к утру не доставите меня домой, они поднимут такое, что вам не снилось! Молитесь, чтобы я успела к назначенному времени...»

И чтобы тиммемберы не успели воздействовать на нее гипнозом (она уже насмотрелась на такие сцены: кореянка шептала кандидату словцо - и тот становился шелковый), Оля заткнула уши и громко орала: «Я пра-во-слав-на-я!!!»

Ей-богу, я горжусь этой девушкой, и, если бы вы ее видели, вы бы гордились тоже.

В ней росту метр пятьдесят сантиметров, а присутствия духа эта пигалица обнаружила больше, чем взрослые мужики.

Я знаю офицера милиции, который ехал на «трес-диас» с пистолетом в кармане: опасался, что его втягивают в секту и заставят участвовать в оргиях, готовился дать отпор, а когда человек возвращался обратно, то не узнал здания своего РУВД: вот так за три дня повернули ему мозги. На долгие годы он стал адептом организации...

Но вернемся к нашим ребятам.

На станции, куда их доставили, они встретили со-трудников ФСБ - те совершенно случайно были на охоте в этих местах.

Оперативники сказали, что беглецы - первые за четырнадцать лет (!), кому удалось вырваться с мероприятия. Что органы все про эту церковь знают, но ничего не могут сделать, потому что нет заявлений: кандидаты возвращаются в Хабаровск абсолютно счастливыми. А тиммемберы всякий раз приезжают в лагерь загодя и обшаривают его на предмет прослушки и скрытых камер...

Поломанная психика

Предвижу усмешки: «Истеричная девчонка накрутила себя, а теперь выдает свои страхи за реальность! Всем остальным-то на «трес-диасе» нравилось. Не могут сотни людей быть неправы, и только одна умница - права...»

Но тогда как же объяснить состояние, в котором Оля и остальные ребята находились после того, как вырвались из «Благодати»?

Надю трясло, она снова и снова говорила, что ей что-то подсыпали в кофе, хваталась за голову. Приехав на автовокзал в Хабаровск, взяла чью-то стоявшую на асфальте бутылку, попила из нее (!) и ушла.

Оля весь день обивала пороги правоохранительных органов, подняла на ноги преподавателей кафедры уголовного процесса и криминалистики и ОМОН: делала все, чтобы вытащить оставшихся детей из лагеря, и... только вечером поняла, что не спит уже третьи сутки и не хочет (серьезный психиатрический симптом). Решила заставить себя, легла. Проспала час...

Встала: девушку тошнило, у нее кружилась голова, земля уходила из-под ног. Оля шла - и сбивала косяки.

В один момент студентка перестала слышать, что ей говорят: перед глазами стояло то, что было там, а события, которые происходили несколько часов назад, стирались из памяти. Начались провалы.

Бедняжка боялась выходить на улицу, чтобы не встретить людей из «Благодати». Месяц практически общалась только с мамой...

Комиссия специалистов из краевого центра судебной психиатрии, проведя психолого-психиатрическое исследование Оли и двух ее товарищей по несчастью, вынесла однозначное заключение: до участия в религиозном обряде ни Оля, ни остальные ребята расстройствами психики не страдали, после стали обнаруживать признаки смешанного конверсионного расстройства, причем между этими событиями имеется прямая причинная связь.

Так почему же против религиозных деятелей до сих пор не возбуждено уголовное дело, а «Благодать» не закрыта?
Ульяна Скойбеда, «Комсомольская правда»
 
19 сентября 2010 Анатолий ОСТАПЕНКО
 

ПОХОЖИЕ НОВОСТИ

  • Российская Фемида запретила секту «Благодать»
  • Казахские харизматы переходят в православие
  • Корейская секта зомбирует хабаровчан. Часть 2
  • Освобождение через унижение: Наркоманы выбирались из реабилитационного центра, калечив себя
  • Киев. Два года не разговаривают из-за квартиры
  •  
     
    Раздел форума
    Обсуждаемая тема
    Автор сообщения
    Время