Обвинительное заключение по уголовному делу №202275 по обвинению Тер-Оганьяна Авдея Степановича в совершении преступления, предусмотренного ст.282 ч.1 УК Российской Федерации


ЭНЦИКЛОПЕДИЯ «НОВЫЕ РЕЛИГИОЗНЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ РОССИИ ДЕСТРУКТИВНОГО, ОККУЛЬТНОГО И НЕОЯЗЫЧЕСКОГО ХАРАКТЕРА»

Том 7. Возбуждение религиозной вражды. Исследования. Факты. Терминология


Вернуться к содержанию энциклопедии

Вернуться к содержанию VII тома

Вернуться к списку документов об акции Тер-Оганьяна


«УТВЕРЖДАЮ»

Прокурор г.Москвы

государственный советник юстиции

2 класса

________________ Герасимов С.И.

марта 1999 г.



Уголовное дело № 202275 возбуждено Хамовническим межрайонным прокурором г. Москвы 18 декабря 1998 года по факту возбуждения национальной, расовой и религиозной вражды по ст. 282 ч. 1 УК РФ.

23.12.98 г. уголовное дело принято к производству следователем отдела по надзору за исполнением законов о федеральной безопасности и межнациональных отношениях прокуратуры гор. Москва. Расследованием установлено следующее: 03.12.98 г. между Тер-Оганьяном А. С. и устроителями международной художественной ярмарки-выставки «Арт-Манеж», которая проходила в Центральном выставочном зале «Манеж» в г.Москве в период с 04.12.98 г. по 10.12.98 г., был заключен договор № 70 на бесплатное предоставление Тер-Оганьяну, как участнику выставки, выставочной площади на весь период работы художественной ярмарки. По условиям договора Тер-Оганьян должен был представить авторский проект в рамках своей галереи, имеющей название «Вперед». Имея умысел в наглядно-демонстрационной форме выразить свои взгляды исправленные на подрыв уважения к религиозному вероисповеданию православных граждан, он заранее не оповестил устроителей ярмарки о том, что намеревается осквернять православные иконы в присутствии многочисленных посетителей выставки. Накануне открытия выставки он приобрел в иконной лавке «Софрино» православные иконы в количестве 26 штук, сделав свой выбор на иконах имеющих особую историческую и культурную значимость для социальной памяти православных граждан: «Спас Вседержитель», «Спас Нерукотворный» и «Владимирская Божья Матерь», которые намеревался рубить топором в период проведения художественной выставки. С этой целью он заранее приготовил топор и изготовил объявление в котором имелась фраза следующего содержания: «Уважаемые ценители современного искусства, здесь вы можете приобрести замечательный исходный материал для богохульства». Далее, в объявлении предлагалось всем желающим осквернить любую икону или получить консультацию по осквернению икон на дому. 04.12.98 г., в первый день открытия выставки, который длился с 17 до 21 часа, Тер-Оганьян находился непосредственно в выставочном зале и у своего стенда, на котором им были развешаны рядами приобретенные накануне православные иконы. В момент открытия выставки он вывесил на стенде заранее приготовленное объявление рядом с иконами, в доступном для обозрения посетителями выставки месте. В период с 19 до 21 часа он призывал и вовлекал граждан совершить действия по осквернению икон. С этой целью он обращался к посетителям выставки и активно предлагал принять участие в акции по осквернению икон или приобрести в собственность оскверненную им лично икону. Затем в присутствии многочисленных посетителей, снимал со стенда иконы, клал на пол и, заранее приготовленным топором вырубал лики изображенные на иконах, после чего раздавал поруганные иконы желающим. Таким образом, им были повреждены и практически уничтожены 8 икон. Возмущенные действиями Тер-Оганьяна посетители и участники выставки открыто высказывали ему претензии, делали замечания с целью прекращения данной акции. Однако Тер-Оганьян на замечания не реагировал и продолжал рубить иконы. Посетители выставки обратились к администрации выставочного зала с просьбой прекратить акцию по разрубанию икон и снятию экспозиции Тер-Оганьяна с выставки. После вмешательства организаторов выставки, действия Тер-Оганьяна были прекращены, и также было прекращено его дальнейшее участие в выставке. Таким образом, Тер-Оганьян совершил действия направленные на возбуждение религиозной вражды, совершенные публично, то есть совершил преступление, подпадающее под признаки ст. 282 ч.1 УК РФ. Допрошенный в качестве обвиняемого, Тер-Оганьян виновным себя не признал и показал, что он убежденный атеист, а вера в бога является дикостью. Им был заключен договор № 70 на его участие в выставке с ее устроителями. Заранее тема проекта не оговаривалась. Однако, он поставил в известность одного из устроителей выставки - Романову о том, что собирается выставлять уже оскверненные иконы. Романова запретила ему выставлять этот проект, но он решил реализовать свой замысел непосредственно на выставке. Накануне выставки им были приобретены иконы в иконной лавке «Софрино», расположенной на улице Пречистенка, 6.Всего было приобретено 26 икон, трех наименований: «Спас Нерукотворный», «Спас Вседержитель» и «Владимирская Божья Матерь». Заранее приготовил объявление в нескольких экземплярах с предложением по осквернению любой иконы за определенную плату. Данное объявление намеревался повесить на выставке и привлечь посетителей к участию в своей акции. Заранее приготовил топор. Таким образом, все было готово для воплощения в жизнь проекта по осквернению икон. 04.12.98 г. он повесил рядом с иконами приготовленное объявление, и сам подходил к участникам и посетителям выставки и предлагал приобрести оскверненную им икону. С таким предложением он подошел к Виноградову и подарил ему оскверненную икону, предварительно разрубив ее топором в его присутствии. В течении первого выставочного дня им было разрублено около 8 икон и розданы или проданы посетителям выставки. Акции по разрубанию икон снимал на фотокамеру неизвестный ему ранее фотограф, который через несколько дней передал фотографии, изъятые в ходе обыска у него в мастерской. В период проведения выставки к нему подходили посетители и предъявляли претензии по поводу проводимой им акции по разрубанию икон, требовали прекратить эти действия. Срывали объявление, но он его вывешивал вновь. В конце первого выставочного дня он у своего стенда с иконами видел большую группу возмущенных его акцией людей, которые снимали иконы. Романова сказала, что оскорблена его действиями, и что экспозиция снимается с выставки по решению администрации «Манежа». К нему подходили возмущенные посетители выставки с претензиями но, что он им отвечал, он не помнит.

(том 1, л. д. 52-55, 145-148)

Допрошенная в качестве свидетеля Романова Е.Н. показала, что работает преподавателем современного искусства в МГУ на историческом факультете с 1996 года. Параллельно работает куратором выставок современного искусства в России и за рубежом, в том числе и в Центральном Выставочном Зале «Манеж», как куратор некоммерческих проектов. Говоря о конкретной выставке «Арт-Манеж-98», она пояснила следующее. Художественный совет ярмарки решил поддержать экспериментальное искусство России и дать возможность выставиться бесплатно многим московским галереям, которые занимаются современным некоммерческим искусством. Она позвонила Тер-Оганьяну и он согласился принять участие в выставке, сказав, что выставит работы художников своей галереи «Вперед», но что конкретно он не сказал. Она настаивала, что бы были выставлены его живописные работы. Накануне выставки она узнала, что Тер-Оганьян делает инсталляцию из репродукций икон. 03.12.98 г. она увидела на его стенде-стенке композицию из икон вывешенных рядами. Она у него уточнила, вся ли это его работа и будут ли какие либо акции с его стороны. Он ответил, что все так и останется, на весь период работы выставки. 04.12.98 г. было открытие выставки и она была загружена работой до закрытия выставки, у нее не было возможности подходить к каждому стенду в том числе и к Тер-Оганьяну. Выставка открылась в 17 часов. Посетителей было очень много, буквально тысячи, много иностранных критиков, кураторов, журналистов. Примерно в 21 час, к ней подошел один из посетителей выставки и сказал, что в зале происходит какое-то безобразие. Она побежала в зал и увидела у стенда Тер-Оганьяна директора «Манежа» и двух охранников которые требовали, чтобы Тер-Оганьян покинул помещение. Они снимали и убирали остатки разрушенной инсталляции. Она увидела на полу у стенда щепки.

Устроители выставки потребовали от Тер-Оганьяна покинуть помещение и предупредили его, что его экспозиция снимается на все время работы выставки. Из разговоров присутствующих посетителей она узнала, что Тер-Оганьян повесил листовку на стенде, где, были развешаны иконы и рубил иконы в присутствии посетителей. Она видела эту листовку где было написано, что любой посетитель может купить икону и разрубить ее. Случившимся была потрясена, для нее такая акция была неожиданной, и такой глупости от Тер-Оганьяна не ожидала. Кроме того, свидетель Романова пояснила: «Как искусствовед, занимающийся современным радикальным искусством могу сказать, что акцию Тер-Оганьяна трудно считать художественной, поскольку этическая подоплека доминирует и не позволяет рассматривать ее с точки зрения эстетической. С точки зрения авангардного искусства эта акция вторична по сравнению с деконструктивизмом футуристов начала века, и то с большой натяжкой. Скорее всего, Авдей использовал предоставленные ему возможности для раздувания скандала вокруг своей персоны, что и случилось».

(том 1, л. д. 91-94)

Допрошенный в качестве свидетеля Виноградов Г.И. показал, что с 1981 года принимает участие в выставках живописи. На выставке в «Манеже» 04.12.98 г. он принимал участие в одном из разделов экспозиции. В выставке также принимал участие и Авдей Тер-Оганьян, которого он знает с 1992 года, который в последнее время является акционистом, то есть проводит художественные акции. Примерно около 20 часов, Тер-Оганьян подошел к нему с предложением купить его работу. Подвел его к своему стенду на котором он увидел развешанные в ряд «Софринские» иконы промышленного производства. Тер-Оганьян снял со стенда икону, положил на пол и имеющимся у него топором вырубил лик на иконе. Рядом стояли люди. О реакции людей он не мог судить, так как был сосредоточен на происходящем. После того как в иконе был вырублен лик, Тер-Оганьян ее подписал как автор и отдал ему. Он был обескуражен в этот момент, и не осознал что происходит, и не мог дать точную оценку происшедшему. Данную икону он принес домой и через два дня сжег ее. В начале января он позвонил Тер-Оганьяну с требованием выступить в средствах массовой информации и объявить, что тот вовлек его в свою акцию, не поставив в известность о своих намерениях по проводимой им акции на выставке. Дополнительно свидетель пояснил, что на выставке не видел людей желающих, приобрести у Тер-Оганьяна поруганные иконы и если бы он знал о готовящейся акции по осквернению икон, то ни когда бы не принял в ней участия.

(том 1, л. д. 110-112)

Допрошенный в качестве свидетеля Иванов А.А. пояснил, что работает генеральным директором частного охранного предприятия «БОСС», и одним из охраняемых объектов является Центральный Выставочный Зал (ЦВЗ) «Манеж». 04.12.98 г. охрану осуществляли 5 человек, примерно в 21 час он прибыл на выставку к моменту ее закрытия, чтобы проконтролировать завершение рабочего дня. Он узнал , что один из художников рубил репродукции икон. Подойдя к стенду, где были выставлены иконы, он обратил внимание, что около стенда на полу валяются в большом количестве опилки-щепки от икон. На самом стенде еще висели иконы в количестве около 20 штук. Посетители выставки возмущались происшедшим. Присутствующие на выставке художники-участники выставки, сильно были возмущены и говорили, что снимут свои экспозиции в знак протеста. Он узнал, что участник выставки Тер-Оганьян разрубал иконы топором. Технический персонал снимал репродукции икон со стенда, по указанию дирекции ЦВЗ, но Тер-Оганьян, был против этого, однако директор ЦВЗ Каракаш ответил, что не позволит на выставке проводить такие акции. Тер-Оганьян пытался повесить репродукции икон обратно на стенд, но охрана проводила его до выхода, и он ушел с выставки. Оставшиеся репродукции икон были приняты под охрану и на следующий день Тер-Оганьяну вернули иконы и больше он на выставке не появлялся. Его стенд пустовал до конца выставки. (том 1, л. д. 107-109)

Допрошенная в качестве свидетеля Колганова В.В. показала, что имеет художественное образование, закончила Строгановское училище, по образованию художник. По мере возможности старается постоянно участвовать в выставках, где выставляет свои работы. 04.12.98 г. она находилась на выставке и принимала участие в одной из экспозиций. У нее была возможность ходить по выставке и смотреть выставленные работы. Она обратила внимание на стенд, где были развешаны рядами иконы изготовленные промышленным способом, методом цветной печати. Ее покоробило, что иконы были использованы в качестве выставочного проекта. Примерно в 20 часов она услышала от одного из посетителей, что кто-то рубит иконы. Она вспомнила где видела иконы и подошла к этому стенду. Увидела, что нескольких икон на стенде уже не было, а на полу валяются щепки и труха. На стенде увидела объявление которое висело рядом с иконами. На нем было написано, что можно осквернить икону за определенную сумму, она сорвала этот листок и выкинула. Она стала с возмущением ходить по залу с предложением убрать эту экспозицию с выставки. С этой целью она стала подходить к разным людям и рассказывала им, что происходит. Многие возмущались. Она встретила своего знакомого и вместе с ним вернулась к стенду с иконами. Там уже стоял Авдей Тер-Оганьян автор проекта, хотя раньше она его не знала. Далее свидетель пояснила: «Мы сказали Авдею, что бы он немедленно все убрал, что позовем администрацию. Предложили ему покинуть зал, пока его не побили возмущенные посетители. Авдей сказал, что можете меня за это ударить. Я ответила, что «мараться не буду»«. Виктор Санчук отвел меня в сторону и пообещал разобраться. Я знаю, что он сказал кому-то из администрации и насколько я знаю, проект Тер-Оганьяна с выставки был убран в этот же день. В этот же день я встретила Елену Романову, одного из организаторов этой выставки, которая была возмущена и сказала, что просила Тер-Оганьяна не делать ни чего с иконами, и Авдей ей обещал, что иконы будут просто висеть, однако своего слова не сдержал.

Романова очень жалела, что пустила на выставку Тер-Оганьяна. В своих художественных кругах мы обсуждали эту тему и все были возмущены акцией Тер-Оганьяна. Как специалист - художник могу сказать, что акция Тер-Оганьяна не имеет отношения к искусству и все вместе подошли к стенду Тер-Оганьяна, где уже никого не было. Он обратил внимание, что рядом со стендом валяются щепки, труха, а на стенде висели рядами православные иконы. Нескольких икон не хватало. Со слов этой женщины, как он позже узнал, это была Вера Колганова, ему стало известно, что Тер-Оганьян рубил топором иконы. Далее свидетель показал: «Позже, я подошел к Тер-Оганьяну и спросил его о том, зачем это он сделал с иконами. На мой взгляд, его акция не укладывается в понятие художественной, так как акция оскорбляет чувства людей верующих и сообщил о плаче женщины». На что он ответил: «А, они оскорбляют мои чувства - везде свои кресты суют и понавешали своих святых. Мне не нравится, что вообще храмы стоят со своими крестами - меня это оскорбляет». Потом он добавил, что готов ответить за акцию по разрубанию икон в суде. Я обсуждал это событие к кругу искусствоведов, и Марина Бессонова, ведущий специалист в области современного искусства (из Пушкинского музея), заявила, что считает эту акцию постыдной - и чисто политической, не имеющей отношения к искусству. В моих глазах Тер-Оганьян потерял право называться художником есть же определенная ответственность у звания «художник», сейчас же напротив, его используют в качестве алиби, оправдывающего нарушение законов - и всякие мерзости выдают за художественный эксперимент>.

(том 1, л. д. 139-141)

Допрошенный в качестве свидетеля сын обвиняемого Давид Тер-Оганьян, 1981 года рождения, показал, что о готовящейся акции своего отца не знал, участия в подготовке не принимал. Никто из его товарищей не знал о готовящейся акции и участия в ее подготовке не принимал. Почему отец обозначил его и других в объявлении как «Юных безбожников» он не знает, но точно уверен, что ни кто, из перечисленных в объявлении лиц, не давал согласия на свое участие в выставке. Получив от отца несколько пригласительных билетов на бесплатное посещение выставки, он раздал их по своему усмотрению своим товарищам по учебе. После просмотра всей выставки, приглашенные им товарищи уходили, но он остался с отцом до конца выставочного дня. Акцию отца по разрубанию икон он наблюдал со стороны, также его товарищи участия в ней не принимали. (том 4, л. д. 377-380)

Помимо показаний свидетелей, вина обвиняемого подтверждается следующими доказательствами.

Объявлением, изготовленным Тер-Оганьяном, содержащим фразу: «Уважаемые ценители современного искусства, здесь вы можете приобрести замечательный исходный материал для богохульства» и в котором предлагалось всем желающим осквернить икону или получить консультацию по осквернению икон на дому (том 1, л. д. 40).

Обыском, проведенным в мастерской Тер-Оганьяна, в ходе которого были изъяты следующие предметы: топор, которым обвиняемый рубил иконы, фотографии, на которых изображен обвиняемый в момент разрубания икон на выставке, три иконы «Владимирская Божья Матерь», «Спас Вседержитель» и «Спас Нерукотворный», которые находились на выставочном стенде в «Манеже» и остались целыми, две иконы, которые хранились в мастерской Тер-Оганьяна в качестве образцов богохульства. Одна с вырубленным ликом, а другая с наклейками эротического содержания.

(том 1, л. д. 42-43)

Протоколами осмотра перечисленных предметов, фототаблицами и постановлениями о приобщении этих предметов к делу в качестве вещественных доказательств.

(том 1, л. д. 45-50)

Осмотром видеокассеты, поступившей с материалами уголовного дела из Хамовнической прокуратуры, и видеозаписи содержащейся в ней, расшифрованной в виде стенограммы, приобщенной к материалам уголовного дела в качестве вещественного доказательства. Из видеозаписи следует, что на вопрос корреспондента, первая ли это акция связанная с осквернением икон, Тер-Оганьян заявил, что это не первая акция. Аналогичную акцию он проводил в Черногории в Югославии, где показывал образцы надругательства над религией, что вызвало огромный скандал и закрытие выставки. В этом же интервью, на вопрос корреспондента, какие у него претензии к православию в России, Тер-Оганьян пояснил: «Пока оно, православие, занимало маргинальное положение в советское время, у меня никаких претензий к нему не было. У меня претензия, что православие претендует на роль идеологии сейчас и, на мой взгляд, это чудовищно».

(том 1, л. д. 56-68)

Осмотром видеокассеты, предоставленной телекомпанией «Московия» и видеозаписи, содержащейся в ней, расшифрованной в виде стенограммы, приобщенной к материалам уголовного дела в качестве вещественного доказательства. Из просмотра видеозаписи видно, что Тер-Оганьян демонстрирует образцы надругательства над религией, хранящиеся у него в мастерской, перебирая такие способы надругательства, как дырка в иконе, разрубание топором, отпечатки обуви, тексты нецензурного содержания.

(том 1, л. д. 84-90)

Следствие, анализируя доказательства собранные по делу, приходит к выводу, что Тер-Оганьян действовал с прямым умыслом, направленным на возбуждение религиозной вражды. Это подтверждается, прежде всего, его крайне негативным отношением к православной религии, что подтверждается приведенными выше видеозаписями его интервью, которые он давал в период, до возбуждения уголовного дела. В ходе предварительного следствия, Тер-Оганьян утверждал, что его умысел не был направлен на возбуждение религиозной вражды, что по мнению следствия является надуманным, имеющим целью уйти от ответственности за совершенное преступление. Кроме того, умысел подтверждается тщательностью подготовки к реализации преступной акции по разрубанию икон.

Так, им заранее было подготовлено в нескольких экземплярах соответствующее объявление по осквернению икон, подготовлен топор. Для надругательства над православной религией им были, не случайно, отобраны иконы, имеющие особую значимость для православных граждан, образы которых являются основными в православной вере. Он заблаговременно не оповестил устроителей выставки, о своих преступных намерениях, заранее предполагая, что ему будет отказано в проведении данной акции, что собственно и было сделано со стороны организаторов выставки, прекративших его преступные действия и снявших его экспозицию до конца выставки. Преступный умысел подтверждается и тем фактом, что о готовящейся акции Тер-Оганьян никого не поставил в известность, хотя в объявлении указал группу молодых людей, во главе со своим сыном, обозначив их как «Юных безбожников». Таким образом, стараясь придать своей акции значимость, искусственно создавая видимость поддержки своей преступной акции со стороны некоторых граждан. В отношении группы лиц, заявленных Юными безбожниками», прекращено уголовное дело, как не имеющих отношения к совершенному Тер-Оганьяном преступлению. Следствием особо придается значение словам Тер-Оганьяна, произнесенным сразу после того, как он покинул выставку по настоянию администрации. Реагируя на замечания посетителей выставки, об оскорблении их религиозных чувств, заявил следующее: « А они оскорбляют мои чувства - везде свои кресты суют и понавешали своих святых. Мне не нравиться, что вообще храмы стоят со своими крестами - меня это оскорбляет» (том 1, л. д. 141). Данное высказывание, по мнению следствия, отчетливо демонстрирует отрицательное отношение Тер-Оганьяна к православному вероисповеданию, и говорит о прямом умысле его действий направленных на возбуждение религиозной вражды, совершенных публично.

Вина обвиняемого также подтверждается следующими собранными по делу доказательствами.

Заключением историко-искусствоведческой экспертизы, данным специалистом в области древнерусского искусства, согласно которому иконы разрубленные Тер-Оганьяном представляют собою печатные репродукции, исполненные типографским способом и наклеенные на оргалитовую основу. Не имеют исторической и культурной ценности, не являются памятником истории и культуры.

Отвечая на вопрос следствия: Являются ли изображения икон значимыми для социальной памяти, либо общественной нравственности православных граждан? Эксперт дал следующее заключение: «Согласно догматическим установлениям православия, иконы, несущие на себе изображения Христа, Богоматери, святых, являются священными предметами и подразумевают уважение к ним. Формулировки этого установления содержатся в Деяниях Седьмого Вселенского собора, состоявшегося о 786-787 гг. Там говорится: «Всякое изображение, сделанное во имя Господа, или ангелов, или пророков, или апостолов, или мучеников, или праведников, свято; потому, что поклонение воздается не дереву, но тому, что созерцается на дереве и что вспоминается». Далее:

«Хотя бы честные иконы были делом неискусной кисти, их следует почитать ради их первообразов». Далее: «Наносящий бесчестие изображению… наносит оскорбление тому самому, изображением чего оно служит... Указанные положения лежат в основе теории, учения и практики православной церкви, в том числе Русской православной церкви, до настоящего времени». Эксперт делает выводы: «изображения икон являются значимыми для социальной памяти и общественной нравственности православных граждан, а действия Тер-Оганьяна выражают подрыв доверия и уважения к религиозному вероисповеданию граждан».

(том 1, л. д. 69-73)

Заключением историко-искусствоведческой экспертизы, данным специалистом по современному искусству, согласно которому следует: «Действия Тер-Оганьяна по разрубанию икон невозможно считать ни проявлением какого-то направления в современном искусстве, ни явлением искусства вообще». «Тер-Оганьян претендует на престижный в наших условиях статус художника- авангардиста, однако его действия по разрубанию икон можно считать не более чем примитивной имитацией отдельных моментов практики авангардизма».

(том 1, л. д. 74-77)

Заключением богословско-искусствоведческой экспертизы, согласно которой следует: «Иконы уничтоженные Тер-Оганьяном на выставке в «Манеже», являются художественно оформленными предметами культового назначения», и «имеют огромную историческую, культурную ценность по признаку особой значимости для социальной памяти, общественной нравственности граждан, исповедующих православие». В своем заключении эксперт отметил: «Все предметы культового назначения, используемые в жизни Православной церкви, вне зависимости от их художественной значимости, являются святыней. В соответствии с учением Православной Церкви и догматом об иконопочитании они представляют собой святыню, поругание которой является одновременно и оскорблением чувств верующего православного народа и выражением презрения к историческим ценностям этого народа... Образ Владимирской Божьей Матери - главная святыня Русской Православной церкви. С этим образом православные люди на протяжении веков связывали свои победы над захватчиками и поработителям. В настоящее время чудотворный образ Владимирской Божьей Матери, прототип всех икон носящих это имя, находится в Государственной Третьяковской галерее и пользуется особым почитанием всего русского народа...0браз Нерукотворного Спаса на протяжении веков был знаменем Русского воинства, совершавшего великие, победы, начиная с Куликовской битвы, положившей начало русской государственности. Образцы этих стягов русской славы, можно увидеть в экспозиции государственного Исторического музея. Деяние, совершенное Тер-Оганьяном, способно возбудить среди православных граждан чувство естественного недоверия и вражды к согражданам-атеистам и представителям других религиозных исповеданий, возбудить религиозную вражду»... Эксперт делает выводы, что действия Тер-Оганьяна по разрубанию икон вызывают неприязнь, чувство ненависти к образу жизни, культуре, традициям, религиозным обрядам граждан, исповедующих православие, способны возбудить религиозную вражду, как совершенные публично.

(том 1, л. д. 78-82)

Массовым обращением граждан в прокуратуру г.Москвы, возмущенных действиями Тер-Оганьяна посягающими на честь и достоинство граждан, их конституционные права и свободы, их отношение к религии. Следствием приводятся некоторые выдержки из обращений граждан, в том числе и коллективных. Из обращения семьи Петрухиных и других: «Мы, нижеподписавшиеся, расцениваем это, как оскорбление национальной святыни, православия, оскорбление наших религиозных чувств и национального достояния».(том 2, л. д. 30) Из обращения супругов Зелениных: «Произошло оскорбление религиозных чувств верующих, которое ведет к разжиганию вражды и столкновениям, расчленяет общество», (том 2, л. д. 32) Из обращения Кирилловой: «Если все это будет замолчено и пройдет безнаказанно, я и все мои друзья примем участие в решительных действиях по защите православия, которые пройдут в Москве», (том 2, л. д. 86) Из обращения Ельцева, члена Союза художников: «Против… осквернителей православных святынь должны быть приняты меры, так как их действия оскорбляют чувства верующих и провоцируют столкновения на религиозной почве» (том 2, л. д. 90). Из обращения Симоновой, ст. научного сотрудника МГУ: «Может быть, голос мой слишком слаб, но я считаю, что такое надругательство над чувствами православных верующих должно быть осуждено по закону, как разжигание религиозной розни в нашем обществе, и так слишком далеком от стабильности», (том 2, л. д. 142) Из обращения Гранкина и других: «Поэтому открытое, наглое, обдуманное надругательство над православными святынями, и не где ни будь, а в центре Москвы,- столице государства, где основная часть населения считает себя православными христианами, можно расценить только как стремление определенных сил вызвать религиозную вражду в обществе» (том 2, л. д. 144). За время следствия в адрес прокуратуры не поступило ни одного обращения в поддержку действий Тер-Оганьяна. Все обращения граждан приобщены к материалам уголовного дела.

(том 2, том 3, том 4)

Изучением личности обвиняемого установлено, что он ранее не судим, на учете в ПНД и НД не состоит, по месту жительства характеризуется нейтрально, имеет двоих несовершеннолетних детей. На основании изложенного, обвиняется в том, что совершил действия, направленные на возбуждение религиозной вражды, совершенные публично, а именно: 03.12.98 г., он заключил договор № 70 с дирекцией Центрального Выставочного Зала «Манеж» на свое участие в Международной художественной ярмарке «Арт-Манеж», где по условиям договора должен был выставить свой авторский проект, умышленно не поставив заранее в известность устроителей выставки о теме проекта.

04 декабря 1998 года, в Центральном выставочном зале «Манеж» (Москва, Манежная пл.1), в период проводившейся художественной выставки «Арт-Манеж», имея умысел на совершение действий в наглядно-демонстрационной форме направленных на возбуждение религиозной вражды, выставил свой авторский проект под названием «Юный безбожник». На предоставленном ему стенде, вывесил более 20 православных икон:

«Владимирская Божья Матерь», «Спас Нерукотворный», «Спас Вседержитель», приобретенных им накануне в иконной лавке «Софрино». Рядом с иконами, в доступном для обозрения посетителями выставки месте, повесил заранее изготовленное объявление, в котором предлагалось осквернить любую из выставленных икон за определенную плату. В период с 19 до 21 часа, призывал и вовлекал граждан совершить действия по осквернению икон, а затем в присутствия многочисленных посетителей, снимал со стенда иконы, клал на пол и заранее приготовленным топором, разрубил несколько икон, чeм вызвал возмущение граждан и организаторов выставки. Своими действиями, Тер-Оганьян А. С. совершил преступление, предусмотренное ст. 282 ч .1 УК РФ.

Обвинительное заключение составлено в г.Москве 25 марта 1999 года. На основании ст.ст. 35 и 207 УПК РСФСР уголовное дело направляется прокурору города Москвы для утверждения обвинительного заключения и передачи в суд.

Следователь по особо важным

делам прокуратуры г.Москвы

Ю.Ю.Крылов


© Игорь Куликов, 1999 г.

Московское издательство «ПаломникЪ» издает новые тома энциклопедии «Новые религиозные организации России деструктивного, оккультного и неоязыческого характера», приобретая которые, вы получаете доступ к полной версии энциклопедии, обширным аналитическим материалам, информации о сотнях новых культовых групп, огромной базе документов и массиву фотографий. Приобрести книгу, как в розницу, так и оптом, жителям Украины удобнее в Интернет-магазине «Благовест», оплатив стоимость пересылки книги из России, или в самом издательстве «ПаломникЪ». Главный редактор издательства - Павел Николаевич Роговой. Адрес издательства: 127015, Москва, ул. Бутырская, 86 Б, тел. (499) 972-36-45, e-mail: [email protected]


ЭНЦИКЛОПЕДИЯ «НОВЫЕ РЕЛИГИОЗНЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ РОССИИ ДЕСТРУКТИВНОГО, ОККУЛЬТНОГО И НЕОЯЗЫЧЕСКОГО ХАРАКТЕРА»

Том 7. Возбуждение религиозной вражды. Исследования. Факты. Терминология


Вернуться к содержанию энциклопедии

Вернуться к содержанию VII тома

Вернуться к списку документов об акции Тер-Оганьяна
 
29 июля 2009 admin
 

ПОХОЖИЕ НОВОСТИ

  • Секта «Фалуньгун» вербует харьковчан под прикрытием художественной выставки и при поддержке Дома ученых
  • Обращение Общественного Комитета «За нравственное возрождение Отечества» по поводу акции Тер-Оганьяна
  • Обращение Союза Общественных Объединений по защите чести и достоинства русского народа по поводу акции Тер-Оганьяна 4.12.1998 г.
  • Оценка Патриарха Московского и всея Руси Алексия II действий прокуратуры Москвы по привлечению в качестве обвиняемого осквернителя икон А.Тер-Оганьяна
  • Направленная на возбуждение религиозной вражды антихристианская акция Авдея Тер-Оганьяна 4 декабря 1998 г.
  •  
     
    Раздел форума
    Обсуждаемая тема
    Автор сообщения
    Время