Сентября 26, 2017, 22:06:36 pm *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: SMF - Just Installed!
 
   Начало   Помощь Поиск Календарь Войти Регистрация  
Вернуться на сайт «Украина сектантская»

Страниц: [1]   Вниз
  Печать  
Автор Тема: К причинам упадка унии на Закарпатье  (Прочитано 1485 раз)
stopfools
Старший писатель
***
Offline Offline

Сообщений: 191


« : Февраля 16, 2016, 17:44:24 pm »

Сегодня можно заметить развитие православия на Закарпатье. Зато греко-католическая церковь здесь переживает период застоя. Можно предположить, что причиной этого были времена подполья, когда греко-католическая церковь погибала, тогда как православная развивалась. Однако из подполья греко-католики вышли двадцать пять лет назад.
Это достаточное время, чтобы восстановление потерь, как материальных, так и духовных, было, по крайней мере, заметным. Судя по церкви как строениям, возрождение произошло. А вот относительно Церкви, как Тела Христова, возрождение не произошло. Во времена подполья овцы были без пастырей, а сейчас наоборот.
Ранее причинами упадка греко-католицизма на Закарпатье также была мадьяризация духовенства и его низкий уровень. В наше время причины остаются те самые, что и в прошлом. И тем лицом, которое заботится именно о таком положении Церкви - Тела Христова, является слуга «Великой Венгрии» - Кир Милан Шашик. Мадьяризация, как в подполье, так и в наше время, словно раковая опухоль подтачивает живой организм Христовой Церкви на Закарпатье.
И что больнее всего - это делается при содействии местного церковного иерарха, который посвящает в священники только тех лиц, кто даст клятву, что не будет служить украинскому народу. Немаловажной причиной упадка Мукачевской епархии является также употребление в богослужениях старославянского языка. Этот язык мертв и его не понимает не только среднее и молодое поколение, но также и дьяки, выдающие себя за знатоков этого языка.
Более того, даже духовенство, которое высказывается за то, чтобы в богослужениях употреблять только старославянский язык, его не знает. Если же речь идет о местном епископе, то его преосвященство, можно сказать, заставляет использовать этот язык в богослужениях, тем самым отторгая людей от церкви. Между собой мы говорим на понятном для обеих сторон языке. Почему же тогда с Богом нас заставляют говорить на языке, который только отдаляет нас от Него, а не сближает? Разве Богу приятно слышать от нас молитвы, которые мы сами не понимаем?
Это касается и церковнославянских напевов. Неоднократно можно было услышать от духовенства Мукачевской епархии во главе с ее иерархом, что это наши традиционные напевы, и мы должны их беречь. Если речь идет об определении «наши», то каким образом они могли таковыми стать, если во времена, когда они были составлены, жители Закарпатья не могли купить себе хлеба, если не обратились к продавцам по-венгерски? В те времена ничего не было нашего. Разве талантливые люди того времени могли составить себе «свои» напевы?
Списание богослужебного пения было поручено профессору музыки при дьяковско-учительской семинарии о. Ивану Бокшаю. Упрочить церковное пение в Мукачевской епархии постановил епископ Фирцак по поручению епархиального синода, который состоялся в Ужгороде в 1903 г. Тогда же мадьяры арестовали инициаторов православного движения в с. Иза. Причиной этого движения был мадьяризованный душпастырь о. Андрей Азария, который стеснялся своего украинского происхождения и языка и поэтому завел в селе мадьярскую школу вместо украинской.
В начале 1904 года в Мараморосском Сигете состоялся суд над простыми крестьянами, которые выступили против мадьяризации. Осудили их «за измену государству». На основе этих событий трудно утверждать, что пение было составлено украинское. Оно скорее венгерское. И в наше время в Украине нам говорят, нас даже принуждают выражать веру в Бога этим мадьяризованным пением. Даже сама Гайдудорожская епархия была создана с целью «перемешать украинское и румынское население с мадьярским, наставлять во главе таких иерархий епископов-патриотов, чтобы ускорить мадьяризацию меньшинств».
В мадьяризации Закарпатья немалую роль играл Мария-Повчанский монастырь. Сначала он был местом искренней молитвы и чудесных исцелений, однако впоследствии превратился в средство политического влияния. Венгерское правительство старательно использовало в своих целях большое количество паломников из Закарпатья к чудотворной иконы Божьей Матери. Учитывая то, что после войны село Повча оказалось вне границ Закарпатья, стараниями отцов-василиан папа Пий XI подарил им старинную икону Божьей Матери (1453 года), которую владыка Гебей торжественно интронизировал в Василианском монастыре св. Николая в г. Мукачево 27 июня 1926 г.
И важно обратить внимание, что икона была подарена ордену в Мукачево не потому, что к Марии-Повче не было уже доступа, а чтобы закарпатцы это место не посещали. Ведь после создания мадьярской епархии в 1912 году мадьяризованные греко-католики добивались, чтобы Мария-Повчанская парафия также перешла на мадьярский язык в богослужениях и приняла новый календарь. Поскольку ордену не удалось перенести Мария-Повчанскую икону Божьей Матери – основной мотив паломничества украинцев Закарпатья, а с другой стороны хотелось покончить с закоренелой политикой Венгрии на Закарпатье, в Мукачевском монастыре появилась своя икона.
Анализируя состояние Христовой Церкви в Закарпатье, можно заметить, что она и сегодня подвергается преследованиям изнутри, от своих. И что хуже всего - претерпевает их от духовенства, во главе со своим епископом. Внутренние преследования Мукачевская епархия испытывала неоднократно. С 17 в. велась полная мадьяризация Мукачевской епархии. В венгерский период на Закарпатье (1939-1944) украинские монахи Василианского ордена сильно натерпелись от своих венгерских собратьев.
В 2009 году при содействии Мукачевской епархии и финансовой поддержке Ужгородской греко-католической академии прошла презентация украинского издания воспоминаний священника Степана Бендаса «Пять лет за колючей проволокой», в которой автор обнаруживает, не скрывая этого, презрительное отношение к украинцам и всему украинскому. Причем это лицо было в списках мучеников Мукачевской епархии УГКЦ.
Хотя отец Степан, как и многие ему подобные, подвергся репрессиям от советской власти, но стоит заметить, что представители тогдашней власти судили их не за служение Христовой Церкви, а за служение Венгрии. Униатские священники продавали наш украинский народ мадьярской жандармерии, предавали его, прикрываясь служением Богу, и за это понесли справедливое наказание. Удивительно лишь то, что нынешняя церковная власть в Мукачевской епархии выдвигает их в списки блаженных.
В XIX в. венгерское правительство всеми силами взялось за уничтожение проукраинских священников с помощью их венгерских собратьев по священству. В 20 в. вышеупомянутое правительство истребляло украинскую ветвь отцов ордена на Закарпатье. Оно депортировал их из родного Закарпатья в румынскую Трансильванию. По воспоминаниям очевидцев, немаловажную роль в этом сыграли василиане из венгерской провинции.
Политика Венгрии была подлой и коварной. Эта политика уничтожала украинских патриотов украинцами-предателями. К сожалению, эта политика и дальше, как болезнь, продолжает действовать в настоящее время. Тот, кто хранит украинские традиции, подвергается преследованиям от церковной иерархии и сейчас. Зато тот, кто признает венгерские традиции, радуется выгодам и почетным титулам. Кто признает святыми украинских мучеников, тот познает мученичество подобно тем, кому уже молится.
Печально состояние и Ужгородской духовной академии. На основе политики местной церковной иерархии трудно предположить, что будущих священников в семинарии воспитывают в духе служения украинскому народу. Духовная академия по-прежнему мадьяризована и заражена политикой и духом стяжательства. Об этом свидетельствует уровень духовенства в Мукачевской епархии.
Записан
Страниц: [1]   Вверх
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by MySQL Powered by PHP | Sitemap Valid XHTML 1.0! Valid CSS!
Страница сгенерирована за 0.022 секунд. Запросов: 21.
Все права соблюдены